Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Сетецентризм — управление сложностью» 
В.А. Рыжов

Модели, новые парадигмы и сложность. Рассматривая сложные системы управления, мы с существенным упрощением в них определили базовые элементы: субъект и объект управления; контуры управления, в которых выделили позицию актора. Однако сложная система состоит из критического количества системных элементов, когда связи между элементами, а также внутренние процессы системы организованы в синергетически действующие структуры и динамические процессы, обладающие новыми качествами по отношению к выделенным элементам. Субъект и объект управления связаны контурами управления, которые могут иметь различные механизмы и принципы действия. Рассматривая сложную систему управления, необходимо явно определить, в чем ее целостность, модульность, фрактальность, открытость и замкнутость. Необходимо выявить все межмодульные мембраны, основные процессы, формирующие динамическое равновесие, самоорганизацию и параметры порядка, гомеостаз, эволюционность. Необходимо также определить  информационные потоки, потенциальные и реальные цели не только субъектов управления, но и субъектов, входящих в состав объекта управления. И наконец, определить: а) механизм самовоспроизведения – каков «генетический код» системы управления в целом; б) критерии сознания – какова картина мира субъекта управления в его системном окружении. Сложные системы сегментируются на обособленные подсистемы, называемые темпомирами [17]. Темпомиры разделены мембранными барьерами, которые не только их разграничивают, но и сопрягают, образуя связи между разделенными темпомирами и их совместную коэволюцию. Коэволюция представляет собой феномен совместного развития взаимодействующих подсистем (темпомиров), развивающихся в разном темпе, на одном или даже разных уровнях организации материи [17], включая социальную материю. Каждый из темпомиров обладают своими параметрами порядка (управление самоорганизацией), гомеостазами (регулирование, целостность, адаптация к текущим и глобальным изменениям), циклами развития и прочими особенностями сложных систем. Такая системная сегрегация в смысле изменений параметров состояния сложных неоднородных динамических сред формирует так называемую, ячеисто-модульную структуру. Эта структура отражает в себе различные типы фрактального подобия. Ограничительный характер топологий для структур и процессов различных темпомиров реализуется посредством механизма системных мембран. Поэтому подобия горизонтальные (простор) и подобия вертикальные (иерархия) ограничены. Горизонтальное  самоподобие понимается как простор пространства и времени. Например, маленькая ветка дерева на стволе подобна другим таким же веткам, находящимся рядом. Вертикальное самоподобие связано с системными иерархическими уровнями и проявляется в подобии малой подсистемы к большой подсистеме, частью которой она является. Например, вертикальное подобие маленькой ветки дерева к большой ветке дерева, частью которой она является. При этом реальные фрактальные системы имеют ограниченные топологии как для горизонтальных подобий, так и для вертикальных подобий. То есть, на большой ветке дерева всегда ограничено количество маленьких веточек (топологии пространства и времени ограничены). У любого дерева, сколько бы оно не ветвилось, всегда есть самая большая ветвь – само дерево, а также самая маленькая ветвь, меньше которой являются только листья (топологии иерархий ограничены). То есть, в нашей системе парадигм модели темпомиров ограничены по вертикали и горизонтали. О важности концепции мембраны мы уже упоминали. Её роль в современной науке явно недооценена, а для понимания сложности приобретает особое значение. Мембраны следует понимать как особые пограничные области, в которых происходят процессы взаимодействия темпомиров, это контакты между объектами, субъектами, это разделитель между хаосом и порядком, это переход между противоположностями. Основные парадигмы классической и современной физики можно трактовать как основание науки о контактах: электричество и другие поля – взаимодействие зарядов, оптика – границы оптических сред, жизнь – взаимодействие организма клетки с окружающей средой (и с другими организмами). Если мембраны в биологических структурах можно наблюдать физически (например, сфотографировать), то мембраны, например, в социальных организмах можно лишь осознать, создавая специальные модели и концептуальные схемы. В этом одна из сложностей мембраны. Дополним