АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«СИНЕРГЕТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ» 
В. Г. Буданов

Опубликовано в: Философия и синергетика

В.Г. Буданов — д. фил. наук, профессор РАГС при Президенте

Вот уже тридцать лет синергетика предоставляет нам уникальную возможность философской рефлексии над ярким феноменом становления постнеклассической научной парадигмы. За это время синергетика, выросшая из довольно частной научной программы исследования механизмов генерации лазера Г. Хакена, стала широким междисциплинарным течением с универсалистскими претензиями, несущим свою методологию и порождающим новую онтологию общенаучной картины мира. В культуре прижились, хотя и часто искаженно понимаемые, термины: неравновесность, аттрактор, бифуркация, фрактал, динамический хаос, структурирующие динамическую сложность нашего мира. Синергетика обосновывает концепцию универсального эволюционизма, снимает противостояние естественнонаучного и гуманитарного подходов к реальности, и не случайно на философском конгрессе 2002 года В.С.Степин назвал синергетику ядром постнеклассической науки ХХ1 века

Вот уже тридцать лет синергетика предоставляет нам уникальную возможность философской рефлексии над ярким феноменом становления постнеклассической научной парадигмы. За это время синергетика, выросшая из довольно частной научной программы исследования механизмов генерации лазера Г. Хакена, стала широким междисциплинарным течением с универсалистскими претензиями, несущим свою методологию и порождающим новую онтологию общенаучной картины мира. В культуре прижились, хотя и часто искаженно понимаемые, термины: неравновесность, аттрактор, бифуркация, фрактал, динамический хаос, структурирующие динамическую сложность нашего мира. Синергетика обосновывает концепцию универсального эволюционизма, снимает противостояние естественнонаучного и гуманитарного подходов к реальности, и не случайно на философском конгрессе 2002 года В.С.Степин назвал синергетику ядром постнеклассической науки ХХ1 века [1].

Генезис синергетического моделирования . Особую роль здесь сыграло математическое моделирование, повсеместное распространение которого на рубеже нашего века так же приводит к переоценке метафизических и онтологических оснований реальности, зачастую понимаемых теперь как набор частнотеоретических, полидисциплинарных, мультимодельных образов насущных практик. Казалось бы, математика множит сущности, решая прагматические задачи, создавая множество моделей, она разрушает целостный взгляд на мир. Задачу восстановления и удержания холистическогй картины мира, без разрушения частнотеоретических модельных представлений, в большой степени и решает синергетика. Она согласует частнотеоретические и полидисциплинарные представления через свои принципы [2, 11], через теорию самоорганизации и мягкой редукции в иерархии уровней мироздания, через коммуникацию и неустойчивости развивающихся систем.

Математические методы синергетики возникли в фокусе трех основных направлений развития современной прикладной математики. Первое из них это теория нелинейных динамических систем, восходящая к А.Пуанкаре и Р.Куранту. Второе направление связано с вероятностными методами статистической классической и квантовой механики активно начатое еще Л. Больцманом, методами осреднения в многочастичных задачах кинетики, с развитием равновесной и неравновесной термодинамики. Третье направление связано с компьютерным моделированием нелинейных сред, восходящее к послевоенным работам А. Тьюринга по морфогенезу и Э.Ферми по теории солитонов. Плодотворный синтез этих направлений начался в шестидесятые-семидесятые годы, когда появились методы нахождения асимптотических состояний, параметров порядка в нелинейных средах (теорема А.Тихонова) и эффективные алгоритмы счета нелинейных задач. С этого и началась синергетика, причем ее творцы стартовали с разных предметных областей и с разных уровней описания материи. Например, Г. Хакен стартует со стохастического уравнения Фоккера-Планка для излучения в среде, в то время как И. Пригожин использует в основании своей теории диссипативных структур химической физики более грубое приближение неравновесной термодинамики, что дает Г.Хакену возможность обнаружить границы применимости подхода И.Пригожина. Подход к задачам теплопроводности в школе С.Курдюмова находится по уровню общности между двумя предыдущими подходами, однако в нем делается акцент на рассмотрение сильно нестационарных процессов — режимов с обострением, для информационно-коммуникационных процессов этот механизм был рассмотрен нами [16, 11]. Еще более глубокий уровень рассмотрения предложен в 80-х годах Г.Вайдлихом для описания социальной самоорганизации, где он стартует с уравнения Смолуховского для вероятностей переходов. Мы так же предлагали дальнейшее обобщение синергетического подхода, а именно: обращение к немарковским процессам, процессам с памятью [4, 11]. Обычно синергетики стремятся редуцировать многомерную систему уравнений к небольшому числу существенных уравнений, что позволяет провести дальнейший качественный анализ динамики, тогда либо это уравнения для асимптотики, для немногих параметров порядка, коллективных степеней свободы; либо уравнения носят феноменологический характер, и их коэффициенты еще долго придется теоретически обосновывать, как, например, в теории народонаселения С.Капицы [5], или уравнений Гинзбурга-Ландау для ферромагнетиков. В любом случае, что бы мы ни понимали под синергетикой: или теорию развивающихся систем (по В.Степину [6]), или теорию систем состоящих из множества одинаковых подсистем (по Г.Хакену [12]), или теорию о системах проходящих состояния неустойчивости (по Д.Чернавскому [7]); математические методы синергетики, как науки, образуют растущее множество методов описания нелинейных, конечных и бесконечных динамических систем, и любой новый метод здесь является и методом синергетики тоже. И если вы рассматриваете действительно сложную развивающуюся систему, то, скорее всего, все эти методы будут востребованы, начиная с теорией катастроф и, кончая теорией динамического хаоса.

