Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Новые города в Сибири» на фоне мирового системного кризиса» 
Дмитрий Золотарев

Опубликовано в: Актуальное, Будущее России

«…в любви даже чересчур бывает недостаточно»
Бомарше
«Безумный день…»

Мировой кризис, вошедший в острую фазу в марте 2020 года, имеет системный характер, то есть не может быть разрешен в форматах, ставших привычными за последние 30 лет. Идет поиск новых форм организации постглобального мира.

«Римским клубом», в качестве реакции на «кризис капитализма как системы» предложен Концепт «замкнутого Мира» как «единого организма». Концепт бережливого (экологичного) «Мир-организма» предполагает единое правительство, единую церковь, ликвидацию слоя средних и малых собственников, кратное сокращение потребления большей части населения Земли, и сокращение самого населения. В основе Концепта от «Римского клуба», лежат всё те же идеи неомальтузианства, а также мир-системный подход Иммануила Валлерстайна, предлагавшего разделить Мир на Центр (Запад), Периферию (Колонии) и полупериферию (сегодня — Китай, возможно Россия, Индия).

Концепт Римского клуба предлагает Миру «организменный» подход, где вроде бы каждая часть Мира (культура, цивилизация) выполняет свою функцию, но почему-то функцию «мозга» в данном мировом «организме» выполняют англо-саксы. На фоне развала режима глобализации, как режима с единым мировым «сюзереном»  через 22 года после объявления Ф.Фукуямой «Конца истории», претензии на «мозг» выглядят как минимум, странными.

Одновременно Концепт продвигает «левую зеленую экологическую повестку», которая служит в качестве ограничителя на промышленный рост «Полупериферии». То есть является элементом гибридной войны против растущей мощи нового потенциального глобального лидера (Китая). Кроме того, «экологичный мир» Концепта служит, например, целям недопущения реализации Проекта «новой индустриализации» в России. Проекта, который позволит ей, помимо существующей военной мощи, сформировать сильную геоэкономическую (вовне), и сильную хозяйственную (внутри) модели.

Новая хозяйственная модель, новая модель социальных отношений и новый культурный проект, в условиях перехода Мира на новый жизненный уклад (технологический, социальный, смысловой), позволят России конкурировать на равных со старым и потенциальным мировыми лидерами. То есть дадут России потенциал, из «региональной державы» (а именно в таком статуте мы сегодня находимся), вернуться в число глобальных «игроков».

Возврат в число «игроков» обязателен, поскольку из 12 потенциальных мировых макрорегионов, в итоге останутся не более чем 3-4, все остальные перейдут в статус «земель», за счет освоения ресурсов которых (включая освоение «человеческих ресурсов», без «посредников» в лице национальных элит), обозначенные «игроки» смогут решить свои кризисные проблемы. В том числе, проблему перехода на упоминаемый выше «новый жизненный уклад».

Здесь принципиально важно отметить, что, несмотря на глобальность Концептуальных деклараций, каждый из новых\старых «игроков» будет иметь свой собственный, особый жизненный уклад. И именно  наличие собственного «цивилизационного» уклада, будет признаком субъектности в Новом Мире.

Точнее сказать — одним из признаков. Потому что для обеспечения цивилизационной субъектности на моменте смены укладов, нужна ещё «сумма технологий» в формате набора «полных технологических пакетов» — от базовых технологий – а это собственная Прикладная Наука и собственные Инженерные школы, а отнюдь не «технологические платформы» и уже тем более не «стартапы», и до производства линеек конечных продуктов (геоэкономическая «Товар-группа»). Причем промышленное производство должно быть локализовано на территории, полностью подконтрольной данной Цивилизации, и осуществляться на произведённом ею оборудовании. То есть «цифровые платформы» на микросхемах произведенных вне данной «цивилизации», на чужом системном программном обеспечении, не могут выступать частью «полных технологических пакетов».

И нужны ещё наборы «безопасностей» — водно-продовольственной, военно-полицейской, научной, инженерно-технологической, энергетической, инфраструктурной, медико-биологической, культурной, информационной, смысловой, в том числе, концептуальной.

Перечисленные «безопасности», плюс построенные на их базе — организационно-управленческая и культурная «сложности», относятся к области ведения «гибридных войн». Причем организационно-управленческая сложность должна включать всю «линейку» уровней: — концептуальный уровень; прогнозно-аналитический; стратегический; проектный; уровень реализации, включая набор «исполнительных механизмов» (эффекторов); контрольный; кадровый.

Концепт «Инклюзивного капитализма» (Инклюзива) от транснационального финансового капитала, комплементарен концепту «замкнутого мира» от Римского клуба.

Инклюзив предполагает упразднение личной собственности, ставя население в полную зависимость от мировых инвестфондов и ТНК (транснационалов), а также упразднение государств, как ведущих форм социально-политической организации жизни мировых территорий и защиты прав проживающего на них населения.

