Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Идеология Победы как национальный проект» 
Виталий Аверьянов

Опубликовано в: Актуальное, Будущее России

Мы оказались в пересменке истории, на перепутье, и нам не от кого ждать подсказок – ни от Запада, ни от Востока. Секрет нашей Победы – в нас самих.

Введение. Идеология здесь, в нас, вокруг нас

Народ как государственное целое, как носитель цивилизации должен быть зрячим, представлять, кто он и куда идет. Лишенный идейных основ, идеологических понятий – народ слеп.

Настоящая работа несет в себе идеологический посыл, выраженный в концентрированных и емких тезисах.

Идеология – система взглядов и установок, которая при определенных условиях становится основой официального мировоззрения ведущего, правящего слоя общества, а через него – транслируется народу.

При этом высокоорганизованные государства не существуют без верховной идеологии. Обратное утверждают лукавцы и лицемеры.

Идеологию можно и не называть идеологией – в таком случае она будет жить под личиной других понятий. Исторически часто так и случается.

В России в условиях «деидеологизации» и конституционного запрета на официальную идеологию в 90-е а затем и в нулевые годы такая негласная идеология, она же – мировоззрение доминирующего слоя – существовала.

Эта скрытая идеология, нацеленная на демонтаж старого советского наследия в ее социальном и духовном содержании, не только не должна была, но и не могла бы быть объявленной во всеуслышание: она явилась организационным оружием против большинства – оружием в руках компрадорского, хищнического меньшинства.

В превращенной форме эта идеология подобно кривому зеркалу воздействовала на все общество, рисуя ему ложный и порочный образ самого себя.

Она внушала инвективы, призванные увековечить состояние Смуты, вовлечь все общество в качестве действующих лиц в непотребное действо – ритуальный спектакль «Закат Великой России».

Идеологический официоз этой эпохи – классический образчик того, что Энгельс называл «ложным сознанием», то есть неким конструктом или симулякром, средством «околпачивания» большинства, целенаправленно угнетаемого, обворовываемого и развращаемого.

Все разнообразие идейных поисков и идеологического творчества носители официальных установок старались не замечать, а картину идей сводили к линейной логике: существуют, дескать, либо «прогрессивные» силы, зовущие в безальтернативное царство «свободы», к растворению в объятиях глобального мира; либо силы «реакционные», тянущие назад, в тоталитаризм, в «коммуно- фашизм», и т.д.

Смысл запрета на официальную идеологию состоял еще и в том, чтобы избавить власть имущих от необходимости объяснять напрямую свою мотивацию, создавая для них максимальный комфорт безответственности.

Во многом это состояние сохраняется до сих пор, ведь российские элиты изо всех сил сопротивляются самой мысли о возвращении в жизнь ведущей идеологии.

Принцип «Разделяй и властвуй!» все эти 30 лет эффективно работал в России, подтверждая ее квази-колониальный статус как государства, и статус ее власти как не суверенной.

Власть в РФ исполняла роль «временной дирекции предприятия», обеспечивающей недружественное поглощение активов прежней корпорации-РСФСР внешними хищниками, тогда как внутрироссийские хищники служили их филиальной сетью.

Такой порядок вещей предполагает искусственно поддерживаемую разрозненность, атомизацию и поляризацию общества, его раскол по многим линиям, в первую очередь – по линии: винеры / лузеры, или: те кто «умеет жить» / презренная масса.

__________

Идеология и образ будущего, о которых пойдет речь в нашем докладе, носят прямо противоположный характер. Мы радеем о консолидирующей, интегрирующей, а не раскалывающей социум системе мировоззрения. Переход к такой системе назрел.

Новая консолидирующая общество идеология должна выстраиваться как коллективное политическое вероучение, а не как совокупность частных мнений или предписаний сверху. В противном случае она обречена на провал.

Просыпающаяся от травматической спячки цивилизация остро нуждается в интегрирующей идеологии. Эта идеология еще только проклевывается в противоречивом и непоследовательном лепете приходящего в чувство имперского сознания.

Ее нежный росток пока зиждется, почти целиком и полностью, на категории Великой Победы 1945 года, – что, конечно же, неслучайно.

В 2000-2020 гг. власть предприняла определённые усилия к восстановлению традиционного патриотизма вокруг образа страны-победителя. В этом сказалась верная интуиция как власти, так и общества, которое охотно откликнулось на этот образ, на идею Священной Победы.

Можно даже говорить о том, что у современной России уже есть идеология – идеология Победы, но она пока еще существует в эмбриональном состоянии.

Нужны уста, которые огласили бы ее, вывели из полу-небытия на свет, показали связь Победы со всей национальной жизнью.

В нашей Победе действительно слились все имперские тенденции, в ней по существу примолкли распри «красных» и «белых», притупились многие предвоенные противоречия. Это была грандиозная, мистическая, религиозная по своему духу Победа.

Но Великая Победа не может быть лишь состоянием бездеятельного торжества, или неким благим воспоминанием, тем более мы не имеем права допустить ее вырождения в псевдо-идеологическое самолюбование.