Аутентичная синергетика, проблема канона. К сожалению, с общим упадком российской науки, c уходом из жизни таких классиков синергетики как И.Р. Пригожин, С.П. Курдюмов, Ю.Л. Климонтович, Ю.А. Данилов, Б.Б. Кадомцев, А.П. Руденко, все меньше остается надежды на образование институтов, советов, специальностей по синергетике. В то время, как в США и Европе родственные направления пользуются большой поддержкой. Отсутствие канона, отсутствие должной культуры конструктивной научной критики, отсутствие необходимого разнообразия книг, написанных для непрофессионалов достаточно понятно, и вместе с тем научно, привело к тому, что синергетика в России, развивается по законам стихийной самоорганизации, зачастую в профанированных метафорических формах, без опоры на ее принципы и методы. За последние тридцать лет возникло обширное и пестрое междисциплинарное синергетическое движение, с различными стратами дисциплинарных предпочтений, различными уровнями формализации и метафоризации. Может даже сложиться впечатление, что синергетика это «наше все», и любое междисциплинарное направление покрывается ею, и любой изучающий сложное педагог, психолог, искусствовед уже синергетик. Однако, с инергетика возможна лишь в единстве своего предмета и метода. И если предмет синергетики это развивающиеся системы, а это почти «все» , и, конечно, сложные человекомерные задачи и междисциплинарные проблемы без синергетики вряд ли сегодня разрешимы , то метод, синергетический метод весьма специфичен, и не в меньшей степени может и должен служить для характеристики синергетики и идентификации синергетических исследований.

Говоря о методе, совершенно необходимо обратиться к классической, строгой синергетики. В междисциплинарных ландшафтах современного научного знания строгая, аутентичная синергетика занимает особое место. Идентификация порождающего ядра, «концептуального генома» синергетики, могла бы помочь охранить синергетику от деструктивного размывания ее со стороны разного рода эпигонов, а так же от агрессивных атак со стороны иных радетелей дисциплинарной чистоты отечественной науки, а кроме того — выстроить систему отсчета и перспективу понимания других междисциплинарных направлений. Я полагаю, что аутентичная синергетика рождается и развивается на пересечении, конструктивном синтезе трех начал, а именно: нелинейного моделирования, практической философии и предметного знания; пересечения особо эффективно проявляющегося в междисциплинарных взаимодействиях. Причем уровень эффективности синтеза и профессионализм совместного применения этих начал и определяет степень аутентичности синергетического исследования, степень «строгости» синергетики. Если раньше каждый из творцов синергетики, будучи одновременно физиком, математиком и философом, счастливо сочетал эти качества, зачастую интуитивно, то сегодня, с возрастанием сложности задач, это все проявлено и разделено, осуществляется в конкретных проектах, в мультидисциплинарных сообществах разными людьми, методами сетевой коммуникации и философской рефлексии. Здесь-то и необходима коммуникативная методология синергетики, в частности, организующая синтез ее начал.