Реализация заветной мечты советской партноменклатуры по «конвергенции» двух существовавших к середине 1980-х социальных систем, и вхождению советской элиты в мировой Доминат (элиту «Центра») оказалось химерой. Разграбление ресурсов Советского Союза, позволило Западу продолжить экстенсивное существование без перестройки собственной системы еще 30 лет (кризис капитализма как системы, просчитывался «фабриками мысли» Р.Рейгана на 1993 год). Но ресурсы Союза – прежде всего научные, технологические и интеллектуальные, а также те международные рынки, где доминировала советская валюта и продавались товары «стран СЭВ», к 2014 году закончились. А в рамках реализации концепта «инклюзивного капитализма», элите «Полупереферии», к которой по-прежнему пытается относить себя элита современной России, отказывают в её международном элитном статусе.

Помимо находящегося в системном кризисе Запада, формируются и другие мировые Концепты развития. Китай - в традиционном для него формате Мир-Цивилизация, формирует в ЮВА свой макрорегион, претендуя на лидерство в мировой торговле. Сформировав развитый, современный промышленный комплекс, получив от Запада технологии и вкладывая существенные средства в собственные НИР и ОКРы, Китай уже является глобальным «игроком».

Европа находится в концептуально-идеологическом тупике. На фоне элитного кризиса, кризиса социальной и культурной моделей, отсутствие собственного Концепта развития, превращает Европу из субъекта в объект нового, начавшегося передела Мира.

США, как государство, имея целью сохранение мирового лидерства, осуществляют пересборку элитных отношений внутри страны. «Традиционные» договоренности внутри групп американской элиты, по циклической смене «элитного» и «контрэлитного» Проектов — нарушены. По ряду признаков – запущены механизмы «психоистории»[1], позволившие США победить в Холодной Войне. Психоистория, в том числе, означает, что через череду управляемых кризисов, будет проведена частичная смена элитного состава в США. Что ставит под сомнение «долгосрочность» любых договоренностей с действующими американскими кланами[2]. Для выигрыша темпа, на период внутренней пересборки, США хаотизирует весь остальной мир.

Хаотизация Мира осуществляется, в том числе, через сетевые структуры проекта Мирового Халифата, через гибридные войны, через реализацию миньонами США принципа «кто взял, тот и прав».

«Международного права» в сложившемся после Второй Мировой Войны понимании больше нет. Внешние «долгосрочные договоренности» имеют срок жизни ситуативных решений. Значение имеют «десять составляющих геополитической мощи» по Н.Спикмену, а не формальные «международные договора».

На фоне развернувшейся в Мире борьбы за новые форматы жизни, реализация которых будет проводиться на территориях вновь формируемых мировых макрорегионов и в мировых «серых зонах»[3], в России в наличии критическое Концептуальное отставание.

Не имея собственного «Концепта национального развития» (Концепта), имея кризис механизмов стратегического управления и отсюда, действуя в рамках «среднесрочных проектов», мы, выигрывая военные компании, постепенно проигрываем то жизненное пространство, которое необходимо нам, чтобы сохранить субъектность в постглобальном «мир-саванне».

На этом фоне, на фоне попытки «заморозки» в России интенций социального и хозяйственного развития, несмотря на критические изменения, произошедшие во  внешнем Мире, выступление С.К.Шойгу по «освоению Сибири», через строительство новых городов, вызвало достаточно сильный резонанс. В развитие идеи вышли материалы С.М.Ильницкого и С.А.Караганова.

Стратегия «внутреннего развития» (колонизации неосвоенных территорий), является одной из приемлемых для России стратегий (хотя и не единственной)[4]. Но дабы её можно было реализовать на практике, а не оставить в виде предвыборных обещаний, как это было со «Стратегией 2020», она должна быть системно «дособрана».

Здесь стоит подчеркнуть, что стратегия «внутреннего развития» — «города в Сибири» есть прямая альтернатива проекту сборки всего населения России в 12-14 «городских агломераций». Мотивы выдвижения такой альтернативы понятны. Есть китайский опыт выселения африканских племен с мест залегания полезных ископаемых в «города под ключ». Это намного экономически выгодней, чем война с данными племенами за земли. Что же касается России, то Агломерации способствуют кратному (два и более раз) росту цен на жилье – и это обуславливает столь сильное строительное лобби по их продвижению. Агломерации способствуют сокращению объемов промышленного производства, поскольку рост цен на недвижимость автоматически вызывает запрос на тот уровень доходов работающих, который промышленники сегодня обеспечить просто не смогут. А вот за счет роста цен на ренту жилья и прочие «услуги» средние доходы в агломерациях действительно поднимаются. Но подниматься они могут только в одной мегаагломерации, потому, что механизмы «рентной экономики», лежащие в основе агломерационного подхода, способны обеспечить высокий уровень потребления 10% жителей России, но не всех остальных, если «остальные» переберутся в агломерации, то есть прекратят промышленное производство. Агломерации способствуют сокращению количество детей в расчете на женщин фертильного возраста. Агломерации способствуют притоку мигрантов и росту этнической преступности. И т.д.

