АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«НЕЛИНЕЙНОСТЬ ВРЕМЕНИ» 
В. Шкунденков

Опубликовано в: Философия и синергетика

Все и просто и непросто. Хотя бы потому, что мы не знаем, что такое любовь, красота, время и бесконечность. И человек, похоже, должен сделать еще один, новый и смелый, шаг вперед — туда, где просматриваются место и роль России и носимого ею русского духа, проявляющегося в чистоте души русского человека и в его устремленности через свободу к звенящей красоте, — ускорять время во Вселенной. Время во Вселенной не совпадает со временем человеческой жизни. Там оно идет вперед, останавливается и может идти назад

«Человечество никогда не знало, как ответить на три вопроса: зачем нужны деньги и что такое любовь и красота? А вы, Владимир Николаевич, хотите…» — было сказано мне где-то в середине восьмидесятых годов Михаилом Григорьевичем Мещеряковым, создателем первого отечественного ускорителя — синхроциклотрона в Дубне (1949), директором Лаборатории вычислительной техники и автоматизации Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ).

Наш разговор был о числовых характеристиках красоты, с использованием которых мы создавали программы распознавания изображений в задачах физики высоких энергий (ядерные треки), авиации (графики полетной информации) и других. Снижая затраты на выполнение этих работ в 10-100 раз, что равноценно ускорению времени научных разработок. Не времени нашей жизни, а той его части, которая использовалась для исследований и преобразования Вселенной, наполняя жизнь высшим смыслом. Где применимо понятие о нелинейности времени.

Особенностью этих исследований является то, что они относятся не к философским, а к научным. В течение 20 лет эти работы проводились в ОИЯИ, а в период 1995-2003 годов — в Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН, Женева). В первом случае это была задача обработки фотоизображений (включая распознавание изображений), во втором — создания компьютерных систем для поддержки управления научными работами (электронный документооборот, контроль финансов и др.). И везде был достигнут указанный показатель сокращения затрат для сложных разработок — на уровне десяти раз и более.
Это должно было бы стать сенсацией. Но не стало.

В Советском Союзе разговор о связи между временем и красотой нельзя было даже поднимать. И автор, чтобы опубликовать в 1978 году приводимый ниже график, пошел на самый что ни на есть подлог: подготовил один текст научной статьи, а после прохождения через комиссию сдал в издательский отдел «не совсем тот» [1]. После чего возникли некоторые проблемы. Что же касается условий, в которых существует наука в современной «демократической» России, то здесь трудности иные: опубликовать можно все, но свобода на этом же может и закончиться.

Остается заграница. Но теперь представьте, что ваш метод использован там, где у них «что-то не получалось», а тут вдруг все пошло. И дало, к примеру, эффект в десятки миллионов долларов, что открыло дорогу в карьере сразу нескольким, большим и не очень, руководителям. Неужели человек сам пойдет наверх и скажет, что это все достигнуто не из-за его таланта, а благодаря применению подхода «некоего русского»?

Есть ли выход?

Есть и очень простой: стать философом. А еще лучше — поэтом (ибо проще). Чтобы переместиться в «другое пространство», где ценности все смещены, правда, в опасном направлении. Это пространство имеет название: хаос. Но только это не тот хаос, в который опускаются, а тот, в который входят — с оружием. Откуда есть лишь один выход: победа. Но именно это и дается легче всего, надо только последовать за предлагаемыми здесь новыми ценностями: чистотой (в сердце) и красотой.

И не важно, что у кого-то нет большого таланта или выдающегося ума. Ведь можно написать не тысячи стихотворений, а всего одно. И даже не до конца. Но все написанное должно быть чистым. И тогда перед вошедшим откроется совершенно иной мир. Во всяком случае, на это можно надеяться. Для чего и был поставлен эксперимент сорок лет назад, когда автор сделал набросок одного стихотворения, конец которого ему «Бог нашептал на ушко» (Виктор Астафьев) только в 2001 году.