Общенаучный синтез, в разное время пытались осуществить то на базе философии, например диалектики Гегеля; то на базе математики — логический позитивизм начала ХХ века; то на базе междисциплинарного системно-структурного подхода в первой половине прошлого века. Синергетика пытается синтезировать предыдущие подходы на базе современной культуры моделирования, обогащая их прорывными открытиями последней трети ХХ века, прежде всего в области универсалистских динамических теорий (теорий катастроф, динамического хаоса, самоорганизации), а так же в области компьютерного эксперимента и математического моделирования. Кроме того, синергетика находится в диалоге и пытается ассоциировать другие современные сценарии междисциплинарного синтеза, такие как философия становления, эволюционная эпистемология, когнитивистика, рефлексивное управление, теория искусственного интеллекта, и т.д. Фактически речь идет о возрождении деятельностного подхода или эпистемологического конструктивизма, как называют на западе постнеклассический подход В.Степина.

Поскольку синергетика существует в трех ипостасях: синергетика как наука, синергетика как методология, синергетика как общенаучная картина мира [2, 11]. Аутентичная синергетика может и должна присутствовать во всех трех, в качестве ядерных компонент, естественно с разным уровнем формализации. Если, в синергетике-науке о развивающихся системах аутентичное ядро изначально существует, то в синергетической методологии и картине мира эти ядра находятся в стадии становления.

Любое ядро имеет ауру, где степень профессиональности совместного применения синергетических начал уменьшается по мере удаления от ядра, нарастают терминологический произвол и нестрогость интерпретаций, допускается неконтролируемая метафоризация. Такая мягкая, не формализованная или метафорическая синергетика тоже подлежит изучению и развитию. Именно в ее терминах укореняется синергетика в массовом сознании, мировоззрении, в постмодернистской философии. Именно она является первым мотивом и языком в междисциплинарном контакте, в первой прикидке совместных действий, объясняет взаимодействие дисциплинарных аур и онтологий в пространстве синергетической картины мира; здесь же разворачивается диалог с другими междисциплинарными направлениями. Именно в этой области происходит первый контакт с синергетикой у гуманитариев, в этой области лежат многие когнитивные, педагогические, психологические и коммуникативные приемы и технологии, которые пока не освоены строгой синергетикой. Именно эта область наиболее креативна, поставляет новые проекты и методы, питающие ядро синергетики. Философская рефлексия становления этих процессов, на мой взгляд, не менее важна, чем анализ возможностей строгой синергетики. Для меня метафорическая синергетика и строгая синергетика являются не противостоящими полюсами, и не просто периферией и ядром, но, главное, характеризуют начальный и конечный этапы процесса моделирования в применении общей синергетической методологии в социогуманитарных и междисциплинарных задачах. Просто такова логика моделирования человекомерных систем — от метафоры к модели, с метафоры все начинается. В точном естествознании акцент делается на конечном, строгом этапе моделирования. Начальный этап сознательно активируется лишь в редкие периоды научных революций и смены онтологий, либо, в неявной форме, в креативной фазе научного творчества и моделирования, в остальном, метафора изгоняется из научного метода. В этом основная причина разведения двух методологических полюсов.

Основные проблемы синергетического движения сегодня:

  • Во-первых — гипертрофированная аура или метафорическая синергетика, все больше отслаивается от аутентичного ядра. Все большая часть ее носителей предпочитают ограничиться модной синергетической метафорой, не обращаясь к строгой синергетикой.
  • Во-вторых — сама методология синергетики недостаточно широко известна. В частности только «кольцевое», согласованное применение принципов синергетики позволяет окончательно уйти от метафорического уровня к системно-структурным онтологиям, сконфигурировать модель динамической системы. Это фокус сотрудничества философов, дисциплинариев и математиков, но пока оно происходит на уровне искусства. Построение модели всегда связано с решение обратной задачи, неизбежно требующей априорной информации, отбор которой и лежит в зоне компетенции, как предметника, так и практического философа.
  • В-третьих — появились «гуманитарные» синергетики, которые готовы возглавить метафорическую революцию, отказаться от математики и моделирования вообще, утверждая его неприменимость в науках о человеке, кстати, так считают и многие гуманитарии, охраняющие чистоту своих дисциплинарных онтологий. Но этот процесс происходит независимо от их желания, «применять или не применять» должно решать не запретами, но сравнением результата моделирования с социогуманитарной эмпирикой. Совсем недавно, появились первые серьезные опыты синергетического моделирования и прогноза в истории, психологии, экономики в совместных работах гуманитариев и математиков [10].