полученную картину сложности отдельными, также важными характеристиками. Любая сложная система является продуктом того или иного типа созидания. Например, эволюционное развитие живых биологических систем или формирование организаций, компаний, сообществ. Все имеет историю, свое начало развития. Следует отметить, что жизненные циклы сложных систем достаточно сильно отличаются от жизненных циклов простых систем. При этом жизненные циклы всех простых и сложных систем ограничены. Значит всё, что мы видим вокруг, находится на определенном этапе, ступени развития (эволюции), Мы наблюдаем, либо процесс зарождения, либо развитие, либо завершение. Любая сложная система не является вечной. Сложные системы непрерывно развиваются, поэтапно наращивая свою сложность. Причем эта эволюция представляет множество процессов разного масштаба времени. В циклах развития биологических организмов можно выделить два важных для понимания системно-временных уровня. Например, на уровне популяции в целом процессы идут веками, тысячелетиями, а собственно жизнь отдельного организма, составляющего элемент популяции, имеет относительно короткий срок. И эти два типа циклов взаимно связаны и обусловлены сложностью. Мы отмечаем, что в процессе эволюции сложные системы циклически наращивают свою сложность. Так каждый рубеж уровня сложности ограничен своим критическим порогом сложности, за которым наступает новый уровень сложности, привносящий и охватывающий новые качества. В этом смысле сложные системы эволюционируют скачками, каждый раз преодолевая определенные барьеры, открывая для своего развития новые просторы возможностей. И это очень важная особенность эволюции. Наличие в сложной системе гомеостаза является признаком высокого уровня сложности. Гомеостаз – один из наиболее важных свойств сложных систем. Конкретная модель гомеостаза на системном уровне более развернуто и точно описывает целостность и адаптивность сложной системы, чем любое эссе философов на эту тему. Поэтому наиболее интересные модели гомеостаза можно найти в работах программистов, которым приходится создавать, например, адаптивные системы. Гомеостаз раскрывает особенности и детали эволюционной динамики жизненных циклов различных системных уровней сложных систем. Системная концепция гомеостаза, так же как и фрактала, требует самой серьезной дальнейшей проработки и формализации, хотя многое уже сделано. Гомеостаз обеспечивает существование сложной системы в ракурсе её адаптации к текущим внутренним и внешним изменениям в краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных периодах. В этом смысле сложную систему следует условно рассматривать в его жизненном цикле: “генезис, развитие, завершение” и эволюционной устойчивости. Каждая сложная система когда-то возникает, как объект из небытия, в четко заданных условиях. Это ее генезис. Затем она проходит этап своего становления (развития) и, наконец, заканчивает свое существование тем или иным сценарием завершения или дальнейшего превращения. Учитывая принцип фрактальности, в свою очередь, сложные системы могут также выступать в роли системных элементов для еще более сложных систем, у которых имеется более объемлющий по масштабу жизненный цикл, охватываемый гомеостазом соответствующего уровня. Тем самым, гомеостаз распространяется и координирует множество системных уровней, когда периоды чувствительности адаптации приспосабливаются к ритмам, значительно превосходящим жизненный цикл одного «сложного» элемента. То есть, природные системы как фракталы, несут в себе рекурсивный процессный характер согласованных жизненных циклов различного уровня, регулируемых гомеостазом. Учитывая потенциал современных информационных и гуманитарных технологий, управление сложными социальными системами приобретает совершенно новые прорывные и перспективные качества. Перечислим только некоторые из них:

  • высокая скорость и точность управления деятельностью (анализ, скорость реакции, качество исполнения),
  • прогнозы (краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные), форсайты и упреждающие действия “в нужном месте и в нужное время”,
  • оптимизация всех видов процессов средствами виртуальной реальности (диспетчеризация, мультиагентская среда, интеллектуальные агенты),
  • управление знаниями (обучение, генерация новых знаний, контекстное применение знаний “в нужном месте и в нужное время”),
  • расширение социальной реальности средствами виртуальной реальности, новыми ИТ-платформами и методами социоинжиниринга.