Но вернемся к собственно Проекту.

«Многостоличье»

Предложенный Проект освоения Сибири, есть практическая реализация Концепта «многостоличье», предложенного группой питерских футурологов в начале 2000-х[5]. Концепт «многостоличье» предлагал разнесение «центральных» функций, и создание в разных городах — миллионниках России Центров: — президентской, законодательной, исполнительной, судебной, финансовой и банковской властей.

В развитие «многостоличья», экспертно были проработаны те конкретные механизмы, которые обеспечат принципы «федерализма», и при этом не дадут скатиться регионам России в сепаратизм[6].

Прежде всего, это перенос «центров компетенции и прибыли» из Москвы, в места «базового производства». И здесь, речь идет, прежде всего, о сложном, высокотехнологичном производстве. Том самом, которое должно составить «сумму технологий» в формате «полных технологических пакетов» и обеспечить России статус «субъекта» на мировой игровой доске, дав возможность сформировать свой собственный мировой макрорегион.

Вынос центров (например, дивизионов Ростеха) в регионы должен осуществляться в рамках формирования «второго контура экономики»[7].

Где «Первый конур» — это производства и инфраструктура действующего, «условно-рыночного» контура 5-го уклада, основу которого составляют информационные технологии, а также ряд производств, оставшихся со времен СССР, относящихся преимущественно к 4-му укладу.

«Второй контур» — основой его служит та «сумма технологий», которая обеспечит новый жизненный (цивилизационный) уклад. 

001

Рис 1. Изменения при смене технологических укладов[8]

 «Второй контур экономики», инвестиции и «крашеные деньги»

Проект по созданию «второго контура экономики» реализует разделение контуров управления «действующей экономикой» и «вновь формируемой» («экономикой 6-го уклада»), и включает:

Географический вынос из Москвы «второго контура управления».

Создание институций взамен тех «инновационных», которые были выстроены в модели рентно-сырьевой экономики и которые не способны обеспечить вывод на мировые рынки российских продуктов «новой экономики 6-го уклада». Создание «института по сборке и разборке институтов развития» (включая «военную госприемку»).

Персональный подбор и персональная ответственность руководителей и сотрудников новых институций.

Определение критического минимального набора «полных технологических пакетов» (ПТП) для России.

Целевую денежную эмиссию для ключевых предприятий и запуск их модернизации под ПТП. Покупку за рубежом тех «предприятий под ключ», которые необходимы для восполнения «выпавших» технологий и производств. Количество закупленных «под ключ» предприятий (геоэкономическая категория «Товар-предприятие»), должно быть жестко ограничено в процессе формирования «второго контура». Все технологические цепочки должны быть переведены на отечественную базу\оборудование.

Второй контур должен включать корпоративную «безденежную» систему учета внутри дивизиона (предприятий формирующих Полный Технологический Пакет), или (и) же, целевую денежную эмиссию Банка России, с предельно жестким разделением денежных контуров. То есть введение т.н. «крашенных денег».

Эксперимент по рефинансированию предприятий реального сектора экономики, проведенный Банком России в начале 2000-х под руководством В.В.Геращенко, так называемый «Питерский эксперимент по рефинасированию», был как раз одним из механизмов организации «крашенных денег». В настоящий момент схема «покраски» может быть реализована через смарт-контракты.

Ещё раз нужно подчеркнуть, что замкнутость денежных контуров, формирование «разных денег» для разных «экономик» (старого и нового уклада) являются принципиальным моментом. Таким же принципиальным моментом в указанной схеме является создание механизмов, обеспечивающих невозможность перетоков одних типов денег в другие, кроме как через «конечный продукт».

В новой истории России-Союза известны два успешных модернизационных проекта, обеспечивающих рост экономики Страны в рамках 12-14% ВВП в год и переход на новый уклад:

- проект КЕПС, сформированный в 1915 году под эгидой Российского Генштаба, и реализованный уже после Гражданской войны в форме ГОЭЛРО и «сталинской индустриализации» (1923-1928-1941);

- «атомный проект» под руководством Л.П.Берия, а затем – «космический», с выстраиванием отдельных отраслей и систем управления.

В обоих случаях сначала выделялся «второй контур» (нового уклада), а уже затем в него включалась (или не включалась) экономика «первого контура» (старого уклада).