Таким образом, синергетический мегапроект далек от завершения, скорее он входит в фазу конструктивной зрелости и окончательного завоевания междисциплинарной легитимности, особенно в глазах гуманитариев. Именно на этой стадии синергетика и философия как никогда нуждаются друг в друге.

Междисциплинарные ландшафты и коммуникация. Попытаемся взглянуть на проблему междисциплинарности изнутри, с позиций предметного научного знания. Методология междисциплинарных исследований это горизонтальная, как говорил Э. Ласло, трансдисциплинарная связь реальности—- ассоциативная, с метафорическими переносами, зачастую символьными мотивом, несущим колоссальный эвристический заряд, в отличие от вертикальной каузальной связи дисциплинарной методологии. Дисциплинарный подход решает конкретную задачу, возникшую в историческом контексте развития предмета, подбирая методы из устоявшегося инструментария. Прямо противоположен междисциплинарный подход , когда под данный универсальный метод ищутся задачи, эффективно решаемые им в самых разнообразных областях человеческой деятельности [8, 11, 15]. Это принципиально иной, холистический способ структурирования реальности, где скорее господствует полиморфизм языков и аналогия, нежели каузальное начало. Здесь ход от метода, а не от задачи. Тем не менее, так на этапе моделирования внедряется в жизнь математика — язык междисциплинарного общения, но об этом давно забыли, и обычно говорят о естественнонаучных подходах, становящихся междисциплинарными, ну скажем о теории колебаний. Следует сказать, что междисциплинарный метод возникал всегда, когда не хватало дисциплинарного багажа или возникал контакт дисциплин, однако в большинстве случаев в раньше его использование происходило спонтанно и неотрефлексированно, интуитивно. Напомним некоторые междисциплинарные подходы ХХ века: теория колебаний; перенос квантового принципа дополнительности Н.Бора на гуманитарную сферу; гелиотараксия А.Б. Чижевского или поиск ритмических Космо-Земных корреляций в различных проявлениях жизни на планете; теория катастроф Р.Тома, очень быстро взятая на вооружение гуманитариями; кибернетика и системный анализ, сегодня передающие эстафету синергетике, ассоциирующей методологию своих предшественниц.

В чем особенность трансляции междисциплинарной методологии в науку? Здесь мы встречаемся с двумя основными проблемами. Первая, — проблема двух культур в духе Чарльза Сноу. Однако, основная для нас, вторая проблема — преодоление (но вовсе не подмена) дисциплинарного типа мышления, для которого междисциплинарная методология не просто маргинальна, но иногда и вредна. Зачастую она противоречит цеховой этике, отвлекая внимание от насущных задач дисциплины, так как решает “случайный” задачи, из которых многие либо уже не интересны, либо еще не интересны, либо никогда не возникнут. Кроме того, она может навязать новые онтологии, вводя идеализации инициируемые новым методом или метафорой, а не сутью вещей. Часто это вызывает бурную реакцию отторжения дисциплинарно организованного мышления, ведь отсутствует даже предметная постановка задачи — метод сам “ищет” задачу! Осознано или бессознательно, но охранительный корпоративный рефлекс работает, и носителя междисциплинарной методологии обычно обвиняют в дилетантизме. Но намерения пришельца не внедриться, потеснив цеховую иерархию, но, сбросив информацию, пойти дальше, в соседний цех, а, в случае возникшего взаимопонимания, сотрудничать и консультировать по применению предлагаемой методологии и языка. Все это напоминает технологии маркетинга в сфере научной методологии, ну а менее приземлено — миссионерства. Возникает новый тип мобильной коммуникации посредством странствующих среди оседлого населения “коробейников от универсалий”, к которой не привыкли, но, которая в наш век обвальных потоков информации единственная позволит справляться с ними. Кстати, именно так сегодня работают консалтинговые компании и методологи-оргконсультанты.