5. Сетецентризм сквозь призму контуров управленияСетецентризм – форма организационного поведения в виде распределенной в общественной среде упорядоченной деятельности множества участников, условно объединенных в неформальное организацию-сообщество с определенными целями и миссией. Потребность в сетецентризме возникает по причине сложных внешних условий, быстрых изменений, неопределенности, неожиданных событий, а также в особенно жесткой конкурентной борьбы. Объединение участников в самоорганизованную структуру должно дать синергию в повышении эффективности действий и новых возможностей. Критическими факторами являются: чувствительность к изменениям, сопряжение скорости реакции между участниками и системами, возможность упреждающих действий, готовности к неожиданным событиям, возможность управления событиями, снижение времени полного цикла действия. Основные признаки сетецентризма.

  1. Цели. Сетецентричная организация способна целенаправленно достигать свои заявленные цели за счет самоорганизованной деятельности независимых участников в роли акторов и новых форм их организационного поведения.
  2. Нет центра контроля и управления сообществом. Имеется в виду, что никто из участников-акторов сообщества непосредственно не контролирует и не управляет сообществом, поэтому нет явно выделенного центра управления среди действующих акторов.
  3. Единое информационное пространство. В сообществе существует доступное всем участникам-акторам единое информационное пространство, в котором циркулирует общественная информация и осуществляются социальные коммуникации.
  4. Все участники автономны и самостоятельны. Участники-акторы – независимые друг от друга субъекты сообщества и являются его частью. Участники независимы и имеют в сообществе различные цели, статусы, средства существования и прочие атрибуты.
  5. Динамическое равновесие, целеустремленность и самоорганизация. Сетецентризм – проявление коллективной целеустремленности различных сообществ в роли сложных динамических систем на основе принципов самоорганизации частично упорядоченного хаоса. Сетецентричная модель включает гомеостаз, фрактальность и самореализацию участников (автопоэзис [18, 19]).

Центральной проблемой сетецентризма является вопрос о целеполагании сетецентричного сообщества. Различные участники, имеющие свои личные цели, они могут порождать общие цели и достигать их. Природа самоорганизации интеллектуальных самодостаточных субъектов такова, что они на уровне своей нишевой рациональности по законам функционирования сложных динамических систем с неизбежностью должны коллективно порождать новые целевые установки для всего сообщества и участвовать в их достижении. Однако эти новые целевые установки относятся к более высокому уровню рациональности и играют важную роль для всего сообщества в целом. Одно дело, когда в сообществе участники спонтанно формируют коллективное мнение, другое дело, когда понимая структуру процесса, какой-то актор будет целенаправленно навязывать сообществу свои цели под видом всеобщей необходимости. Неважно, это будет искренний порыв за всеобщие интересы, или это будет эгоистический акт манипулирования сообществом. Механизм сетецентризма допускает эти два варианта посыла сетецентричных импульсов. Не будем сейчас вдаваться в подробности этой важной темы (и проблемы), она заслуживает специального внимания. Поэтому вопрос о целеполагании сетецентричного сообщества можно сформулировать так – «Кто и как будет контролировать и направлять целеполагание сетецентричного сообщества?». Сетецентричные импульсы. Не секрет, что в любом обществе на всех его фазах развития в той или иной форме регулярно возникают спонтанные сетецентричные импульсы. Такие импульсы могут быть слабыми или сильными, короткими и неосознанными, или наоборот, долгосрочными и осознанными всеми участниками общества. Например, толпа в городе часто ведет себя неосознанно – в виде простой давки, хулиганского погрома и пр. В интернете часто передаются от человека к человеку так называемые мемы (медиа-вирусы). Это карикатуры, идеи, символы, манеры или образы действия, которые спонтанно приобретают популярность в интернет-среде и распространяются всеми возможными способами. Однако эти действия импульсивны и не конструктивны. С другой