Характерно, что во времена раннего Союза, один контур был «рыночным», обеспечивающим «потребление» населения, а второй – плановым, государственным, реализующим стратегические приоритеты в развитии. Именно двухконтурная модель была взята потом на вооружение и «азиатскими тиграми», и современным Китаем. Но страны ЮВА так и не смогли достигнуть тех рекордных темпов роста экономики, какой был получен за первые 26 лет существования Советского Союза.

В обоих случаях успешного перехода Советского Союза на новую «сумму технологий» (новый технологический уклад) для разных контуров (старого и нового уклада) формировались независимые денежные контуры[9].

Далее, в Советском Союзе было три типа денег (независимых денежных контура): – (1) деньги потребления, в формате наличных денег; (2) деньги производственного Капитала – система безналичных расчетов; (3) деньги международных расчетов – переводной рубль. Крах Союза был предрешен в момент, когда была реализована возможность «перетоков» денег одного типа, в деньги другого.

До 2014г. в Мире также можно было выделить различные денежные контуры: — (1) деньги Капитала, и (2) деньги биржи и потребления. Переток «денег потребления и биржи» в «деньги капитала», жестко отслеживался мировым Доминатом[10].

В настоящий момент запущен процесс, сопровождающий смену укладов.

Денежный навес «денег предыдущего уклада», будет ликвидироваться через схлопывание «финансовых пузырей» и заморозку финансовых счетов «третьих стран», под различными предлогами.

Будет формироваться контур «новых денег», который будет обеспечивать «новый уклад». Конвертировать «деньги предыдущего уклада» в «деньги нового уклада» возможно будет только через «инвестиции» или «сокровища».

Где «инвестиции» — это не доллары, евро или фунты, а те самые технологии и производства под ключ, которые сформируют «сумму технологий и производств продуктов нового уклада».

Указанные «новые производства» (новая экономика) сформируют «Новые рынки». Не в географическом понимании «новые». Новые рынки формируются за счет открытия новых сфер деятельности человека, а в парадигме «потребительской экономики» – открытие новых сфер потребления.

002

Рис 2. «Крашенные деньги»[11]

Формирование «Новых рынков» осуществляется через возникновение такой геоэкономической категории как «Товар-проект». К числу «Товар-проектов» можно отнести, например: — пассажирский самолет, атомная электростанция, персональный компьютер, космический корабль, мобильное устройство связи, «искусственный интеллект», синтезатор пищи и т.д.

Обобщая, можно сказать, что на материальном уровне, базовым элементом решения задачи, по формированию своего собственного «нового» цивилизационного уклада, формированию своего собственного мирового макрорегиона, и вхождению в число мировых «игроков», для каждой из стран\группы стран является:

- создание конкурентоспособных Товар-проектов, формирующих «новые рынки», разворачивание под данные Товар-проекты собственных промышленных производств в формате «полных технологических пакетов», формирование инфраструктуры, организация инженерных школ, и обеспечение всего пакета «безопасностей»;

- многоконтурная денежная система, блокада возможностей прямого перевода «денег предыдущего уклада» в «деньги нового уклада», формирование системы неравноценного обмена «старых» товаров на «новые». В рамках «экономики» это — реализация экономической функции «редкости». В рамках геоэкономики — взимание «ренты отсталости» со стран, не способных сформировать свой собственный «новый уклад» и тем самым защитить свои рынки от проникновения нерезидентных «товаров потребления нового уклада»;

- включение сформированного набора Товар-проектов в перечень мировых продуктов «Нового уклада», прежде всего, через механизмы «гибридной войны»;

- формирование собственного макрорегиона и окружающего его «серых зон» (земель) через механизмы «инфраструктурного капитализма»[12].

С «сокровищами» не все так просто, как хотелось бы организаторам российского варианта «экономики ренты». Через раз, смена уклада сопровождается сменой базового энергетического ресурса. То есть нефть, продолжая являться основой для химии, перестанет быть главным «энергетическим ресурсом» для транспорта. Рентабельность нефтепродажи будет сопоставима с текущей рентабельностью продажи угля – базового энергетического ресурса (пред)предыдущего уклада (см. Рис.1. Изменения при смене технологических укладов).

То есть нефть перестанет давать сверхприбыль. Нефть перестанет быть одним из основных источников наполнения бюджетов в России, если будет и дальше транспортироваться в виде продуктов нижних технологических переделов в рамках «экономики ренты».

И ещё принципиальный момент, касающийся «новых денег».

«Ресурсы» в любом виде – залежи полезных ископаемых, людские ресурсы, производственные ресурсы, не могут служить материальным обеспечением «новых денег». Материальным обеспечением может служить только то, во что вложен Труд. И чем более «сложный» или «редкий» Труд, тем выше международная стоимость тех денег, которые данный Труд обеспечивает.

Возвращаясь к вопросу «новые города в Сибири».