Что сегодня значит для нас Победа? Как она связана с другими насущными победами в отечественной истории, в ее науке, культуре, повседневной жизни, с личными победами человеческого духа, ставшими достоянием всех остальных?

В ответах на эти вопросы – нерв новой идеологии, сущность Русской Мечты. И мы будем раскрывать эту тему – наследия побед – в нашем докладе.

И в то же время такое широкое понимание не отменяет острой нужды в фокусировке на том, над чем и над кем нам предстоит одержать в ближайшем будущем новую Победу, Победу-наследницу.

Ложное миролюбие сегодня, в начале XXI века – означало бы не столько благодушие, сколько малодушие и неготовность смотреть правде в глаза.

Поэтому важнейшими для новой идеологии являются образы и концепты Нового Потопа и приближающей его транснациональной антисистемы, а с другой стороны – Нового Ковчега, которым призвана стать Россия[2].

В построении страны-Ковчега, Государства Развития, обуздания и отражения новейших угроз и заключается главное наше взыскание, чаемая нами Победа нового поколения.

__________

Параллельно либеральным реформам 90-х и их инерционному продолжению в путинской России у нас не прекращалось биение подлинной общественной мысли, кипела интеллектуальная жизнь альтернативная господствующим взглядам.

Загнанная в политическое подполье, она прорывалась на поверхность в виде более или менее ярких выступлений, при этом высокомерно осмеивалась как нечто маргинальное.

Как оказалось, едва ли не все живое в идеологическом поле, что сохранилось в России, развивалось именно внутри этой презираемой в 90-е и нулевые годы среды, оттесненной от реальной политики.

Изборский клуб возник как раз на почве этих сущностно альтернативных взглядов. Идеология изначально была призванием всех членов изборского сообщества, которые могут по праву быть названы идеологической контрэлитой.

Наш клуб начал оформляться в единую силу в тот момент, когда произошел кардинальный разлом внутри доминирующего слоя – распавшегося на «охранителей» режима и Болотную фронду.

Будучи контрэлитой, изборцы никогда не могли быть охранителями. Все они так или иначе выступали за прорывное, бурное развитие государства, а не за ложную стабильность, прикрывающую деградацию российского народа и сохранение офшорного рая для олигархических кланов.

Вызов Болотной как риск скатывания страны в новую острую фазу Смуты, в повтор 90-х годов заставил будущих изборцев собраться воедино, чтобы не допустить этого…

У самой власти не оказалось на тот момент в достаточном числе эффективных интеллектуальных кадров, чтобы противостоять пресловутым взбунтовавшимся «нашим лучшим людям», которых эта власть сама же пестовала и культивировала в течение двух десятилетий.

Вместо убежденных идеологов и трибунов рядом с властью паслись журналисты, политтехнологи и пиарщики, они кормились выборами и партийным строительством, осуществляемым по формалистским шаблонам, а во время прорвавшегося гнойника «московского майдана» оказались бесполезными.

Изборский клуб в первые годы своего существования столкнулся со странным явлением: крупные чиновники, представители так называемых элит как в центре, так и в регионах – практически все без исключения – в общении с нами заявляли себя как открытые патриоты и признавались, что они долгие годы изучали изборских идеологов, сочувственно следили за ними.

Как бы то ни было, внутри политических элит России несмотря ни на что складывается новая генерация деятелей, внутренне готовых к идеологии, созревших для ее выдвижения в центр национального бытия.

__________

Историческая функция новой ведущей идеологии России XXI века состоит, на наш взгляд, в том, чтобы стать смысловой конструкцией организационного оружия нового поколения. Это залог выживания страны. Именно поэтому идеология и насущна, и неизбежна.

Мы излагаем эти тезисы исходя не из того, что они будут разобраны на отдельные элементы, теряющие смысл вне единого целого и затем использованы как риторический декор на уровне сложившейся матрицы политического пиара.

Для нас эта работа никак не связана с выборным циклом, не привязана к таким мертворожденным конструкциям как «транзит власти» или «преемник», которые в России совершенно не работают.

Речь идет о стратегических смыслах, о новой системе координат, а не о политтехнологических комбинациях.

Подлинную легитимность придают власти мечта и образ будущего, которые исповедует большинство общества. Это делает нацию субъектной.

Выборы же, конституция и законы как источники легитимности — вторичны по отношению к ведущей философии государства, его идеологии, как формам активной субъектности.

В течение 2021 года наш клуб провел ряд семинаров и обсуждений, большинство его участников отточили свои предложения и выпустили их в виде авторских статей.

Был напечатан посвященный этому выпуск журнала «Изборский клуб» (№ 3 за 2021 год), затем был подготовлен еще один выпуск вокруг этой же темы, и он выйдет в ближайшее время, включая в себя, в том числе, и данный интегральный доклад.

Сегодня, пройдя целый круг сборки идеологического концепта внутри Изборского сообщества, мы приглашаем другие патриотические клубы России а также отдельных мыслителей и идеологов к свободному обсуждению и высказыванию своих предложений.