стороны, возникают сетецентричные идеи, которые живут долго, как например, религии. Аналогично в интернете возникают долгоживущие группировки, которые проповедуют, например, идею распространения открытого кода программ, или отстаивают права анонимной свободы участников сети. Можно с уверенностью сказать, что это один из самых важных и интересных вопросов в процессах самоорганизации. Продолжим эту тему. Кроме спонтанного и неосознанного проявления целеполагания сетецентричных сообществ имеет место целенаправленная деятельность отдельных групп, которые в своих интересах пытаются управлять сетецентричными сообществами, образуя точки влияния на общество. Назовем такие социальные объекты сетецентричными хабами (англ. hub — ступица колеса, центр), по аналогии с транспортными хабами. В общем смысле социальные хабы – это координационные узлы сети, управляющие “смысловыми” параметрами порядка, которые воздействуют на участников сетецентричных сообществ. Понятно, что смысловой хаб не становится в ряд с обычными участниками сетецентричного сообщества и не работает по общим правилам акторов сообщества, а в системной иерархии находится над ними. Сетецентричные хабы являются объектами социально-коммуникационной среды и создают в социуме параметры порядка. Принцип действия смыслового хаба и его роль сильно отличается от действий участников сетецентричных организаций. Самое интересное – из таких хабов также можно строить сетецентричные системы по фрактальному принципу. Тема смысловых хабов напрямую примыкает к проблеме малой группы, которая в социальной психологии обозначена как одна из главных [20, 21, 22]. С другой стороны, структура малой группы напоминает сетецентричную организацию, где в роли хаба выступает лидер группы. Так что, для понимания механизмов сетецентризма мы должны использовать парадигму системной фрактальности наряду с парадигмами гомеостаза, динамического равновесия упорядоченного хаоса, самоорганизации открытых нелинейных систем в рамках междисциплинарного научного подхода. Что еще необычное в сетецентризме, что обычно ускользает от внимания исследователей, так это особая сигнальная среда, имеющая сложную информационную и синергетическую природу. Сигнальная среда связана с сетецентричными хабами и имеет отношение к параметрам порядка сетецентричных сообществ. С другой стороны, такую сигнальную среду спонтанно создают и поддерживают в режиме автопоэзиса [18] сами участники сетецентричных организаций в процессе своей деятельности. В свою очередь, эта сигнальная среда способна управлять деятельностью самих участников, формируя организованное коллективное действие на уровне всей системы в целом из хаотического потенциала участников. Это и есть возникновение самоорганизующегося динамического порядка из хаоса. Для формирования и поддержания сигнальной среды нужны специальные условия, которые более наглядно можно показать и объяснить на примере лазерного эффекта, очень схожего по своей природе. Ближайшим аналогом сетецентричного поведения сложной системы является лазерный эффект в квантовой физике. Мысленно, проводя такую аналогию, заметим, что для лазерного эффекта нужны определенные условия: квантовая энергетическая среда в качестве рабочего тела (это сообщество акторов), подкачка рабочего тела энергией (самостоятельная целеустремленность, пассионарность акторов), ориентированные отражатели резонатора (выше мы говорили о целеполагании сетецентричного сообщества). Лазерный эффект возможен благодаря резонансному механизму вынужденного излучения (так же возникает коллективное решение). Далее продолжайте аналогию сами. Суть явления состоит в том, что возбуждённый атом способен излучить фотон под действием инициирующего фотона без его поглощения при совпадении их энергий. То есть, энергия инициирующего фотона равняется разности энергий возбужденного атома до и после излучения. При этом излучённый фотон когерентен фотону, вызвавшему излучение (то же направление, частота, фаза и поляризация). Таким образом происходит квантовое усиление света. Этим лазерное излучение отличается от спонтанного неорганизованного излучения атомов по всем направлениям случайным образом. Сам по себе энерго-обменный процесс с подпиткой энергией орбитальных электронов атомов рабочего тела (они переходят на верхние