Строительство новых городов в Сибири должно вестись по схеме советского «атомного», «космического» и «радиотехнического» проектов – то есть через принципы «хозяйствования» а не «рыночной экономики»[13]. Вестись под ту «сумму технологий», которая обеспечит новый жизненный уклад в формате Русской Цивилизации (внутри) и формирование и удержание Россией новых международных рынков (вовне), в формате собственного мирового макрорегиона, через механизмы «гибридных войн» и\или инфраструктурного капитализма.

Географический вынос «центра управления вторым контуром» из Москвы обязателен и необходим, прежде всего, для снятия смыслового и материально-финансового давления «первого контура», который сегодня есть контур «экономики ренты», и который не сможет обеспечить России вхождение в число мировых «игроков».

Вынос также необходим для формирования «новой элиты», обладающей достаточной пассионарностью для выезда в Сибирь, и достаточной профессиональной компетентностью, дабы не бояться конкуренции при оценке по «конечному результату», а не по клановой принадлежности.

«Кризис доверия», «новые феодалы» и «новые пассионарии»

Всё сказанное выше имеет силу, но есть нюанс.

С 2018 года Россия находится на третьей стадии своего внутреннего странового кризиса – «кризисе доверия». И перечисленных выше мер, как и мер, предложенных, упомянутыми выше в статье авторами, уже недостаточно.

Первая фаза кризиса – «нормальный кризис». Мог быть разрешен в период 2014-2016 г.г. через «национальные проекты», через внедрение системы «государственного стратегического управления». Однако, не была своевременно разработана «Стратегия СЭР России». «Национальные Проекты» собирались без обязательного стратегического прогноза (тот, что был предложен, таковым не являлся), без проработки концептуального уровня.  Национальные Проекты не были запущены.

Вторая фаза кризиса  — кризис управления. Мог быть разрешен до осени 2018 года. Через смену управленческой элиты. Отставка правительства Медведева состоялась в начале 2020 года, когда страна уже вошла в третью фазу кризиса. Не произошло смены главы Банка России – ключевой фигуры для реализации «инвестиционной» стратегии в стране, не произошло смены финансового блока – ориентированного на уходящую в историю «глобализацию» и «финансовую эффективность», как основу деятельности социума. Всё это наложилось на политику ведущих мировых стран по формированию финансовых пузырей «денежного смягчения», выкупа долгов тех стран, на территории которых находятся «конфликтные минералы» для технологий нового уклада, и начала процесса организации «суммы технологий» под «деньги нового уклада» (международные инвестфонды «большой двойки» — БлэкРок и Вангард включены в схему денежной эмиссии ФРС США).

Третья фаза кризиса – кризис доверия. Мы в ней находимся.

003

Рис.3. Модели выхода из кризиса. Международный опыт[14]

Далее – четвертая стадия кризиса в виде «сценарной воронки», после прохождения которой, произойдет фактически полная замена элиты тем или иным способом.

Для выхода из «кризиса доверия», нужна новая модель социальных отношений. «Капитализм с человеческий лицом» социумом принят уже не будет. И нужно мобилизационное сверхусилие.

Зачем нужна новая социальная модель?

Особенность «экономики ренты» в том, что можно назначать на ведущие должности в управлении не по уровню квалификации и оценке конечного результата, а по клановой или семейной принадлежности. Схема ренты: — «Мы сидим, а деньги текут».

Как было сказано выше, прямо сейчас в Мире происходит циклическая смена базового энергетического ресурса. Сверхдоходов от ренты больше не будет.

Владельцами ресурсов для нового уклада будут те, кто в состоянии обеспечить указанный набор «безопасностей», и сформировать «сумму технологий» в формате полных технологических пакетов, позволяющих обеспечить «новый образ жизни».

Если же говорить о Проекте «Города в Сибири», то для создания «новых городов» нужны инженеры и пассионарии, их энергия. Нужны социальные страты, готовые свою накопленную пассионарную энергию отдать.

Возникает вопрос: – «Отдать в обмен на что?»

Идею «за патриотизм» — не предлагать. Мы в стадии «кризис доверия». Не пройдет, и не потому, что «многонациональный русский народ» не патриот. Патриот, и ещё какой. Не пройдет потому, что он не верит в ту версию «патриотизма», что ему подсовывают.

Нужны доказательства делом. Личным примером. Демонстрацией такого эталонного «образа жизни» со стороны элиты, который даст ей легитимность «быть элитой» в глазах необходимых для строительства «новых городов» пассионариев. То есть заново завоевать право называться «лучшими».