Предложения могут формулироваться как на альтернативной основе, так и в виде дополнений, уточнений к нашей работе, а также как критические замечания.

В идеале нам видится такой сценарий: к работе подключаются творчески плодотворные эксперты, их предложения анализируются и обобщаются, и на основе консенсуса создается межклубная рабочая группа идеологов-концептуалистов.

Эта группа и могла бы выступить в качестве коллективного собеседника власти, тем самым возвращая принципы соборности в идейно-политическую жизнь страны.

Цель наших устремлений – консолидация, интеграция, преодоление идейного раскола. В перспективе это позволит преодолеть и расколы: исторический, социальный, экзистенциальный. Это, в конечном счете, единственно возможный путь идеологического строительства.

Ведь жизнеспособную идеологию, которую приняло бы общество, в которую поверили бы люди – идеологию как вероучение, как символ веры в Россию! – нельзя списать у других народов и цивилизаций.

Ее нельзя разработать в административном стиле, поскольку получится бюрократическая бумага.

Идеология по своему естеству является результатом общих усилий. В то же время интегративная, консолидирующая идеология не предложит взглядов, которые были бы близки всем без изъятия.

Такой системы воззрений, с которой были бы согласны 100% граждан, попросту не бывает в природе. Даже в условиях войны или великих катастроф, когда нация консолидируется, превращаясь в единый фронт по борьбе с бедой, существуют те, кто предпочитает стать предателями, коллаборантами, мародерами. –

(В нашем случае речь идет, прежде всего, об ориентированной на транснациональные центры околополитической либеральной богеме а также о не совсем вменяемой публике, которую ранее называли «демшизой».) Создание общего с ними «образа будущего» невозможно, а попытки такого рода компромиссов – вредоносны для будущего России.

Мы предлагаем здесь не план действий, не программу, а идейную повестку. Планы и программы по разным сферам и отраслям национальной жизни тоже понадобятся, но многие из них уже были разработаны и опубликованы в докладах Изборского клуба за 9 лет его существования.

Эта та телега, которая не должна идти впереди лошади – идеологии[3].

__________

Мы исходим из того, что государство уже теперь мучительно возрождается. При этом опасность скатывания обратно в Смуту велика.

Если квази-колониальным элитам удастся вновь заблокировать суверенное развитие – в таком случае Россия обратится в «больного человека Евразии», сильно рискующего быть отданным на съедение.–

Стать жертвой, принесенной ее конкурентами ради временного смягчения геополитических противоречий и углубляющегося общемирового кризиса.

Мы являемся сторонниками скорейшего пришествия Пятой империи в ее полноценном, развернутом виде. (Первыми четырьмя империями мы называем Русь–Россию киевского цикла, затем Московское государство, далее Российскую романовскую империю и, наконец, Россию в формате СССР.)

Ход истории неумолим, и Пятая империя как новая форма живой Русской цивилизации неизбежна. Но прийти она может либо через революцию сверху, относительно бескровную, либо через катастрофу и сопутствующий ей социальный взрыв.

Речь идет не об очередной идеологической утопии, но о своего рода «вечной идеологии» – которая прорастает сквозь века, проходит через «черные дыры» нашей истории как ее невидимая ось, преодолевает временные помрачения, с забвением своей сущности, либо с ее агрессивным искажением…

Что же это за «вечная идеология», как ее обрести и распознать?

Она должна отражать вековую русскую мечту, воплощать в себе русские цивилизационные коды, объяснять все исторические перипетии народа и формы созданного им государства и объединять все это в новой смысловой непрерывности.

Идеология должна не только парить над человеком, поднимая его взор в высшие смыслы, но и объяснять человека и указывать его путь в будущее, его место внутри грандиозного целого.

«Вечная идеология» России укоренена в русской и мировой истории, имеет вселенский характер, и ни на какой иной масштаб взысканий русская душа просто-напросто не откликнется.

Идеология — здесь, в нас, вокруг нас. Тем, кто сомневается в этом – надо приглядеться, прислушаться. Перечитать скрижали русской философии, романы и поэмы «золотого» и «серебряного» веков.

Прошагать с Бессмертным полком. Промчаться по Крымскому мосту через керченскую лазурь. Увидеть, как в Северодвинске спускают на воду тысячетонный «Борей».

Схватиться в яростном споре с врагами Государства Российского. Отправить помощь защитникам Донецкого кряжа, отстаивая право русских республик на воссоединение с Россией, на возрождение большого Русского мира.

Через все это уже и сейчас приоткрывается нарождающаяся идеология Пятой империи, в которой угадывается все тот же, что и всегда, дух «континента Россия».

Приоткрывается идеология и в нескольких геостратегических проектах, которые как будто исподволь осуществляются Россией:

это и восстановление в Арктике полярной русской цивилизации, разрушенной в 90-е годы;

это и закрепление России на Дальнем Востоке, где она осуществляет ключевые высокотехнологичные производства;

это и южный средиземноморский проект с военными базами в Осетии, Абхазии, в Крыму и в Сирии.