Это стихотворение, названное «Ночь на Черном озере», было связано с юношеской любовью (где, разумеется, была драма), а найденное окончание может быть отнесено как к тому далекому времени, так и к настоящему (это то странное в слове, на что обратил внимание еще Лермонтов). И самое интересное во всем этом — я сужу по себе — то, что этот двойной смысл, если кто и вкладывает, то только не автор. А может, именно «автор»? Тот…

Может, завтра нас не будет,
Может, кто-нибудь другой
Позовет и все забудет,
Будет петь тебе одной.
Пой струна, звени гитара,
Про надежду и любовь
Расскажи мне в песне старой,
Уведи меня тоской
За звездою голубою,
В лунном свете над водой
Нас свяжи одной судьбою.
Нет надежды? Никакой?
………………………………
Нет печали, нет разлуки,
Нет начала и конца.
Расчертив огнем, звезда
Протянула в небе руки -
Никуда. Одна вода
От нее засеребрилась.
Снова тьма. И снова мгла.
И тоска волной разлилась,
Набежала и устало
Расплескалась в камышах.
Взмах крыла. Чья тень пропала?
Месяц вышел в облаках.
Он всю ночь в тумане бродит
Безнадежно желтым светом.
Что он ищет? Не находит?
Даль светла. Но нет рассвета.
…………………………………
Ни тоски, ни тайной муки,
Ни надежды, ни креста.
Гаснет пламя, стынут руки,
Тихо катится слеза.

Особенностью этого стихотворения, по мнению автора, является то, что оно чистое. Объяснить это не берусь. Но, по ощущениям, именно хаос с его абсолютной свободой и чистота, зависящие от выбора человека, открывают дорогу к восприятию красоты. Красоты нисходящей. Позволяющей находить то, что другие назовут талантливыми решениями. Что подчас опережает свое время на многие годы, а иногда и на столетия. Что совершенно невозможно «придумать». Это можно только ощутить и описать.

Описать словами то, что пришло к тебе в виде откровения, через настроения и случайные мысли. Что, выдвинутое в виде обоснованной затем теории или после проверки на практике, может быть изложено в виде результатов научных исследований [1-5,7,8] и становится, пользуясь терминологией древних греков, «физикой».

Но над тем, что уже известно (даже если и не признано), существует то, что называлось «за-физикой». То, что идет после «физики» и не может иметь в существующих условиях экспериментального подтверждения в полном объеме. Метафизика. Самое прекрасное для человека-философа. А если этот человек предполагает, что он еще и знает метод проникновения в таинственное неизвестное, то остановить его не сможет уже ничто: хотя страх считается самым сильным из чувств, однако есть нечто еще более могущественное — захватывающая сила красоты.

Вошедшая в чистое сердце, красота ведет неуверенного человека по дороге подвига. И нет, похоже, иного пути… Во всяком случае — в России: не многие знают, что слово подвиг существует только в русском языке. Как и слова тоска и истина.

Заканчивая вводную часть этой статьи, выполняющую роль оправдания за смелость говорить о чужой тематике, я перехожу в пространство истории и философии. С надеждой на то, что хотя бы что-то из того важного, что сказано ниже, окажется истиной.

И прошу простить за упрощенность языка и мыслей: текст пишется «нефилософом». Своего рода «язычником», каковыми видятся первые философы во времена Пифагора, еще не знавшие изложенного в четырех томах «Новой философской энциклопедии» (2001). Но уже догадывающимся о том, что в этой энциклопедии должно отсутствовать: о четырех «началах» в живой и неживой природе. Что много проще найти именно «нефилософу» — тому, кто занимается научными исследованиями и разработками.

Но прежде чем перейти к рассуждениям на скучные темы про нелинейность времени и числовые характеристики красоты, сидящие на двух стульях — науки и философии, обратимся к более занимательному — истории. Подвиньте кресло ближе к огню, налейте что-нибудь в хрустальный бокал. У вас нет ни того, ни другого? Тогда у вас, наверное, есть простая печка и граненый стакан. Что ничуть не хуже. И давайте разберемся, кто мы, русские, такие?