Для решения задачи формирования и реализации сверхусилия по выходу из кризиса необходимо:

- (А) выделение той пассионарной группы\страты, которая готова разменять свою пассионарную энергию на ликвидацию кризиса, и предоставление данной страте реальной возможности вхождения её представителей в новую элиту,

- (Б) предложение «нового образа жизни» для данной социальной страты, изначально — не для всего населения России (кризис доверия). Население будет перенимать «образ жизни» в формате «критерии успеха» — то есть копировать «успешные» алгоритмы поведения, используемые пассионарной социальной стратой;

- (В) учитывать требования Русского Культурного Кода при формировании пассионарных «зеленых человечков» или «малого народа» (если предстоит не просто смена, а «слом» существующей социальной модели) из данной страты. Это важный момент. Будет копироваться «образ жизни», только при условии, что Культурный Код «малого народа» не будет противоречить базовому Русскому Культурному Коду. Это принципиально. Смотри неудачи «младореформаторов» 90-х. «Зеленые человечки» же (модернизаторы, балансир, но не «ниспровергатели») и так являются носителями Русского Культурного Кода.

Что ещё можно предложить компетентным пассионариям? Деньги? Да.

Но есть нюанс. Денег наши зарубежные партнёры смогут эмитировать на порядок больше, чем Банк России. За 8 месяцев 2020-года, долларов эмитировано больше, чем за 10 предыдущих лет. То есть одних денег для удержания «человеческого капитала» уже недостаточно.

Пассионариев можно привлечь в обмен на вхождение в элиты их лучших представителей (упоминалось выше). Потому, что это шанс не только для самих пассионариев, но и для их детей. Это шанс обустроить «Свою страну» и остаться в ней жить. Потому что когда ты часть системы управления и видишь разницу между декларацией и реализацией, в Будущее верить проще, чем когда «все на выборы».

Подо что ещё? Под Идею!

Идея «люди — новая нефть» уже дала свои результаты. «Новая нефть», отказалась быть «креативным ресурсом», быть основой для сохранения модели «экономики ренты». Согласно внутренним опросам, более 40% выпускников школ готовы выехать из страны под интересную работу и обеспеченность своего будущего.

Молодых привлечёт та Идея, в которой они увидят Себя, свои личные стратегии, под свои личные Образы Будущего.

Да. Образов Будущего должно быть много, но все они должны иметь общее «смысловое ядро». Американский «Проект Лэнгли», известный у нас по книге А.Азимова «Основание», в формате «психоистории» — он, в том числе, про это, про множественность образов будущего, где каждая социальная страта, в рамках реализации «американской мечты»,  имеет видение своего собственного будущего.

Помимо этого, «психоистория», а я говорю про реальную, использованную на практике, а не про книжную психоисторию, предполагает целевую смену социальных страт через череду управляемых кризисов[15].

В рамках указанных положений, проект «Лидеры_орг» необходимо прекращать, как провальный с позиции необходимости реализации проекта «Новые города в Сибири». Новые критерии отбора «в элиты», должны быть написаны не московскими лондончанами, а теми, кто сделал что-то реальное и работающее.

Один из базовых критериев успеха — оценка по конечному результату, причем в формате «победителей не судят».

Необходим новый «Комитет Народного Контроля» для оценки результатов вне олигархических и клановых групп влияния.

Что собирается в итоге.

«Кризис доверия» выдвигает новые требования к управленцам. Люди не верят словам. Слова новых управленцев должны быть подкреплены «образом жизни», в формате Думаю-Говорю-Делаю. Да-да. То самое: — «Пацан сказал — пацан сделал!». Мы снова возвращаемся в 90-е. Кризис доверия — это время «полевых командиров».

Но этого тоже уже мало.

Нужна Идея. У В.И.Ленина она была. У белых не было ничего, кроме идеи «реставрации». Психоистория «постулирует», что «Символы прошлого ВСЕГДА проигрывают Образу Будущего!»

Ещё есть нюанс в применимости проектных инструментов.

Чистая проектная техника «образ будущего» сегодня уже не сработает, в силу всё того же кризиса доверия. И системного мирового кризиса.

Должна быть предложена модель новых социальных отношений.

Концепт Инклюзива имеет большие шансы на реализацию, чем воплощение идеи «новых дворян». Безусловный Базовый Доход (ББД) мировые ТНК обеспечат легче, чем «новые дворяне». Не обеспечат работой. Но это выяснится уже потом, когда национальной элитной прослойки уже не будет, а будут «цифровые платформы», для выкачивания «новой нефти» — человеческого капитала.

То есть без предложения внутри России альтернативного Концепта, начнется реализация концепт «инклюзивного капитализма» который автоматически ликвидирует социальную страту «новых дворян».

«Мировой экологизм» или Русский Мир-Цивилизация

Концепт «экологизма», как упоминалось выше, есть элемент гибридной войны против России. Есть ли у нас шанс выиграть на данной площадке, если мы будем играть «в экологическую игру»?

Цель игры – захват и удержание «игровой площадки». В нашем случае – сначала формирование и удержание своего собственного, цивилизационного «мирового макрорегиона», а затем формирование «серых зон» (земель) в других частях Мира, для организации неравноценного геоэкономического обмена.

