Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"
Будущее России

«Вызовы развитию России: от гибридности рисков к комплексности ответа» Дмитрий Евстафьев

Дмитрий Евстафьев

Цель статьи – определить характер вызовов для развития России в условиях частичного разрушения традиционной архитектуры и институциональной структуры системы глобализации. Трансформации в системе международных политических и экономических отношений, связанные с торможением глобализации и началом процессов регионализации мировой экономики на фоне повышения агрессивности борьбы за доминирование в ключевых узлах глобальной политики и экономики. Ключевым и потенциально наиболее острым трансформационным процессом является регионализация глобальной экономики, которая выражается в формировании региональных экономических, а, в перспективе, – и политических систем, формирующих собственные «пространства вовлечения». В результате ревизии подвергается сложившаяся в период поступательно развивающейся глобализации система отношений по линии «постиндустриальная метрополия» – «промышленная полупериферия» – «ресурсная периферия», воссоздавая условия для конкуренции за контроль над пространством. Геополитические трансформации к тому же обостряют конкуренцию между национальными государствами и сетевыми структурами. В результате – такое развитие ситуации ставит Россию перед необходимостью пересмотра многих ключевых подходов в своей стратегии развития государственности и противостояния возникающим рискам стабильному и устойчивому развитию страны.

«Будущее России в большой Евразии: задачи для образования и науки» Вячеслав Шупер

В.А. Шупер

Доля России в мировой экономике будет продолжать снижаться, даже в случае проведения необходимых реформ. Поэтому Россия не сможет дополнить своё военное и политическое влияние экономическим. Однако она сможет дополнить его мощным идеологическим влиянием и стать интеллектуальным лидером незападных стран путём развития образования и науки. Глубоким преобразованиям должен предшествовать творческий поиск более эффективных форм организации и образования, и науки. При этом анализ исторического опыта, отечественного и зарубежного, может оказаться существенно более плодотворным, нежели заимствования современных зарубежных образцов, поскольку ни наука, ни образование на Западе не переживают сейчас расцвета. Реформы образования и науки должны быть «заточены» под азиатский вектор развития. Масштабные преобразования имеют больше шансов на успех, когда связаны с новым большим делом. Это изучение и преподавание восточных языков, страноведения Азии, всевозможные прикладные исследования, связанные с развитием энергоёмких и водоёмких технологий, фундаментальные исследования, позволяющие в перспективе нарастить экспорт высокотехнологичных товаров и услуг, и т. п. Азиатской России суждено стать лабораторией будущего, громадным испытательным полигоном для экспериментальной проверки новых решений — институциональных, управленческих, технологических, распространяемых в случае успеха на всю страну или на наиболее мощные в экономическом отношении районы Европейской России и Урала.

«Системные основания для перехода от техногенной цивилизации к социогуманитарной цивилизации» Владимир Лепский

В.Е. Лепский

В статье проведен философско-методологический анализ кризиса техногенной цивилизации и предложены системные основания для созидания пост-техногенной цивилизации. Философские основания базируются на работах В. С. Степина и Н. Н. Моисеева. Обоснован кризис экономической детерминации развития в техногенной цивилизации и нарастание угроз в эволюции технологических укладов. Предложены социо- гуманитарные критерии оценки новаций в техногенной цивилизации и показано, что человечество не готово к адекватному реагированию на новации техногенной цивилизации. Обоснован вывод, что бессубъектность развития – диагноз состояния человечества в техногенной цивилизации. В качестве альтернативы для техногенной цивилизации предлагается модель социогуманитарной цивилизации. Становление социогуманитарной цивилизации оказывается неразрывно связано с решением проблемы становления субъектности развития человечества, решение которой предполагает две первоочередные задачи. Во-первых, на основе современных представлений философии науки, междисциплинарного и трансдисциплинарного подходов разработка адекватных моделей организации управления и развития человечества. Во-вторых, адекватных концепций международной и национальной безопасности, ориентированных на преодоление бессубъектности развития человечества. Предложено решать эти задачи на основе постнеклассической кибернетики саморазвивающихся полисубъектных (рефлексивно-активных) сред – кибернетики третьего порядка.

