Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"
Журнал «В мире науки»

«Космическая загадка» Клара Московиц

Клара Московиц

Необычайно малая величина космологической постоянной — одна из самых больших нерешенных проблем физики. Даже в самой пустой пустоте всегда что-то есть. Если бы удалось увеличить масштаб пустого пространства, одновременно убрав все планеты, звезды и галактики, можно было бы ожидать абсолютного вакуума, но это не так. Вместо этого вы обнаружили бы полную драматических событий сцену, в которой постоянно рождаются и почти сразу умирают частицы.

Сретенский клуб. Барьеры социально-экономического и научно-технологического развития современной России 

ТВ Вечерняя Москва

УЧАСТНИКИ:

Владимир РУМЯНЦЕВ — руководитель фонда «Цифровые платформы», эксперт Сретенского клуба.

Никита ЛОБАЧЕВ — эксперт Сретенского клуба

ВЕДУЩИЙ: Борис КОСТЕНКО — тележурналист

«Иммунный хаос при COVID-19» Патрик Вонг и Акико Ивасаки

Акико Ивасаки

Вирус процветает, подавив защитную систему организма. XXI в. в нашей памяти разделился на две части: время до SARS-CoV-2 и то, что случилось потом. Хотя об опасности глобальной смертельной пандемии предупреждали десятилетиями, во всем мире системы здравоохранения оказались абсолютно не готовы. Первые пациенты с COVID-19 были госпитализированы в китайском городе Ухане 16 декабря 2019 г., некоторые из них умерли. Многие американцы рассчитывали, что даже если Китаю не удастся удержать вирус на своей территории, то через океан болезнь не переберется. В этих беззаботных рассуждениях игнорировался тот факт, что во время предыдущих коронавирусных вспышек — тяжелого острого респираторного синдрома, вызванного SARS-CoV, и ближневосточного респираторного синдрома, вызванного MERS-CoV, — вирусы добрались до нескольких континентов, а MERS-CoV продолжает распространяться и до сих пор.

«Сколько должен стоить CO2?» Гилберт Меткалф

Гилберт Меткалф

Сочетание математики и верной политики поможет определить адекватный налог для снижения выбросов CO2. Спросите любого экономиста, как нам следует реагировать на изменение климата, и услышите ответ, что наиболее эффективная стратегия состоит в установлении цены на выбросы парниковых газов, в идеале за счет налога на эмиссию двуокиси углерода. Это отражает основной экономический принцип: отходы, производимые в процессе любой деятельности, имеют стоимость. Мы платим за выброс мусора, за очистку наших сточных вод, и мы должны платить за углекислый газ, который получаем в качестве отходов таких видов деятельности, как сжигание ископаемого топлива.

«Мечты о синтезе» Клара Московиц

Клара Московиц

Началась сборка ITER — самого большого в мире термоядерного реактора. Homo sapiens — вид, для комфортного существования которого необходимо много энергии, а нынешние источники энергии никуда не годятся. Ядерный синтез, процесс, который питает Солнце, мог бы стать неиссякаемым ресурсом чистой энергии, которая нам необходима, — если только ученые смогут придумать, как это сделать.

«Древние эпидемии, изменившие мир» Джеймс Клоуз

Джеймс Клоуз

Исследование ДНК бактерий и вирусов, выделенной из останков людей далекого прошлого, свидетельствует о влиянии патогенов на судьбы империй и целых цивилизаций. В 544 г. н.э., спустя годы войн с готами и вандалами, византийский император Юстиниан I значительно расширил свои владения: Восточная Римская империя почти окружила Средиземное море. Однако этот год не стал для правителя триумфальным: империю атаковал всемогущий невидимый враг, против которого было бессильно любое оружие.

«Забытая пандемия» Скотт Хершбергер

Скотт Хершбергер

Грипп 1918 г. убил миллионы людей, а затем общество о нем забыло. Может ли то же самое произойти с COVID-19? В 1924 г. историю прошедшей части XX в. Более 80 авторов — профессоров и политиков, военных и ученых — внесли свой вклад в книгу «Эти бурные годы: двадцатое столетие в процессе формирования по рассказам многих из тех, кто его формировал» (These Eventful Years: The Twentieth Century in the Making as Told by Many of Its Makers). Однако ни на одной из 1,3 тыс. страниц книги нигде не упоминается ужасающая пандемия гриппа, которая за пять лет до этого унесла жизни 50–100 млн человек. Многие учебники по истории, вышедшие в последующие десятилетия, если вообще упоминают пандемию гриппа 1918–1919 гг., то в связи с обсуждением Первой мировой войны.

«Истинное число смертей от COVID-19″ Кристи Ашванден

Кристи Ашванден

Президент Трамп и другие сторонники теории заговора уверяли, что количество смертей от COVID-19 преувеличено. Но существуют три типа данных, доказывающих, что в США от этого заболевания умерло более 250 тыс. человек. По социальным сетям упорно продолжает циркулировать ложное утверждение, что якобы число смертей от COVID-19 намного меньше того, которое указано в официальных данных, и, соответственно, опасность заболевания сильно преувеличена. В августе президент Дональд Трамп поделился в Twitter записью, где сообщалось, что среди всех зарегистрированных смертей только 6% были действительно из-за COVID-19. (Автор поста был последователем опровергнутой конспирологической выдумки QAnon.) Twitter удалил эту запись, поскольку в ней содержалась ложная информация, однако подобные слухи продолжают распространяться. В сентябре Роджер Маршалл, который покидал свой пост члена палаты представителей от Канзаса, чтобы стать сенатором, пожаловался, что Facebook удалил его сообщение, в котором утверждалось, что 94% смертей от COVID-19, о которых сообщили Центры по контролю и профилактике заболеваний (ЦКЗ), «последовали из-за двух-трех дополнительных тяжелых заболеваний, характерных для пожилых людей».

«Цена бесплатной информации» Филиппо Менцер и Томас Хиллс

Филиппо Менцер

Необходимо понять, как алгоритмы и манипуляционные технологии используют наши когнитивные искажения и предубеждения: только так можно их победить. Представьте себе Энди — обыкновенного человека, который боится заразиться новой коронавирусной инфекцией COVID-19. Он физически неспособен прочитать все статьи о вирусе и полагается на советы близких и друзей. Когда кто-то в Facebook высказывает мнение, что опасения по поводу пандемии преувеличены, Энди сначала отвергает эту идею. Затем отель, в котором он служит, закрывается, его работа под угрозой. Энди начинает задаваться вопросом, насколько в действительности серьезна вся эта ситуация, связанная с вирусом, от которого никто из его знакомых не умер. Коллега публикует статью о «ковидной панике», инспирированной крупнейшими фармацевтическими компаниями, вступившими в сговор с коррумпированными политиками. Эта точка зрения вполне согласуется с недоверием Энди к правительству.

Сретенский клуб. Давосские акценты: от глобального доминирования к сетевому балансу 

ТВ Вечерняя Москва

УЧАСТНИКИ: Андрей ЩЕРБАКОВ — директор института социально-экономического прогнозирвания им. Д.И.Менделеева, эксперт Сретенского клуба. Владимир РУМЯНЦЕВ — руководитель фонда «Цифровые платформы», эксперт Сретенского клуба
ВЕДУЩИЙ: Борис КОСТЕНКО — тележурналист