Согласно правил игротехники, есть следующие способы победить в игре: — (А) смена игроков, (Б) смена игрушек, (В) смена правил, (Г) смена игровой площадки.

Свою «левую экологическую площадку» наши зарубежные партнеры готовили почти 50 лет назад, а последние 15 лет — крайне активно. Грета Тумберг – лишь внешнее проявление давно спланированного процесса.

На «игровой площадке» уже сформированы игровые правила — и нам их не поменять.

Сформирована мировая «экологическая элита» — те самые «игроки». А. Б. Чубайса туда не пустят дальше прихожей. Титул «барона из Сибирии» — это дадут, этого не жалко. А вот в «Дом» (мировой Доминат в рамках «конвергенции элит») — не пустят, хотя и пообещают, как пообещали советской партноменклатуре.

То есть, исходя из правил игротехники, чтобы нам выиграть, нужно менять «игрушки». И нужно менять «игровую площадку». Менять не только географически.

Менять нужно на смысловом уровне. То есть формировать то самое «смысловое ядро» Русской Цивилизации, с другими базовыми принципами – точкой системной сборки социума. И вменять данные принципы взамен «экологизма» и любых иных идей про то, что мы должны\хотим «что-то предложить миру». Предлагать будут победители, те самые «игроки».

То есть, прежде чем что-то «предлагать», необходимо сформировать Концепт строительства «Русского Мира-Цивилизации» и реализовать этот Концепт. И «предлагать» уже тот образ жизни, который возникнет в рамках «нового уклада».

Здесь стоит уточнить почему Цивилизация «Русская», а не «Российская».

«Русский» — есть культурное самоопределение, следование базовому русскому культурному коду, а не национальность (кровь).

Уточнение принципиальное, поскольку среди нынешних предателей достаточно «русских» по крови, но не по Культурному Коду.

Где культура — есть способ сохранения цивилизационной сложности прошлого, предложения новой сложности в будущем, и механизм доведение до населения базовых поведенческих стереотипов.

В отличие от культуры «новых россиян», историческая Русская\Советская Цивилизация имеет сильную культурную составляющую. «Новые россияне», так сильно стремились подражать культуре западного постмодерна, что не сформировали ничего своего собственного, заслуживающего внимания в формате «новой цивилизационной сложности». Отсюда «Новая Российская Цивилизация» как культурное ядро не сложилась, а на фоне «кризиса доверия» уже и не может сложиться.

Новая модель социальных отношений должна быть чётко проатрикулированна. Например, тот факт, что данная модель идёт взамен модели «нового феодализма», пример реализации которой, мы видим на Украине. Это принципиально важно для населения, прежде всего, для тех социальных страт, которые имеют пассионарность, необходимую для реализации Проекта «города в Сибири».

Декларация перехода на новую модель социальных отношений нужна, чтобы поставить перед выбором и заставить его сделать существующие элитные кланы.

Концепт «Мира-Цивилизации», требует «первичности» новой элиты – и потому «лондончанам» там не место. «Лондончане» уже чисто психологически не смогут «быть первыми». Исключения должны быть именно «исключениями».

Немного о первичности элиты и «органах принуждения»

В условиях «Мир — саванна, где все друг друга пожирают» — а с момента крушения «международного права» мы именно в таком мире и живём, принцип деления на «своих» и «чужих» есть неотъемлемый элемент выстраивания Первичности. Смысловой Первичности и от неё — элитной.

Без наличия элиты, ощущающей себя «первичной» по отношению к остальному Миру, но не к собственному народу («человеческому потенциалу») государства превращаются в «земли» которые грабят другие — государства, финансово-торговые союзы, религиозные ордена и пр.

Но именно здесь кроется главный, базовый «подводный камень», о который разбилось достаточно много элитных союзов. В силу того что на разных этапах «элиты» должны отвечать разным требованиям. Исходя из характера этапов.

Первый этап - наведение хотя бы элементарного порядка, подразумевает «простые решения». И людей, способных эти решения доводить до реализации любыми методами, любой ценой.

Второй этап - выстраивание «новой сложности». Смысловой, социальной, культурной.

Третий этап - обеспечение сменяемости/мобильности элитного состава. И  сменяемости тех социальных страт, которые отдают свою пассионарную энергию, в обмен на элитный статус. Это базовый элемент той самой «психоистории».

Четвёртый этап - смена/пересмотр «смыслового ядра», для перехода на следующий виток спирали развития.

И всё заново — со второго этапа. Или, с первого, если не было своевременного запуска процесса «начала» со второго этапа.

Советский Союз не смог собрать своё собственное новое «смысловое ядро», попытавшись вместо этого «заморозить» элитные позиции представителей действующей элитной партноменклатуры, а в качестве «смыслового ядра» взять идею конвергенции в мировую элиту.

Интересен в этой связи и зарубежный опыт.