«Смена глобальных регуляторов: что делать?» Игорь Сундиев, Андрей Фролов

И.Ю. Сундиев

Главной особенностью современного исторического момента является то, что человечество проходит через важнейший критический этап своего развития — завершился длительный Зоопопуляционный период и начинается переход к становлению Психосоциальной формации. Этот объективный процесс – не локально-региональный, и даже не глобальный, — он представляет собой «проекцию» значительно более масштабного мега-процесса — «переквантованния реальности1» (в который социум вписан как значимая подсистема): содержание и смысл которого заключается в переходе от доминирования масс-кинетических форм бытия к более сложным информационно-смысловым формам «бытия и сознания. Научный анализ этого явления проведён выдающимися советскими учёными С.П. Курдюмовым и С.П. Капицей, показавшими в своих работах, что в кризисный период все системы работают «в режиме с обострением», а «социум регулируется не только прошлым, но и будущим».

«Российская цивилизация: Смыслы, ценности, будущее» Г.Г. Малинецкий

Г.Г. Малинецкий

Еще недавно доктрина развития новой России опиралась на утверждение: «Россия войдет на Запад как государство». Это утверждение внутренне противоречиво. Многовековая история показывает, что Запад не понимает Россию и враждебен ей, — достаточно напомнить суждения Лейбница и Наполеона на этот счет. Запад не готов и не хочет принимать Россию как равного партнера, но готов «переваривать» мир России по частям (вспомним «Украина – це Европа»). Практическая реализация упомянутой «российской доктрины» привела отечественную элиту к «социальной шизофрении», при которой одна её часть работает на то, чтобы «войти в Европу», другая — на сохранение и укрепление государства. Эти позиции несовместимы. Лебедю, раку и щуке трудно договориться, поэтому российский воз движется гораздо медленнее, чем хотелось бы. Самые дорогие ошибки – стратегические, – их нельзя исправить на следующих уровнях организационной структуры. Понимание смыслов, ценностей, перспектив и болевых точек нашей цивилизации помогло бы избежать многих из них.

«Новые форматы постглобального мира» Дмитрий Золотарев

Дмитрий Золотарев

Анализ выложенных Правительством РФ национальных проектов позволяет утверждать, что данный проектный набор не будет той самой стратегией прорыва, необходимость разработки и реализации которой обозначил Президент РФ, хотя бы уже потому, что прорыв может быть только «куда». И «зачем». Ответить на данные вопросы должна была Стратегия социально-экономического развития России. Она в свою очередь должна была опираться на базовый национальный концепт, такой как План ГОЭЛРО, Космический проект и иные, и стратегический прогноз по уровням «Мир» — «Страна» — «Регион», который бы обозначил критические изменения. Последние должны были служить сценарной рамкой для стратегии, выделять те ключевые потенциалы, чье развитие даст наибольший положительный эффект. Кроме того, в стратегическом прогнозе должны были быть обозначены сценарные развилки, как те точки, где необходимо принятие управленческих решений. Но подготовленный по заказу Министерства экономического развития РФ стратегический прогноз указанным требованиям не отвечает и базой для новой Стратегии СЭР служить не может. В статье речь пойдет о базовом смысловом концепте.