Внесенные в 2020 году по инициативе президента Путина поправки в Конституцию по многим направлениям явились утверждением суверенитета, цивилизационного самоопределения России. Это был важный шаг вперед, приближающий возвращение идеологии.

Призывая вернуть в национальную жизнь идеологию, мы предлагаем не «интеллектуальное изнасилование» общества, которому навяжут новую догму, – но замысел Общего Дела.

Мы предлагаем идеологию с опорой не на придуманные или позаимствованные где-то химеры, а на исторически существующий, выплавленный в горниле истории тип – человека-носителя великой оригинальной цивилизации.

Этот тип человека – читатель, и ты наверняка относишься к этому типу! – является одновременно и основой нашей идеологии, и ее главным адресатом.

Для того чтобы «притянуть» на землю и включить в работу мировоззренческую волну вечной идеологии (идеологии России Вечной), власть должна не просто допустить историческое творчество, а впустить его внутрь себя.

Тогда она сможет добиться изменения атмосферы в народе, пробудить его дремотную душу. Расшевелить в нем мощные центростремительные силы через тонкую духовно-эмоциональную сферу, через Мечту[4].

1. Русский код и русский гений

Мировая история есть схватка мифов, схватка видимых и невидимых идей, и русский миф – наше грозное и победоносное оружие, которое не должно лежать в ножнах.

Идеологию Государства Российского в его современном исполнении не выразить без понятия «русский цивилизационный код», который в действительности представляет собой разветвленное древо, состоящее из множества связанных между собой кодов.

«Русские коды» — это навыки, уменья, духовные приёмы, определяющие неповторимость русского человека.

Это способы достижения и воплощения мечты, заветные секреты мастерства, примеры высших образцов, шедевров, добываемые из житий и деяний предков, «военные хитрости» цивилизации, ведущей духовную брань.

Эти коды позволяют народу не изменить своей Мечте, превозмогать напасти и бездны, преодолевая преграды, претерпевая падения и поражения, в стремлении к идеалу и победе.

Мудрый правитель, опираясь на знание этих кодов, запуская их, может направить народ на великие свершения. Если же кодами овладеет враг, он может погасить, подавить народ, остановить и разорвать русское время.

Начиная с эпохи «перестройки» противник топчет эти волшебные русские коды, делает все для того, чтобы они никогда не попали в руки российской власти.

Власть же действует в основном рефлекторно и инстинктивно. У нее многое не получается – оттого, что земной ресурс она не умеет сочетать с ресурсом небесным.

Перечислим несколько основных, краеугольных русских кодов, потому что без них невозможно понимание сущности нашей «вечной идеологии».

Первый код, ключ ко всем кодам – стремление к мистической Победе, – влечение к Мечте, поиск «обетованной земли», где Победа одержана. Это «Код Взыскания».

«Код Труда Священного» делает русского человека самым трудолюбивым человеком земли. И наш труд всегда одухотворен, он несет высокий смысл.

«Код Воскрешения» объясняет череду русских империй, где каждая новая форма России, новая империя воскресает после смерти предшествующей.

«Код Русского Чуда»: когда у народа не хватает сил, и он начинает клониться, его подхватывает чудесная сила и ведёт дальше к Священной Победе.

«Код Общего дела»: артель, батальон, община, собор — всё это формы солидарности, они позволяют совершать невозможное. «Общим делом» выигрывается война. Сибирь осваивается сообща. В Космос летим сообща, и всем народом мы участвуем в этом полете.

«Код Оборонного сознания» поднимает нас на защиту своего государства, божественного идеала, что таится в нем. Враг зарится на русские земли, на русские сокровища, но пуще всего желает затоптать Русскую Мечту. Разрушить Храм на Холме, что является для врага невыносимой укоризной.–

Россия, обращаясь к заносчивой Европе, как будто говорит: «Ты, Европа, живёшь не по правде. Такая, какая ты есть, ты неугодна Богу». И чтобы не слышать укоризны, Европа насылает на Россию нашествия.

Код «Россия — душа мира» — это русская всемирность, о которой говорил Достоевский в «Пушкинской речи». Этот код позволяет создавать небывалые по сложности и красоте империи.

Число кодов очень велико, поскольку в национальной памяти и сознании народа все значимые события оставляют своего рода рубцы или отметины[5].

__________

Наша уникальность в мире заключается сегодня в органичном соединении главных потребностей эпохи: гуманизма, способности к абстрактному мышлению (а значит, и техническому творчеству), мессианства.

Эту культурную матрицу, вне которой любая идеология будет не то что мертва, а попросту не замечена, нам предстоит активировать и направить в верном направлении.

Мы интегральны, едины по своей культуре – отсюда внешние галлюцинации о нашем тоталитаризме, стадном коллективизме, стремлении к уравнительности.

Мы не коллективисты, а солидаристы, высоко ценящие каждую человеческую личность и болезненно переживающие ущемление внутренней свободы человека.