орбиты) с последующим спонтанным излучением квантов света электронами при их переходе на нижние орбиты носит чисто микроскопический характер и на макроуровне особенно не проявляется. Таким образом для создания сетецентричного эффекта самоорганизации в любом сообществе необходимо организовать особые условия для “рабочего тела” сообщества. Это, с одной стороны, самодостаточность и независимость акторов, где они включены в социально-экономические процессы, обеспечивающие им существование и воспроизводство, а с другой стороны – развитый уровень социализации акторов, в котором проявляется их самоидентификация с сообществом и его группами. При этом необходим информационный хаб, доступный и понятный всем участникам сообщества, в котором циркулируют “резонирующие” сетецентричные импульсы, способные запускать информационные волны в виде мемов, и где также происходят процессы социализации (обмен информацией, координация, управляющие импульсы). Самый сложный вопрос сетецентричного управления и достойный пристального внимания, это процессы самоидентификации акторов с учетом влияния лидеров. Отметим, что у лидера имеются три функции – организация, идеология и поддержка статуса лидера. Кстати, всю эту мозаику необходимо выстраивать с учетом жизненного цикла малых групп и ролей участников в структурах малых групп. Все что мы здесь описали, представляет собой лишь краткое описание контура управления второго рода – сетецентричного.

Заключение

Высокие технологии и становление концепции сетецентризма. Мы рассмотрели становление концепции сетецентризма и ее непосредственную связь со сложностью. Долгое время (в масштабе жизни цивилизации) управление было только личным искусством и талантом лидера. Но лишь относительно недавно управление стало высокой технологией, а деятельность руководителя приобрела научную поддержку. Искусство управления достигло основного расцвета в эволюции систем управления передовыми вооруженными силами, где технологии приобрели формализованную четкость и дисциплину. В высокоорганизованных военных структурах расписаны роли, определены статусы, заведена субординация и установлена дисциплина для всех участников, от главных командиров до рядовых солдат. По всем видам деятельности написаны специальные уставы и разработаны детальные регламенты, определяющие весь распорядок в армии. Причем не только, как профессионально исполнять свой долг, но даже, какую носить одежду, как разговаривать, ходить и отдыхать. Такая детализация управления деятельностью в боевых условиях давала неоспоримые преимущества перед противником, который был менее организован. Естественно, все достижения управления и организации там, где это было уместно, стали переносится и на сферу производства, когда стали появляться фабрики, заводы и крупные организации. И такая система жесткого формализма организации и управления развивалась и практиковалась очень долго и в принципе достигла своего совершенства [22]. Но вот наступила современная эпоха быстрых изменений, неопределенности, нехватки или избытка информации, многообразия событий, новизны и различных неожиданностей. И в этих условиях традиционные принципы управления с жесткой дисциплиной подчинения, пирамидой властных отношений с жестким вертикальным подчинением и контролем перестали работать. Так возникла потребность в радикально новых подходах к управлению деятельностью в сложных условиях, что воплощает в себя концепция сетецентризма. Мы теперь знаем, что схема применения контура управления первого рода в чистом виде дает привычную иерархию пирамиды власти. А контур управления второго рода, как оказалось, люди очень давно использовали в своей жизни самым естественным образом, без малейшего понимания как он работает. Именно контур управления второго рода всегда спонтанно возникает в малой группе в фазе ее зарождения вокруг нишевого лидера и обеспечивает деятельность группы в режиме самоорганизации [23] в соответствии с ролевыми функциями, энергией и пассионарностью ее участников [24, 25]. Однако контур управления второго рода стал целенаправленно применяться на уровне больших сообществ, народов или даже стран лишь недавно, да и то в военных целях. Понимая, принцип действия контуров управления первого и второго рода, зная как устроен жизненный цикл развития