Теперь следует пояснить подробнее, что мы понимаем под навыками междисциплинарного взаимодействия, классификация которых предложена в [9,11]. Без наполнения этого термина конструктивными смыслами невозможно ни синергетическое моделирование ни собственно синергетическая методология. Мы предлагаем выделять пять типов междисциплинарных стратегий коммуникации и, соответственно, пять типов использования термина междисциплинарность

Междисциплинарность как согласование языков смежных дисциплин. Речь идет об общих для обоих дисциплин феноменологической базе, в которой каждая использует свой тезаурус. Таково отношения физики и химии, биологии и химии, психологии и социологии и т.д..

Междисциплинарность как транссогласование языков не обязательно близких дисциплин. Речь идет о единстве методов, общенаучных инвариантах, универсалиях применяемых самими разными дисциплинами. В первую очередь это методы математики — языка естествознания, но так же и системный анализ и синергетика, которые зачастую более адекватны для гуманитарных дисциплин чем математика, в силу ее высокой строгости. В таком случае иногда говорят отрансдисциплинарности .

Междисциплинарность как эвристическая гипотеза-аналогия переносящая конструкции одной дисциплины в другую поначалу без должного обоснования. Незавершенность и креативность таких гипотетических переносов понуждает к дополнительным процедурам их обоснования в рамках данной дисциплины, либо к пересмотру онтологических оснований последней. Например, гипотеза волны-пилота в квантовой теории, введенной для объяснения феноменов корпускулярно-волнового дуализма, не прижилась, но вероятностные волны, общепризнанные сегодня, полностью перевернули представления нашего здравого смысла о квантовой онтологии.

Междисциплинарность как конструктивный междисциплинарный проект организованная форма взаимодействия многих дисциплин для понимания, обоснования и, возможно, управления феноменами сверхсложных систем. Сегодня это экологические проблемы, глобалистика, антикризисное управление, социальное конструирование, проблемы искуственного интеллекта, интегральной психологии и медицины, освоение космоса и т.д. В физике, например, это моделирование эволюции Вселенной с учетом космологического антропного принципа. Расследование любой серьезной аварии это междисциплинарный проект подтверждения гипотезы-версии причины аварии. Так можно понимать и расследование преступления, и реконструкцию истории.

Основные проблемы организации и осуществления междисциплинарных проектов носят коммуникативный характер: капсулирование языковых и эпистемологических пространств дисциплин, их недостаточное взаимодействие, своеобразный дисциплинарный снобизм и агрессия, что естественно, т.к. возникает опасность нарушения защитного пояса гипотез дисциплины. Крупнейший физик ХХ столетия Ричард Фейнман был назначен главой комиссии по расследованию гибели после старта космического челнока « Discovery ». Его выводы — нарушение согласования понимания языков многочисленных технических служб, коммуникативные разрывы. Пример успешного междисциплинарного проекта продолжающегося почти столетие, это теория гелиоземных связей А.Л.Чижевского. От вспышек на Солнце, потоков протонов к ионосфере, магнитосфере и магнитным бурям, к биосферным механизмам восприятия аномальных излучений и частот, к психофизиологическим механизмам этих воздействий.

Проект строится как сеть мостов между островами дисциплинами, как маршрут в сложном ландшафте дисциплинарных дискурсов, и если его целью является проверка гипотезы или поисково-исследовательская деятельность, и если речь идет о решении сложной технической или социальной задачи. В любом случае используются все три предыдущих типа междисциплинарной коммуникации. Следует подчеркнуть, что выполнение междисциплинарного проекта требует множества второстепенных гипотез согласования на каждой границе взаимодействия дисциплин, что на первый взгляд нарушает принцип бритвы Оккама. Отметим так же, что цена ошибки на стыках дисциплин или ошибочности самой исходной гипотезы в междисциплинарном проекте много выше, чем в одной дисциплине.

Междисциплинарность как сетевая коммуникация, или самоорганизующаяся коммуникация. Именно так происходит внедрение междисциплинарной методологии, трансдисциплинарных норм и ценностей, инвариантов и универсалий научной картины мира, так развивается синергетика и системный анализ, мода и слухи в научном социуме.