У нас другая судьба, чем у народов Запада. Огромные просторы, грандиозные усилия по их освоению, постоянные внешние угрозы, экстремальные географические условия, рискованное земледелие требуют совместных действий, общественной самоорганизации, соборности, согласия по ключевым вопросам.

Именно поэтому у нас общее выше личного.

Конкуренция – императив Запада. Сотрудничество, соработничество, индивидуальное исполнение коллективных обязанностей – свойства России.

Поэтому в «Русском Ковчеге» мы провозгласили такие лозунги как:

Польза превыше прибыли

Общее дело превыше выгоды

Солидарность превыше конкуренции

Свобода-самостояние превыше свободы-независимости[6].

Насаждение противных этому западных ценностей у нас является либо глупостью, либо прямым вредительством, стремлением сбить цивилизационные коды, –

в том числе сломать уникальное сочетание индивидуализма и коллективизма – этого своего рода двигателя общества, встроенного в саму нашу культуру.

Так или иначе, есть и вредители, и глупцы. Расчетливые враги используют для своих целей недалеких западников, «смердяковых», с пеной у рта доказывающих необходимость сделать Россию «нормальной страной».

Кардинальные отличия наши от Запада показывает сравнение двух любимых сказок. –

На Западе – Золушка, примерная девушка делала всё по правилам и в конце получила желаемое – прекрасного принца.

Наш любимый герой – Иван-дурак. Он не слишком хорош для рутинных дел, но в экстремальной ситуации его смелость, самоотверженность, способность к нестандартным ходам, готовность помочь и принимать помощь решают удивительные задачи. Он готов к Чуду.

Чтобы соучастие в жизни общества не принижало достоинства человека и его свободы, необходимо, чтобы основой общей жизни было доверие между личностями. Религиозные, воинские, творческие объединения в России несут в себе устремлённость к реализации этого идеала – соборности.

Соборность обнаружила себя в таких явлениях как: фундаментальный для российской государственности архетип «симфонии властей»; крестьянская община («мир», «обчество»), традиционная русская артель.

В них был реализован принцип единства согласованности и импровизации. Таково мгновенное образование команд в русской армии во время решения сверхсложных боевых задач; или феноменальный успех русских в синхронном плавании, и многое другое

Русский соборный дух строится на взаимопонимании, братстве, соединении при этом не всех и вся, а избирательном соединении в общем деле достойных лиц, проверенных совместной практикой.

Русские – великие интеграторы, у нас культура заточена на открытое жадное восприятие чужого и превращения его в свое.

Мы вбираем в себя и «русифицируем» все (не на узко-национальный, а на широко-соборный, имперский, симфонический лад), причем, как правило, с высокой пластичностью.

Мы жили с Золотой ордой – ордынское поглотили. Приходим на Кавказ – мы воспринимаем в себя горское.

Мы наследовали от греков православие, и при этом сделали его своим, своеобразным, так что оно взошло в нашу плоть и кровь.

В Петровскую модернизацию мы взяли технологии передового на то время голландского цикла накопления капитала и успешно били своих наставников с Запада.

А в СССР в 1930-е переняли электростанции и заводы по проектам США, фордизм, пресловутую научную организацию труда, вертикальную интеграцию, планирование – и вновь били Запад.

Русская культура со стороны кажется парадоксальной.

Готовность к «возделыванию себя», к тому, чтобы «вопрос разрешить» – при некотором невнимании к тому, что под ногами, к обустройству текущего быта.

Но вместе с тем – стремление заглянуть за горизонт, удивительно быстро освоить огромную Сибирь, дойти до океана, открыть Антарктиду, шагнуть в космос.

Русские обращены к концу вещей, видят развитие рода человеческого в свете эсхатологии. Это особенность восприятия мира. Из этого становится понятной истовость борьбы с теми, кто посягает на то, что мы почитаем святым.

Отечественная война у нас всегда священная, потому что Святая Русь лежит не в области «географии», а в области «метафизики» нашего коллективного «Я», то есть в высшей реальности.

__________

Русская культура и российское общество основаны на одностороннем симбиозе с государством (мы живем в нем, как другие народы живут в ландшафте, истории или книге).

Достижения русской культуры, искусств и наук настолько значимы, что русский человек как будто и не рефлексирует по этому поводу, подобно тому как купающийся в золоте дикарь не ценит золота.

Но в сложившейся исторической ситуации для России крайне необходимо будет развернуть пропаганду русского гения, дабы вернуть наше цивилизационное достоинство, воспрянуть духом, вновь стать первопроходцами.

Особенно важно это для молодого поколения, которому недостает чувства гордости за принадлежность великой культуре и великому народу и стремления быть достойными предков, их побед и достижений.

В целом вызов нашего времени беспрецедентен – никогда еще наша отечественная культура не стояла перед такой масштабной угрозой для своих первооснов.

Распад культуры является сегодня главнейшим вызовом, и именно распад культуры (причем в условиях мирового культурного хаоса, который мы наблюдаем на современном Западе) требуется остановить.