«Может ли Россия пройти сквозь «чёрную дыру»? Кризис будущего и гуманитарно-технологическая революция» Георгий Малинецкий

Г.Г. Малинецкий

Имир, и Россия сейчас находятся в совершенно новой ситуации — на той исторической развилке, где выбирается будущее. Это новый круг проблем, к которым мы тем не менее пытаемся подходить «по старинке», надеясь на рост ВВП, на нефть, ракеты или новейшие технологии. И возможности, и риски мы по-прежнему связываем то с глобализацией, то со взрывным ускорением научно-технического прогресса (или регресса). Мы хватаемся за привычки, идеи и понятия прошлого, не желая заглянуть в будущее, которое, говоря словами Ф.М. Достоевского, привело нас к «последним вопросам». И вопросы эти связаны не с техникой, ресурсами, климатическими изменениями, а с сущностью человека, теми смыслами и ценностями, которые он несёт в себе, с его желаниями, возможностями, образом будущего, с его душой. Анализ всех крупнейших катастроф XX в. показывает, что у них обязательно были предвестники. Обычно это аварии, бедствия, чрезвычайные ситуации того же типа, но меньшего масштаба. Иногда кажется даже, что откуда-то свыше нам посылаются знаки, намёки, предупреждения о том, что может произойти. Если этот знак понимался, осмысливался и предпринимались необходимые меры, то многих бед удавалось избегать, ну а если нет…

«Новая реальность, самоорганизация и управление будущим» Т.С. Ахромеева, Г.Г. Малинецкий , С.А. Посашков

Г.Г. Малинецкий

Представлен новый взгляд на современное стратегическое управление и на образ желаемого будущего. В основе развитого подход лежат представления теории самоорганизации и синергетики. Показано, что мир находится в точке бифуркации. Быстрые кардинальные перемены естественно рассматривать как гуманитарно-технологическую революцию, в ходе которой человечество меняет алгоритм своего развития. Время прохождения точки бифуркации является очень ответственным, — оно определяет путь будущего развития, изменить который далее будет трудно или невозможно. Однако в самой точке система, в которой происходит бифуркация, оказывается особенно восприимчивой к управляющим воздействиям – делам, стратегическим достижениям цивилизаций, государств, компаний, а иногда и отдельных людей

«Игра престолов» как проект будущего» Андрей Фурсов

Андрей Фурсов

Капитализм как система дышит на ладан, его уже почти нет. Начинается переходная эпоха к чему-то принципиально иному и не обязательно лучшему, скорее наоборот. И если не случится глобальной катастрофы, то будущее, которое нас ожидает, не будет однородным и гомогенным, пока полностью не установится новая система. С одной стороны, это будет футуроархаика Африки, с другой — оно будет напоминать докапиталистический арабский Восток. Третий вариант — Китай, где традиционный китайский уклад возьмет на вооружение компьютерные технологии и установит систему социальных рейтингов. Она уже опробуется в КНР. Будущее — это мир нескольких будущих, причем некоторые из них весьма футуроархаичны. Внешней аналогией здесь могут быть «темные века» по отношению к пусть уже не светлой, но все же еще не такой уж темной Античности IV века нашей эры. И похоже, главной ценностью данных миров будет власть как способность контролировать ресурсы и поведение масс. Собственно, «Игра престолов» нам это и показывает.

«Образ будущего» как фактор «переквантования реальности» Игорь Сундиев и Андрей Фролов

180419_2

Статья продолжает цикл работ, посвященных исследованиям «кризиса кризисов» человеческой популяции, вызванного «переквантованием реальности» — переходом от отживших форм Зоопопуляции к новой Психосоциальной формации; при этом отмечается, что «Образ светлого будущего» как системообразующий фактор Нового мира искажается субъективными и объективными причинами. В числе объективных причин, препятствующих его восприятию, авторы видят резкое пороговое повышение уровня сложности всех системных построений, включая социум, что требует незамедлительных изменений в современной методологии науки. В качестве ответа на специфический русский вопрос «Что делать?» авторы предлагают очевидное: возрождение и переход к доминированию высших форм мотиваций, развитие нравственно-этических качеств как соответствующих антиэнтропийных факторов и развитие закрывающих технологий как высшей формы жизнеобеспечения населения, — все это на платформе социального государства.