Какая-то неведомая сила

Рассуждения на эту тему, по-видимому, никогда не станут предметом науки. Это было и останется метафизикой. Что, однако, не значит, что здесь все непонятно. Тем более, что другие, пишущие о русском человеке, и нередко с позиций недоброжелательного отношения к нему, своих сомнений не выносят на обсуждение. А просто заявляют: мы имеем право, потому что самые умные. И действительно именно умные, ибо если нас и победили, то не на полях сражений, а деньгами. Но является ли ум (не признавать который за «победившими» было бы ошибкой) чем-то самым высоким?

Рассматривая этот вопрос, наверное, можно согласиться с тем, что ум без знаний — ничто. Но как тогда понять нашего Пушкина: «В глубоком знанье жизни нет»? Обратимся к созданию танка Т-34, этого чисто русского творения.

Все знают, что Т-34 был лучшим танком Второй мировой войны. Но когда заходит речь о том, чтобы дать объяснение — в чем его основная идея и есть ли она? — никто ответить не может. Ответ: «совокупность параметров» — неверен. Не потому, что это не правда, а потому, что этот ответ принижает русский дух. В конце концов немцы во время войны создали два танка, «Тигр» и «Пантеру», которые были сильнее Т-34. Но победа осталась за русским танком.

И правильный ответ о Т-34: это «оружие победы». Чтобы создать такой танк, знаний недостаточно. Требуется еще подключить дух. А вот дух-то как раз бывает разный. И если мы и не можем объяснить разницу между «немецким духом» и «русским духом» (о чем автор собирается говорить ниже), то это еще не значит, что мы ее не ощущаем.

Но оставим пока философско-метафизические объяснения на эту тему, а дадим ответ в простом виде научного взгляда на изложенные в разрозненном виде события более чем полувековой давности. Главными создателями танка Т-34 было бы правильно назвать двух русских конструкторов — Михаила Кошкина и Василия Грабина, а с ними и еще одного — Александра Морозова. Что же они сделали?

Самым интересным из них был Грабин, ставший со временем генерал-полковником и профессором МВТУ им. Баумана. И проживший дольше всех — до 80-летнего возраста (умер в 1980 году, похоронен на Новодевичьем кладбище — уверен, что к «нему» будут приходить). Это он еще в 1935 году заложил в свои пушки будущую победу над «тиграми» и «пантерами», созданными немцами ко времени и для участия в Курской битве (1943). Тогда он выступил с концепцией, которую и должно назвать победной: пушка должна быть «легкой и мощной». Даже в ущерб точности стрельбы.

И оказался один против всех. За исключением одного: Сталина.

Немного истории. В 1925 году Дмитрий Григорович создает первый советский истребитель, принятый на вооружение. В 1928 году Троцкий организовывает первую «шарашку», полутюрьму для русских талантов, и сажает туда Григоровича. А годом позже — Николая Поликарпова, когда тот уже поднял в небо знаменитый биплан У-2 (По-2). Ничего толкового из этого не вышло, их выпустили (1931), после чего Поликарпов создал истребитель И-16, воевавший в Испании. Но И-16 проиграл «мессершмитту» Bf 109, когда тот в 1938 году получил 20-мм пушку и новый мотор. Видимо, чего-то нашим отсидевшим ведущим уже недоставало… Тогда Сталин вызвал молодого авиаконструктора Александра Яковлева и поручил ему создать к весне 1940 года истребитель для борьбы с Bf 109. Яковлев создаст и победит, но не самолет Bf 109, а немецкую истребительную авиацию [6,7]. И я бы решился сказать, что между годом рождения первой «шарашки» и войной 1941-1945 годов был период перелома во взглядах Сталина на русский интеллект, который можно датировать 1934 годом. Когда он от ориентации на методы Ивана Грозного (Ленина, Троцкого) повернулся в сторону Петра Великого.

Доказательств этому мной видится два. Первое связано с переводом на русский язык и изданием в единственном экземпляре книги Гитлера «Майн кампф», сделанным (как я вычислил) в 1934 году. Книгу эту, найденную около 1990 года в спецхране одной из библиотек ЦК КПСС, пустили в тираж, я ее купил и прочел в ней про то, что затем обнаружил в изменении политики Сталина и именно с этого времени: гитлеровскую идею индивидуальной поддержки народных талантов. (Что можно увидеть и в русской истории времен Петра Великого.) Второе связано с тем, что с 1935 года стали проводиться «открытые» конкурсы на создание боевой техники, на которых Сталин лично искал эти самые «таланты из народа». Так в его поле зрения появился никому до этого не известный конструктор пушек Грабин, выигравший в том конкурсе 1935 года.