Иными словами, России потребна сегодня диктатура Культуры. И это не досужие разговоры об увеличении расходных статей госбюджета на музеи и библиотеки.

Речь идет о совершенно животрепещущих вещах – о пробуждении бодрственного самосознания народа, о целенаправленном культивировании национального мифа и кода.

Крах системы просвещения и воспитания, которая была попросту разрушена и оплевана в 90-е годы, дал свои результаты. Эстафета поколений должна быть восстановлена.

Одним из главных направлений станет продвижение широкой объединительной платформы целостного исторического сознания – «Наследники Побед».

Другим таким направлением станет возрождение исторического оптимизма, мифологии Большого Развития под лозунгом «Вернуть народу Мечту».

Сама наша цивилизация в ее позитивной основе есть не что иное как материализованная ткань совершенных достижений, воплощенных упований и одержанных побед. Именно так мы призываем относиться к цивилизации – как к нашему Наследию.

Это означает целую систему мероприятий и кампаний, направленных на переход от противоборства сторонников социализма/демократии/монархии и прочих партийных псевдо-идеологий к Общей Теории Цивилизации и к практическому утверждению Единой Русской Цивилизации как высшей национальной ценности.

К примеру, просветительские кампании, восстанавливающие память о «Русском Гении» в Пятой империи вытеснят с телевидения и из интернета так называемую «социальную рекламу» (нынешнюю), ток-шоу, развлекающие и отупляющие зрелища, пошлость «светских львиц», муть фейков и флуда.

Каждый русский подросток 14 лет уже через 10 лет после перехода к новой идеологии, а лучше еще раньше – будет хорошо и предметно знать, что его предки стали основателями таких наук и направлений как: Астрофизика, Бактериология, Вирусология, Геофизическая химия, теория Движения ионов, теория Жидких кристаллов, Звездная астрономия, Иммунология, Клеточная биология, теория Лесовозобновления, Микрооптика, Ортобиотика, Радиоуправление, Сейсмология, Трансплантология, Физика высоких энергий, Эволюционная генетика, теория ядерных ракетных двигателей и т.д. (Список, естественно, далеко не полный.)

Каждый русский выпускник средней школы расскажет о таких русских изобретениях и открытиях как: гироскоп, двигатель внутреннего сгорания, иконоскоп, лампа накаливания, полупроводниковая электроника, анестезия, ультразвуковые исследования, экраноплан, пулемет ШКАС, автомат Калашникова, геометрия Лобачевского, теория вероятностей, периодическая система Менделеева, теория культурно-исторических типов, учение Вавилова, открытие Антарктиды и т.д. (Список, если его продолжать, содержит сотни впечатляющих фактов.)

Наши сограждане должны быть в курсе, что Ломоносов сформулировал закон сохранения вещества и энергии в 1748 году, когда Лавуазье в буквальном смысле ходил под стол пешком, а Мейеру предстояло родиться только через 66 лет.

Что первая паровая машина непрерывного действия была изобретена Ползуновым и работала на алтайских промыслах за 20 лет до Уатта и Стивенсона.

Что Кулибин построил первый лифт за 60 лет до Отиса и его нью-йоркского подъемника.

Что Столетов изобрел в 1888 г. фотоэлемент и создал теорию фотоэффекта, за которую Эйнштейн получил в 1922 г. Нобелевскую премию.

Что лампу накаливания придумал в 1874 г. Лодыгин, а не Эдисон, который затем приобрел патент на это изобретение через подставное лицо.

Что электрический телеграф был изобретен русским офицером Шиллингом, опередившим немцев и англичан.

Что Циолковский создал теорию космических полетов и стал фактическим отцом ракетостроения вопреки мнению американцев, которые называют таковым Германа Оберта, ученика Циолковского по переписке.

Что Олег Лосев еще в 20-е годы создал первые технологии на полупроводниках, «безнадежно опередив» свое время.

(Эту особенность русских новаторов опережать эпохи, один из важнейших ресурсов нашей цивилизации – мы еще толком не научились не то что использовать, но даже и признавать и уважать в самих себе.)

Другой ряд наших достижений – социальное творчество: многочисленные бытовые и организационные преимущества Русской цивилизации, Земские Соборы как опередившие свое время «парламенты» (так их называли иностранцы), Опричнина Ивана Грозного, ленинский ГОЭЛРО, сталинский план преобразования природы, технологии мирного атома, технологии покорения космоса, служба Скорой Помощи, и мн. другое.

В числе наших гениев, конечно же, персонально прославляемые русские святые, подвижники, полководцы, писатели, художники и композиторы. В программу войдут как они, так и великие русские предприятия и проекты, победы и триумфы.

В нашем докладе просматривается лишь маленький краешек айсберга русского гения.

2. От Врат Хаоса к новому Великому Стилю

Уже сама постановка вопроса об официальной идеологии является знаком смены эпох, расставания с иллюзиями и условностями прежних десятилетий.