малых групп, а также зная тенденции развития ИТ-платформ [24], можно с уверенностью предсказать устройство и возможности нового поколения обитаемой социальной виртуальной реальности, которая будет играть огромную роль в человеческом обществе будущего [26]. Теперь мы уже знаем, что будет после соцсетей типа FaceBook не как предчувствие, а с точки зрения инженера-конструктора – в виде ноу-хау. Это напрямую относится к модели будущей цифровой экономики. Новая экономика будет совсем иной, чем просто поиск и торговля через интернет, пользование развлекательными сервисами и мультимедийным контентом. Уже в реальном свете видится развитие следующих ИТ-платформ [27, 28, 29]:

  • обитаемая социальная виртуальная реальность с личными и коллективными рабочими пространствами и разграниченными правами модульного доступа;
  • различные и многочисленные виртуальные активы, ценности и деньги, которые сопряжены с реальными бизнесами, банковскими и финансовыми системами;
  • оперативное формирование и управление бизнес-процессами (включающими людей, рабочие команды, схемы операций, события, ситуации) с автоматизацией и диспетчеризацией этих процессов (workflow);
  • интеллектуальная агентская среда с ситуационным включением сетевого интеллекта, включая автоматических ботов и аватаров людей в широком спектре применений (управление транспортными потоками, логистикой поставок, расписаниями, добычей информации, управление знаниями, регулирование биржевой деятельности и пр.);
  • управление знаниями мобильных интеллектуальных групп (поиск, создание, обучение, применение), включая группы быстрого реагирования, аналитические центры, экспертные группы, корпоративные университеты, безопасность.

Аналогичное развитие, но с точки зрения маркетинга услуг мобильных телекоммуникаций и медиа-технологий также предрекают сторонники проекта Телеком 2.0 (Telco 2.0) [30]. Манифест Телеком 2.0 призван определить основные принципы функционирования новой адаптивной бизнес-модели в качестве “сердца” цифровой экономики. Сверх этого, уже сейчас можно предвосхитить структуру картины безопасности этой бизнес-среды будущей цифровой экономики. Это несложно сделать, зная механизмы и потенциальную структуру виртуальных социальных пространств с их возможными бизнес-участниками, ценными активами, форматами торговых площадок и сделок. Мы уже сейчас понимаем, какие ожидаются потенциальные угрозы, где и какие возникают точки уязвимостей, где и какие могут появляться нарушители, какие могут возникать системные угрозы и пр. Также становится понятным контингент и основные роли бизнес-участников. Это производители, продавцы, покупатели, предприниматели, а также и другие участники в ролях руководителей, организаторов, исполнителей, индивидуальных предпринимателей, учащихся и просто пользователей различных сервисов.

Добрая и злая сила знания. С одной стороны, это очень мощный механизм для формирования высокоэффективного управления, использующий энергию управляемого хаоса и высочайший потенциал резервов самоорганизации сложных систем. Такой принцип управления дает максимальную отдачу, если его конструктивно и созидательно использовать для целей выживания и гармоничного развития управляемой системы в согласии с её внутренним и внешним миром, как на физическом, так на социальном и духовном плане. Это называется принципом сочетания “мягкой силы” и гармоничного развития. Для реализации такой стратегии на первых порах необходимо сформировать специальный высокоинтеллектуальный субъект управления, способный проектировать долгосрочные и среднесрочные цели объекта управления, координировать поведение и сами процессы самоорганизации. При этом интеллект этого субъекта управления должен опираться на коллективный разум высококлассных специалистов, владеющих современными междисциплинарными знаниями, высокими информационными и гуманитарными технологиями, высочайшей культурой, духовностью и этикой. Нельзя просто полагаться на талантливых менеджеров, гениальных хакеров и квалифицированных системных администраторов. Просто технические средства, технологии и инструменты ничего не значат без человека. Таких специалистов нужно специально подбирать, обучать и воспитывать, создавая новую культуру и этику управления. Но с другой стороны, совершенно