Тогда все светила в области артиллерийских систем оказались захвачены идеей создания универсальной пушки, способной стрелять и по танкам, и по самолетам. Да еще с высокой точностью. И лишь один конструктор, Грабин, предложил создать простую пушку, предназначенную для борьбы только против танков. Такая пушка и была принята на вооружение по высказанному мнению «одного из членов Совета». Легкая и мощная, она позволяла в распутицу осени 1941 года тащить ее на руках по дорогам войны. А все остальные пушки из-за их большого веса и отсутствия лошадей (немцы их перебили в первый же месяц наступления) остались «где-то там». Но когда на нашего солдата шла стальная немецкая машина, у него теперь было чем ее остановить. Правда, она (пушка), сделанная для облегчения веса с пружинным дульным тормозом и пружинящими же станинами и потому подпрыгивающая при каждом выстреле, была не очень точной. Но с расстояния в 30-50 метров и из нее можно было стрелять без промаха.

Последняя модель этой мощной 76-мм пушки, прошедшей до самого Берлина, была, однако, создана в 1940 году как бы случайно. Задания на нее не было, но Грабин вдруг увидел ее и — создал. Как Пушкин. Наступил 1941 год, а получить задание все не удавалось. И тогда директор горьковского завода Елян принял решение начать выпуск этих пушек «просто так», без задания. И ко времени битвы под Москвой, в декабре 1941-го, их было выпущено 1000 штук. А после разгрома немцев, уже в январе 1942-го, о ней стало известно Сталину. Тотчас поступил приказ: дать задание на ее разработку, создать и провести испытания, чтобы начать производство. В январе-феврале требуемые испытания были проведены, после чего пушка получило свое имя — ЗИС-3. Роль коммунистической партии, «вдохновителя и организатора всех наших побед», в этом случае как бы не проявилась.

Примерно здесь заканчивается книга Грабина «Оружие победы», хотя звездный час для созданных им артиллерийских систем наступил в следующем, 1943 году. Но это уже относится к чистой воды метафизике: предвидеть защитную крепость брони танка «Тигр», когда о нем еще и не начинали думать. А значит, как это считалось еще и в год завершения работы над книгой (1980), этого просто не могло было быть. Но это было.

***

Оставим, однако, пока в стороне 1943 год и Курскую битву и возвратимся немного назад. 1937 год. Переведенный с Кировского завода в Ленинграде на Харьковский паровозостроительный завод конструктор Кошкин предлагает наряду с государственным заданием по созданию скоростного колесно-гусеничного танка (во время войны таких танков не оказалось) по чертежам инженера Кристи (США) построить в те же сроки и за те же средства еще один танк — будущий Т-34, вездеход с широкими гусеницами и мощным дизельным двигателем, наклонной передней броней и предназначенной для установки могучей пушки башней. Что здесь было главным? И было ли это «что-то»?

Выступая время от времени в течение около 25 лет с лекцией на эту тему, я говорю слушателям: назовите самое главное в танке Т-34, выбрав это из следующих характеристик — скорость, маневренность, броня, пушка. И объясните свой выбор.

Задача всегда оказывалась нерешаемой. А ответ существует: мощная пушка. Силуэт танка с длинноствольной пушкой впервые был продемонстрирован на Т-34. К тому же она имела калибр 76 мм против 37 мм (позже — 50 мм)у немецких танков серии Т-III, главных на первом этапе войны. В результате в танковых боях русский танк просто-напросто расстреливал немецкие танки с недоступного для стрельбы из их слабых пушек (малого калибра и к тому же короткоствольных) расстояния.