Но мы не просто прощаемся с «постсоветским» временем, мы вступаем в область, в которой перед нами распахиваются Врата Хаоса, умножающихся потрясений и страданий.

Потребуются не только разум и мудрость, но еще и мужество, без которого нельзя будет осуществить волевой переход государства Российского в новое качество.

Мы переживаем крах обманов уходящей эпохи. –

Олигархический капитализм как государствообразующая система не состоялся. Народ беден, дезорганизован, лишён ясных перспектив.

Страна недалеко ушла от того состояния, при котором ее окрестили сырьевым придатком более развитых или развивающихся быстрее нас государств.

Элиты дезориентированы, у них нет ясного образа будущего, нет программы развития, потому что их планы «прислониться к сильному и богатому», встроить вчерашнюю великую державу в западноцентричный порядок, а себя лично в верхушку «золотого миллиарда» – провалились.

В глобальном контексте ситуация не менее драматичная. Мы наблюдаем многослойное наложение кризисов, из чего следует, что для оптимизма поводов нет.

Завтра будет ещё хуже, чем сегодня, мир будет становиться все более взрывоопасным, подверженным волнам «Нового потопа» – многопланового, но в первую очередь связанного с крушением коренных основ миропорядка.

Ибо больше нет цивилизации, поддерживающей эти основы. Запад изменил им, восточные гиганты Китай и Индия не успели стать таковыми, а Советский Модерн распался, будучи предан собственной верхушкой.

Глобализация де факто обанкротилась. После того как глобальная капиталистическая экономика подошла к естественным пределам своего разрастания, количественного и качественного, мир вступает в зону затяжной турбулентности.

Мы пробуксовываем в промежутке между технологическими и социальными укладами, когда развитие искусственно сдерживается цепляющимися за жизнь глобальными элитами, отжившими свое.

Налицо лавинообразное увеличение всех информационных потоков, которыми невозможно управлять.

Согласно аксиоме нетократии, главной ее ценностью является не свободная информация, а способность избранных властителей нового мира избегать ненужной информации, отфильтровывая для себя важное, «эксклюзивное».

В этом смысле весь мир в его массе ввергнут в состояние информационного рабства перед хаосом, цифровым флудом и спамом, наводнением ненужных сущностей, ничего не стоящих пустышек.

При этом наступает и глобальный упадок рационального мышления. Везде и повсюду система образования выпускает деградированный тип, с пониженным порогом критичного восприятия действительности.

Такими людьми легче управлять, но на таких людей невозможно опереться в деле Большого Развития.

Старый средний класс высокого модерна и индустриализма уже де факто ликвидирован, наука ангажирована крупными транснациональными фондами, которые навязывают миру агрессивную повестку пересмотра всех ценностей и истин.

Вместо роста – отрицательный рост, вместо развития – антиразвитие, вместо здоровья и семейного счастья – стерилизация и содомия, вместо культуры – набор контркультурных продуктов и порнократия (эксплуатация человеческого «низа»), вместо свободы – невозможность выбирать средства поддержания жизни в угоду «новой нормальности».

Пандемия COVID-19 с закрытием границ и блокировкой транспортных потоков показала, что в современном мире каждый – сам за себя.

При этом транснациональная клика продолжает спекулировать на глобальных угрозах и пропагандировать введение новых систем всемирного контроля, пуская по этому поводу целое море слюней.

Близок переломный момент, решающий для выживания России.

Приходит осознание, что в ближайшие двенадцать лет стране придётся пережить, как минимум, несколько сверхдраматических кризисов, и в том числе коллапсирующий мировой кризис, ожидаемый, по многим прогнозам, в начале 30-х годов XXI века.

России нужна идеология, обеспечивающая быстрое и системное независимое развитие.

Наиболее приемлемая для нас альтернатива – переход к гибкому мироустройству, в котором не будет единого управляющего центра, но будут несколько центров-цивилизаций, автономно развивающихся и взаимодействующих.

Это означает формирование ряда геополитических блоков, компромисс между которыми придет на смену господству Запада. При этом можно видеть как минимум два пути дезинтеграции глобального мира. –

Первый – макрорегионализацию, с утверждением по сути нео-имперских и протекционистских структур, выражающих волю больших геополитических субъектов.

Второй путь – сетевая автономизация кластеров и картелей, которые будут делить мир по принципу доменов, имеющих отраслевой и квазифеодальный характер.

Вместе с тем, переход от однополярного мира к многополярному с большой долей вероятности произойдет через серию катастроф и войн, которые по своему разрушительному потенциалу и рискам, связанным с развитием новейших средств поражения, может привести к огромным, беспрецедентным жертвам и потерям.

Однако и капитуляция во избежание этих потерь перед нынешним монополярным субъектом, стремительно уходящим из мира Модерна и превращающимся в Антицивилизацию, Цивилизацию Потопа, как мы назвали его в «Русском Ковчеге» – недопустима и самоубийственна для нас.