Интегрализм Де Голля, а я считаю, что это даже более яркий пример, чем интегрализм Рузвельта, использовал в качестве союзников «финансово-торговые кланы», не являясь при этом Центром, местом базирования мировых транснационалов. И французские финансисты, в какой-то момент «зафиксировали прибыль», сдав де Голля своим «торговым партнерам» из англо-саксов. В обмен на возврат своих, утраченных по результатам Второй Мировой Войны позиций в Доминате.

Такая «сдача» полностью соответствует торговому Культурному Коду. Де Голлю нужно было своевременно «делать психоисторию» по смене доминирующей социальной страты, но он был слишком рыцарь, и, сохранив дворянскую честь и благодарность потомков, потерял страну.[16]

Указанный опыт нужно учитывать при проектировании и формировании «спирали психоистории», особенно если её выстраивание идёт с первого этапа.

То есть, при делении на:

Элиты – есть Проект национального развития, есть Власть для реализации Проекта;

Контрэлиты - есть Проект национального развития, готовы для вхождения во Власть для реализации своего Проекта;

Антиэлиты – не имеют Проекта, расходуют пассионарную энергию на борьбу «с этой Властью»;

Неэлиты – нет Проекта, не готовы жертвовать собой ради реализации Проекта или ради Власти[17],

Социальные страты, ориентированные на транснациональные Проекты, должны рассматриваться не в качестве «контрэлиты», а в качестве «антиэлиты».

Возвращаясь к нашим действующим элитам.

Цифровизация — это отказ от выстраивания новой смысловой и социальной сложности. У Китая достаточно ресурсов, чтобы сделать две, а при очень сильном напряжении — три «ставки».

У нас «историческая ставка» может быть только одна. И проектировать, делая эту ставку, нужно все этапы изначально, продумав «неоткатные» механизмы смены, перехода от одного этапа к другому.

Выше упоминался новый «Комитет Партийного Контроля», как прообраз социальной страты «охранителей», или как его называют наши системные либералы «принудителей».

Органы принуждения должны быть переориентированы. Прежде всего, они должны нести ответственность за конечный результат работы «принуждаемых».  То есть наши «охранители» должны отвечать не за «посадки», а за то:

- был ли построен мост на остров Русский и какой получился этот мост.

- запущено производство отечественных микрочипов на закупленном импортном оборудовании или нет. И т.д.

Да-да. Это тот самый страшный для наших либеральных интеллигентов «Лаврентий Павлович». Это именно его схема работы «правоохранительных органов».

Указанный принцип работы даёт перспективы в среде охранителей не только для «верных», но и для «умных», без которых «новую сложность» не соберёшь. И без наличия которых, в среде охранителей, нас разотрут между пальцами как хлебный мякиш и скормят «голубям мира» из левых экологистов.

Отступление на тему «единой мировой ноосферы»

Идея «единой мировой Ноосферы», которая в отличие от темы «левой экологической повестки», имеет отечественные корни, крайне популярна в российской гуманитарной академической среде. Вместе с тем, после В.И.Вернадского были проведены практические опыты работы с «информационными метаобъектами». Не будем углубляться в теорию информационных метаобъектов, а вернемся к желанию западно-ориентированной части отечественных интеллектуалов провести слияние со всем Миром в формате Ноосферы.

Если принять гипотезу существования Ноосферы как единого ментального поля планеты, то её функция отнюдь не в структурировании под единые форматы мышления различных социальных групп — носителей отличных друг от друга Культурных Кодов. Полный структурный порядок есть смерть любой «живой» системы. Задача Ноосферы — поддержание динамического гомеостаза между отличными друг от друга группами мыслящих, обеспечения их борьбы, которая и вынуждает данные культурные социумы развиваться. То есть это не «инструмент обеспечения мировой гармонии», как нам пытаются рассказать, а наоборот — инструмент доведения возникших дисгармоний, прорывов одних социумов до других. Это разница между «статическим» и «динамическим» гомеостазом.

Исторически попытки «удержания социальной гармонии», что в формате «единения с природой», как у американских индейцев или полинезийцев, что в формате культурной инкапсуляции (ковчега) — Японии, Индии или Китая, всегда заканчивались поражением социумов — носителей такой «гармонии». Причем в трех последних случаях присутствовала и пассионарность, и социальная агрессивность, то есть с энергетикой в данных социумах все было в порядке. Но через смысловой уровень данная энергетика шла в «закрепление лучших практик», в «традиции», а не в «отрицание путем предложения нового-лучшего.

Понять мотивы «инкапсулянтов» и «традиционалистов» легко. Новое не всегда «лучшее». Чаще всего как раз наоборот. А «традиции» есть отражение того самого Культурного Кода, который и обеспечивает существование социумов, как единого целого. То есть это всё фундамент социума. Не менее чем, но и не более.