Методология синергетического моделирования. Поясним подробнее наше видение процесса полноформатного синергетического моделирования в гуманитарной сфере и междисциплинарном проектировании. В основе этого видения, помимо прочего, лежит мой пятнадцатилетний опыт преподавания прикладной синергетики гуманитариям разных специальностей от студентов и школьников до управленцев и преподавателей, а так же собственный опыт моделирования сложных систем. В процессе междисциплинарного моделирования целесообразно выделить следующие этапы:

  1. Постановка задачи в дисциплинарных терминах, включая междисциплинарную экспертизу . Этот этап в междисциплинарном проекте предполагает мониторинг и независимую экспертизу проблемы в терминах различных дисциплин-участниц проекта, подобную заключению отдельных врачей-специалистов при прохождении человеком диспансеризации. На этом этапе проблема диагносцируется и высвечиваются все коммуникативные разрывы в ее понимании разными дисциплинами. Кстати, это могут быть и не дисциплины, а разные концепции, гипотезы, парадигмы, культуры, школы и т.д.
  2. Перевод дисциплинарных понятий и эмпирических данных в синергетический тезаурус . На этом этапе царит коммуникативный и семантический хаос, метафорический произвол, смысловая «игра в бисер». Любой языковый денотат, если подобрать нужный контекст, оказывается возможным именовать и аттрактором, и управляющим параметром и т.д. этот этап создает поле контекстов и первичных связей событий и процессов.
  3. Усмотрение базовых процессов, обратных связей, принципов синергетики в эмпирическом материале , что существенно сужает метафоризацию и произвол интерпретаций. Наше восприятие, да и гуманитарные науки фиксируют в первую очередь не элементы и структуры, а процессы, события, факты, явления. Элементы и структуры определяются нами как устойчивые, инвариантные объекты по отношению к различным процессам. Очевидно, что этот этап, как и предыдущий социально культурно, исторически обусловлен, даже в естественных науках присутствует априорная теоретическая информация, не говоря уже о гуманитарных науках В.Степин [6].
  4. Согласование, сборка принципов синергетики на эмпирическом материале, в результате чего возникает «кольцо принципов» [2,11]. На этом этапе коммуникативный произвол еще больше ограничивается, что позволяет перейти к системному этапу — выбору конфигуратора. Описанный этап, напоминает идеи логического позитивизма, поскольку идея кольца принципов корреспондирует с идеей непротиворечивости молекулярного высказывания-образа для целостного процесса, состоящего из атомарных элементов-высказываний, в нашем случае из уже проверенных ранее образов-принципов синергетики.
  5. Построение структурно-функциональной когнитивной модели. Окончательное предьявление элементов, связей, структуры, функций системы. Это стандартный, но нетривиальный системный этап, с которого обычно начинают моделирование. Напомним, что в механике понятие системы материальных точек тривиально, но если мы моделируем человеческий организм, то выбор системного конфигуратора определяется типом поставленной задачи, точнее частнодисциплинарной онтологией, конфигураторы свои у биохимика, цитолога, терапевта, анатома или рефлексолога. Аналогично для общества, которое можно описывать, и как систему множества людей-элементов, и как систему идей третьего мира К.Поппера. Поэтому в живых, человекомерных системах, обязательно возникает мультисистемное описание с последующей процедурой онтологического согласования.
  6. Конструирование формальной динамической модели , фиксирующей тип уравнения, пространства состояний и т.д. Этот этап может так же нетривиально навязать неадекватную онтологию системы, т.к. способ описания с помощью избыточных средств может повлечь предсказания-химеры, которых нет в поле эксперимента, и от которых избавляться дольше, чем решать задачу. Например, сегодня подобная проблема существует в теории суперструн единой теории поля.
  7. По строение «реальной» модели , т.е. уточнение свободных параметров и коэффициентов из опыта. Относительно хорошо это умеют делать в естествознании, где коэффициента можно точно мерить, но в социо-гуманитарных науках, количественные характеристики иногда весьма условны, и оперируют понятиями больше-меньше, или тенденциями. Поэтому в гуманитарных науках иногда рассматривают пучки, множества моделей со слегка отличными коэффициентами и смотрят качественное поведение сразу пучка моделей, так называемое «мягкое моделирование» (В. Арнольд). Именно так свойство «грубости», структурной устойчивости, т.е. независимости качественных результатов от вариации параметров задачи, в теории катастроф Р.Тома помогла ей укорениться в психологии и социологии.
  8. Математическое решение модели. Этот этап наиболее подробно методологически разработан и слишком профессионально нагружен, чтобы обсуждать его на страницах философского журнала.
  9. Сравнение с экспериментом, интерпретация результатов. Здесь в первую очередь проверяется прогностическая ценность модели, однако, не только во временной динамике модели, но и в детерминации ею ранее не верифицированных свойств системы.
  10. Принятие решений, корректировка модели на любом из этапов, замыкание герменевтического круга моделирования. Особые рефлексивные, а часто и философские технологии, работающие с критериями, ценностями, смыслами.