Мы оказались между двумя угрозами: угрозой уничтожения миллионов людей в страшных войнах великого перехода; и угрозой самоуничтожения человечества в связи с потерявшей всякое чувство меры глобальной антисистемой.

Разные регионы мира будут развиваться неравномерно, некоторые будут ускоренно деградировать.

Наибольшая опасность для всех будет исходить из тех регионов, куда не дотянутся новые геополитические центры – лидеры макрорегионов. Эти отдаленные и бесхозные территории могут стать зонами крайнего отчуждения и варваризации.

__________

Мир ближайших десятилетий непредсказуем, жесток, он будет представлять собой поле войн без правил. Традиционные государства должны погибнуть либо существенно трансформироваться.

Многие из них окончательно станут оргструктурами глобального капитала, безвольными исполнителями его решений, другие – жертвами спонтанных воинствующих течений новых варваров, превратятся в вечно клокочущую в хаосе периферию.

Миру и России предстоит переплыть опасный участок истории. Некоторые считают, что человечество в целом ждет затяжной регресс, новые Темные века.

Система, которая придет на смену нынешней, будет чем-то напоминать феодальную. Однако понимать эту тенденцию следует двояко, ведь Новое Средневековье парадоксально.

Следует учитывать и такие подходы как концепция «неофеодализма» Клиффорда Ширинга, согласно которой крупные корпорации все больше забирают у государств их классические функции.

И в то же время не стоит отмахиваться от понимания ритмической смены циклов в духе Флоренского и Бердяева с их представлениями о Новом Средневековье, изложенными более ста лет назад.

Бердяев, к примеру, исходил из разложения «нейтрального гуманистического царства» и писал о возвращении в общество сакрального, в том числе и в формах борьбы религии Бога с религией диавола, сатанизмом (данная примета времени сегодня уже на лицо).

Некоторые из наших единомышленников указывают, что главная проблема не в том, что мы скатываемся в квази-Средневековье, а в том, что мы застряли в квази-Барокко. –

В состоянии между укладами, в выморочном постмодерновом «постиндустриализме», в режиме искусственно заторможенного развития, блокировки перехода в неведомое будущее.

Сколько ни вливай родниковой воды в болото, оно останется болотом. Нынешнее «Барокко» — это не просто эстетика, это именно тип глобальной антицивилизации, в которой силы торможения, искусственной остановки истории доминируют и навязывают остальным свою волю.

Именно в этом контексте следует трактовать новейшие тенденции – такие как замена старых идеологий и мировоззрения религиозного типа технотронной псевдо-религией трансгуманизма, или провозглашение деклараций вроде «Великого Обнуления» цивилизации.

Невозможно игнорировать, что сегодня в центре глобального мира действительно оказался принцип огромного Нуля, который ничтожит все идеологии, запирает все пути для возобновления Большого Развития.

Реальное развитие подменяется цифровым[7]. И здесь просматривается связь Великого Обнуления с Сингулярностью трансгуманистов как момента перелома истории в связи с предполагаемым молниеносным ростом могущества Искусственного Интеллекта.

Это всего лишь очередная утопия, представляющая собой еще одну разновидность болезненного лжемессианского зуда, и в этом ее неадекватность[8].

В действительности развитие человечества будет иным. Во многом это зависит от того, какой вектор и программу развития изберет для себя Россия. Но также и Китай, Индия, исламские державы.

Нас ждёт событие-метаморфоза, переломное событие кризисного типа, преобразующее мир. И оно должно быть отражено, заложено в идеологии как предвидение и в то же время как важнейшая точка на горизонте наших целей.

Это событие, по природе своей роковое, должно для нас стать как можно более осознанным, и главное – мотивирующим на формирование стратегии антикризисного типа, и к волевому переходу России к подобной стратегии.

Слово превыше цифры.

Это утверждение не означает недооценки нами информационных технологий. Так же как признание того, что слово выше буквы, не означает недооценки технологий книгопечатания или самой письменности.

Цифра не видит и не понимает Слова, но, чтобы победить его, она идет по другому пути – игнорировать Культуру Слова, постепенно вытеснять ее, заменяя количественными суррогатами.

Идею развития и идею бесконечности она подменяет идеей множества повторяющихся одинаковых предметов, индивидуальность подменяет серийным номером. –

Битву идей – рекламой, мощь которой измеряется суммами вложенных денег, то есть насильственно навязанным человеку присутствием рекламы в поле его зрения.

Соблазняя детей и подростков, втягивая их в свое царство, вбивая клин между ними и традицией их предков, антисистема готовит свою паству, которая уже не учится мыслить вне мира цифр, количеств, обезличенных стереотипов.

Сингулярность трансгуманистов на практике будет означать не какой-то волшебный технологический скачок, но установление общества тотального контроля за индивидом, и его мягкого «подталкивания» к действиям, срежиссированным невидимыми кукловодами.

При трезвом взгляде в будущее мы должны выдвинуть в качестве ключевого события-ориентира своего рода «антисингулярность», понимаемую как схлопывание глобалистского проекта, рассыпание сооружаемого им общества-голема.