очевидно, что у некоторых политических сил появится желание и соблазн понять механизмы социальной самоорганизации, разработать соответствующую теорию и технологии, чтобы иметь возможность воздействия в качестве агрессора на модуль актора в контуре управления второго рода государства-жертвы и манипулировать его целями и поведением с своих корыстных интересах. То есть действовать как хищник против жертвы, но на высоком технологичном уровне. Таким образом, в современном мире является большой угрозой неведение и незнание руководителей государства о такой социально-технологической агрессии, которая может привести к катастрофе и даже уничтожению государства и всего народа. Правители и элита всегда были в ответе за будущее своей страны. А сейчас ответственность еще более возрастает. Поэтому такое дилетантство элит и правительств в сочетании с безответственностью, нежеланием думать и развиваться, можно приравнять к преступлению перед своими народами. Представленные и описанные в настоящей работе модели: контур управления первого рода (слежение с контролем на основе механизма обратной связи) и контур управления второго рода (сетецентричный резонансный механизм), являются важной основой для понимания и практического применения в управлении принципов самооорганизации. Однако это не единственные механизмы для различных и возможных моделей управления. Наверно в ближайшем будущем будут найдены еще более оригинальные и интересные механизмы управления. Но уже сейчас сочетание принципов иерархии и сетецентризма позволяет по-новому взглянуть на возможности систем управления сложными системами в различных ситуациях и обстоятельствах.

Акторы, личность и субъект управления. В сложных системах управления субъект и объект управления иногда представляются сложными системами, иногда нет. Все зависит от того, с какими целями и с какой глубиной мы проводим свои исследования. Очень важно понимать природу, возможности, преимущества и недостатки актора или личности, особенно когда они занимают позицию субъекта управления. Однако, мы выделяем особую роль акторов, которые в некоторых случаях, например, в социальных системах формируются виртуально и начинают спонтанно исполнять роль субъекта управления. При этом возникают самые различные варианты взаимодействий и воздействий на этих акторов со стороны внутренних и сторонних сил. В принципе, уже сейчас мы в состоянии понять, в чем будет состоять основная интрига управления сложными системами будущего. Одно дело, когда в социальную материю вмешиваются люди (личности), другое дело, когда мы начинаем использовать умные вещи, различные мультиагентные системы виртуальной реальности и специальные социальные технологии. А теперь представьте себе, что получится, когда все это причудливым образом объединится вместе: рои роботов (автоматы, дроны, автопилоты и еще невесть что); обитаемая виртуальная реальность, насыщенная ботами, агентами действия и интеллекта; сообщества простых людей (работники, потребители, творческие группы, сфера развлечения, различные военные организации, чиновники и пр.); команды интеллектуального спецназа, вооруженные интеллектуальными и социальными технологиями. Социальная реальность изменится до неузнаваемости.

Список литературы и источников

  1. Савин Л.В. Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию. М., «Евразийское движение». 2011 // (http://www.geopolitika.ru/sites/default/files/ncw.pdf)
  2. Степин В.С. Теоретическое знание. – М., 2000. // (http://philosophy.ru/library/stepin/index.html)
  3. Берд Киви. Гигабайты власти. Информационные технологии между свободой и тоталитаризмом. М. 2004. Изд. Бестселлер. ISBN: 5-98158-006-2.
  4. Огарков Н.В. Всегда в готовности к защите Отечества, М., Воениздат. 1982.
  5. Glantz D.M. Soviet Military Operational Art: In Pursuit of Deep Battle, L., 1991.
  6. John Arquilla, David Ronfeldt. The Advent of Netwar. RAND Corporation, 1996. // (http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR789.html)
  7. Arthur K. Cebrowski and John J. Garstka. Network-centric Warfare: Its Origin and Future. Proceedings, January 1998. US Naval Institute. // (http://www.usni.org/magazines/proceedings/1998-01/network-centric-warfare-its-origin-and-future)
  8. Г. Хакен. Синергетика. Издательство: Мир, 1980.