Очевидно, что переходы от одного этапа к другому это, по сути, коллективный творческий процесс, в котором, в принципе необходимо компетентное участие не только математиков и предметников, но и философов. По мере продвижения по этапам мы переходим от метафорической синергетики к строгой, и эта работа требует владения навыками философской рефлексии. Этапы 2,3,4 являются новыми, существенно синергетическими, они проводят нас от метафорической синергетики к началам математического моделирования, делая следующий системный этап методологически обеспеченным, что переводит его из сферы искусства ближе к сфере технологии. Философская рефлексия здесь, на плохо формализуемых начальных, постановочных этапах создания модели особенно необходима. Фактически это процессы порождения теоретических идеализаций для этапов 5, 6. Ранние позитивисты назвали бы это недопустимым метафизическим этапом, а неопозитивисты усмотрели бы в этих играх с языком и феноменологией, скорее всего, процедуры поиска логической непротиворечивости описания модели. Очевидно, что, остановка в начале пути, ограничение лишь метафорическим этапом 2, делает невозможным какое-либо моделирование, даже когнитивное. Именно в этом «застревании» состоит, на мой взгляд, болезнь современной «гуманитарной» синергетики.

Вместе с тем, почему это происходит? Тот, кто не привык искать действующих причин, не обладает навыками методологической рефлексии, склонен онтологизировать те или иные частные законы, тот неизбежно зацикливается на метафорическом этапе, таким образом, что для него слово «аттрактор» вполне может заменить сложную динамику и сложную математику, тем более, что эта замена избавляет от скучной необходимости считать и мерить. Об этом хорошо пишет Д.С. Чернавский [7]: «конечно диалектика Гегеля права, говоря, что количество перейдет в качество и возникнет скачок, но когда он возникнет, почему и каким образом знает синергетика».

Последнее, относительно термина самоорганизация. Когда мы говорим, что шарик скатывает-ся это не физика, а бытописание, самодвижение материи. Когда мы говорим, что шарик скатывает некая внешняя сила, это физика Ньютона, действующая причина, десакрализация самодвижения материи. Само-лет – мистика. Самолет летит под действием подьемной силы и тяги двигателя — действующие причины. Самоорганизация молекул при замерзании воды ровно такая же «загадка», что и конвективные ячейки Бенара в неравновесных диссипативных структурах. В контексте объяснения явлений самоорганизации нередко прибегают к метафорам: говорят про «невидимую руку дирижера», или слово гипнотизера, «усыпившего» молекулы. К этим метафорам привыкли и не удивляются. Но эти метафоры не должны уводить нас от поиска действующих причин в миры панпсихизма. А эти причины одинаковы, это средние коллективные поля, которые, конечно же, редуцируются к микровзаимодействию молекул, множеству действующих причин, и никаких новых фундаментальных законов искать не надо, просто на макроуровнях привычные законы проявляются иначе, зачастую они становятся нелокальными по пространству и времени, появляется память системы, новые элементы с внутренними пространствами и т.д. Здесь действующие причины усмотреть не всегда просто, часто помогает математика если мы имеем дело с, так называемыми, марковскими процессами, а если нет, то о языке действующих причин можно забыть, он не эффективен и остается язык холистического, нелокального описания, типа законов сохранения, вариационных принципов, асимптотических состояний и т.д, при этом часть информации может утрачиваться, сворачиваться. В этом и заключается искусство моделирования явлений и процессов на качественно разных структурных уровнях иерархии окружающей нас действительности, когда редукция к физике элементарных частиц просто невозможна. Адекватно объяснять эту иерархию качеств, не пользуясь физическим и математическим языками синергетики, трудно: кто-то просто верит в мощь науки и в пафос — «посмотрите как это удивительно! …»; а кто-то требует доказательств на обыденном языке, отторгая, как редукционизм, всякие ссылки на физику и математику. Конечно, есть еще многовековая философская традиция, диалектика Гегеля и логика Аристотеля, но я согласен с В. С. Степиным, что ключи адекватного понимания синергетики в культуре все еще не найдены, и найти их без обращения к философии вряд ли возможно.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ И МОДЕЛИРОВАНИЕ. Этапы синергетического моделирования, в некотором смысле, подобны историческим этапам развития философской эпистемологии и философии культуры, поскольку гомологичны этапам взаимодействия разных дисциплинарных культур, взаимодействию их норм, ценностей, их онтологий, а так же процессам познания.