  9. Г. Хакен. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. Издательство: ЁЁ Медиа, 1985.
  10. Г. Хакен. Информация и самоорганизация. Макроскопический подход к сложным системам. Издательство: Мир, 1991.
  11. Шабуров Н. В. Герметизм. Новая философская энциклопедия. Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В.С.Стёпин. – 2-е изд., испр. и допол. – М.: Мысль, 2010.
  12. Вайнберг С. Мечты об окончательной теории: физика в поисках самых фундаментальных законов природы. – М.: Едиториал УРСС, 2004.
  13. Растригин Л. А. Адаптация сложных систем. – Рига: Зинатне, 1981.
  14. Боулдинг, К. Общая теория систем – скелет науки. (Исследования по общей теории систем). – М.: Наука, 1969.
  15. Joseph Lehman. A Brief Explanation of the Overton Window. Mackinac Center for Public Policy // (http://www.mackinac.org/12887)
  16. Гордеева Н.Д. Экспериментальная психология исполнительного действия. М.: Тривола, 1995. –  324. ISBN 5-88415-015-6.
  17. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. Издательство: Алетейя, 2002.
  18. Матурана У., Варела Ф. Древо познания: Биологические корни человеческого понимания. М.: Прогресс-Традиция, 2001.
  19. Фон Нейман Дж. Теория самовоспроизводящихся автоматов. М.: Мир, 1971.
  20. Андреева Г.М. Социальная психология. М.: Аспект-пресс, 1996.
  21. Александр Зиновьев. На пути к сверхобществу. М.: Астрель. 2008.
  22. Генри Минцберг. Структура в кулаке. Создание эффективной организации. Издательство: Питер. 2004 г. ISBN 5-469-00256-X.
  23. Рыжов В.А., Рыжов С.В. Эволюция и жизненный цикл малых групп. VII Международная научная конференция «Сорокинские чтения»: «Глобальная социальная турбулентность и Россия». 6-7 декабря 2011. МГУ им.М.В.Ломоносова.
  24. Рыжов В.А., Новоточинов А.А., Фадеева Т.И. Эволюция и структурный сдвиг роли ИТ или к вопросу обустройства «интеллектуальных месторождений» и судьбах «интеллектуальных» реформ». Портал “ Сайт С.П. Курдюмова” 2014 // (http://spkurdyumov.ru/networks/evolyuciya-i-strukturnyj-sdvig-roli-it/)
  25. Рыжов В.А. Патент РФ No.2103722 (МПК 6 G 06 F3/033) на изобретение «Способ компьютерной оценки функционального состояния тестируемого объекта» Приоритет: 05 октября 1995 г.
  26. Рыжов В.А., Курдюмов В.С. Умные сети, мобильный интеллект и стратегическое предвидение. Журнал Экономические Стратегии. №3 2013. // http://spkurdyumov.ru/networks/umnye-seti-mobilnyj-intellekt/
  27. Рыжов В.А. Модель пространства и времени виртуальной социальной среды./ Журнал «Социология», 2010, No.4, стр.46-59.
  28. Мультиагентные технологии. Компания НПК «Генезис знаний» // (http://www.kg.ru/technology/multiagent/)
  29. Рыжов С.В., Рыжов В.А. Эволюция социального пространства как Web-4.0 и 5.0./ Сборник тезисов Сорокинских чтений 2010. VI Всероссийская научная конференция «Сорокинские чтения»: «Стратегия инновационного развития России как особой цивилизации в XXI веке». 1-2 декабря 2010. МГУ им.М.В.Ломоносова. стр. 1338-1341.
  30. Исследовательский портал Telco 2.0. // (http://www.telco2research.com/)

Приложение 1. Контур управления первого рода.
Приложение 1. Контур управления первого рода.   Приложение 1. Контур управления второго рода. Приложение 1. Контур управления второго рода.