Мы полагаем, что каждый этап моделирования может быть одновременно описан в трех модусах, трех параллельных гомологических рядов:

  1. этапы синергетического моделирования, как деятельностно-технологические этапы,
  2. этапы когнитивной эволюции человека в познании мира и самого себя,
  3. этапы эволюции социальной коммуникации, отраженной в философии культуры.

Два последних ряда являются предметами философских наук и в диалоге с первым осуществляют стратегию приложения практической философии к синергетике. Действительно, легко увидеть, что в процессе синергетического моделирования каждый этап имеет свои стадии. Первой проходится стадия культурно-семиотическая, знаковая стадия, затем формируются образы пространства и времени, затем реляционная (причинно-следственные категории), затем системно-структурная, последняя формализованная стадия. Причем на каждом этапе моделирования доминирует одна из таких стадий, более того, далеко не всегда возможно, да и необходимо пройти все эти стадии.

Таким образом, процесс движения по этапам моделирования можно представить как эстафету онтологических пространств, коммуникативных практик, норм и ценностей, что и изучает история философии и философия культуры. Однако, подчеркнем одно принципиальное отличие: в процессе моделировании все этапы проходятся в реальном времени коллективом участников междисциплинарного проекта относительно быстро, а не веками и десятилетиями, как в истории философии. Приходится перевоплощаться, модельер должен быть, то метафизиком, то позитивистом, то релятивистом, то постммодернистом в фазах деконструкции этапа, ведь надо поменять оптику и в случае герменевтических возвратов к предыдущим этапам. Возникает своеобразный философский театр , где все должны попробовать чужие роли и совместно отрефлексировать изменения своих взглядов. Здесь наработанный тысячелетиями опыт философии трудно переоценить, в этом, очевидно, и будет заключаться ценность командной работы предметников и философов ценность практической философии, в этом, вероятно, один из мотивов ее возрождения в ХХ I веке.

1 Степин В.С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая реальность // Вопр. философии. 2003. № 6. С. 5–17.

2.Буданов В.Г. Синергетическая методология // Вопр. философии. 2006. № 5. С. 79–94.

3. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. СПб., Алетея, 2002.

4.Буданов В.Г. Мезопарадигма синергетики в социосинергетике // Рационализм и культура на пороге III тысячелетия: Материалы III Российского философского конгресса. Том 2. Ростов-на-Дону., 2002, с.365 — 366

5.Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука, 1997.

6.Степин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 2000.

7.Чернавский Д.С. Синергетика и информация (динамическая теория информации). Изд. 2-ое доп. и испр. М.: Едиториал УРСС, 2004. 288 с.

8.Буданов В.Г. Междисциплинарные технологии и принципы синергетики // Человек – Философия – Гуманизм: Материалы докладов и выступлений Первого Российского философского конгресса (4-7 июня 1997). Том YIII . СПб., 1998. С. 29 – 33

9,Буданов В.Г. Синергетика коммуникативных сценариев // Синергетическая парадигма. Когнитивно-коммуникативные стратегии современного научного познания /Ред.: Л.П.Киященко, П.Д.Тищенко. М., 2004. С. 444–461.

10. История и синергетика. Математическое моделирование социальной динамики. Синергетика в гуманитарных науках. /Отв. ред.: С.Ю.Малков, А.В.Коротаев. М., 2005.

11. Буданов В.Г. Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании. М.: УРСС, 2007. 232 с.

12. Хакен Г. Синергетика. М.: Мир, 1980

13 . Пригожин И. От существующего к возникающему. М.: Мир,1984

14. Вайдлих Г. Моделирование социальной динамики. М.: УРСС, 2002

15. Буданов В.Г. Трансдисциплинарное образование, технологии и принципы синергетики // Синергетическая парадигма /Под ред. В.И.Аршинова, В.Г.Буданова, В.Э.Войцеховича. М., 2000. С.   285–304.

16. Буданов В.Г. Синергетические механизмы роста научного знания и культура // Философия науки. Вып. 2. М., 1996. С.191 – 199.