Создание этой пушки для Т-34 также оказалось связанным с именем Грабина. Ее ему не заказывали, просто однажды во время отдыха в санатории города Сочи у Грабина состоялся случайный разговор, в котором его собеседник сказал: а почему бы не сконструировать пушку для среднего танка? И он ее сконструировал — на одном дыхании. Так, в начале войны у нас появился на редкость удачный танк, не имевший, правда, права на существование. Но в августе Сталин все же узнал о нем — от пленных немцев.

Однако Кошкина в живых уже не было. В марте 1940 года он предпринял перегон двух созданных им машин из Харькова в Москву, чтобы испытать их возможности в суровых условиях снежного бездорожья. Но военные заказчики, которые все были против Т-34, не дали согласия на этот эксперимент. Тогда Кошкин вывел ночью свои машины из ворот завода и, тотчас свернув с дороги, повел их в Москву. Последовал приказ: остановить.
Но с помощью чего можно было остановить лучший в мире боевой танк?

И все же недалеко от Тулы чекист, которому была поручена задача перехвата, подловил их на единственном в этом месте железнодорожном переезде. Поймал, увидел и… влюбился. Сел за рычаги одной машины и, увлекшись, сломал ее. Оставался второй танк. Он и был приведен — под охраной самого чекиста — на смотр в Москву. И вышел в нем победителем. Но Кошкин не выдержал трудностей этого перехода, где он простудился, и через полгода умер. Вместо него главным конструктором Т-34 стал Морозов, который за оставшийся до начала войны год, опять-таки без согласования, так переделал конструкцию, что она стала совсем простой и технологичной.

«Ваша боевая техника была настолько примитивной, что даже не ломалась», — сказал мне по этому поводу один немец, участник войны на русском фронте. Но он, ставший мне другом по работе в ЦЕРН (Женева), как нам это понятно, был далеко не прав.

Заканчивая рассказ о первом периоде создания и применения танка Т-34, не могу не сказать об одном странном случае. В августе или сентябре 1941 года немецкая авиация разбомбила участок кладбища в Харькове, где был похоронен Кошкин. От могилы ничего не осталось.

И вторая, не менее любопытная, история: в мире, помимо Кошкина и Грабина, был еще один человек, который предлагал строить средние танки с мощной длинноствольной пушкой. Этот человек — Гитлер. Но его предложение, сделанное в 1940 году, было высмеяно немецкими специалистами. Тогда он издал приказ, однако его куда-то «замотали». В результате у немцев только в 1942 году по приказу Гудериана стали устанавливать длинноствольные пушки калибра 75 мм на пригодный для этого танк Т-IV, а создание танков T-V «Пантера» и Т-VI «Тигр» с мощными длинноствольными пушками было развернуто только с конца ноября 1941 года. Эти новые немецкие машины должны были быть уже неуязвимыми для Т-34, но этого не получилось.

***

Курская битва должна была начаться в начале мая 1943 года, но Гитлер несколько раз откладывал ее и, наконец, начал 5 июля. За эти примерно 60 дней Германия заметно увеличила количество «тигров» и «пантер» — приблизительно до 250 единиц для первого и 200 для второго типа машин. Правда, в Курской битве реально участвовало только 100 «тигров» и примерно столько же «пантер», остальные оказались с техническими неполадками. При том, что всего в немецкой армии было около 6000 танков и самоходок, а в русской — около 10000, в основном танки Т-34. Но это были уже не совсем те Т-34. И в их молниеносном преобразовании мне видится самое главное, что отражает русский дух.

Немцам в то время что-то не везло. Сначала они потеряли первые два «тигра», выпущенные для пробы в феврале 1943 года на Волховский фронт. Синявинские высоты. Одна наша артиллерийская батарея, в составе которой были 122-мм корпусные пушки, замаскирована в болотистой местности. На эту батарею и вышли случайно два незадачливых «тигра». Выстрел в упор, с расстояния в 50 метров, раскалывает башню одного танка, а куски башни с такой силой ударяют по броне второго, что немцы от страха выскакивают из него и бегут, даже не выключив двигатель. Оба танка достались русским.

После этого в дело вступает наш разведчик. Обворожив дочку одного из германских стальных магнатов, он, такой «патриот», предложил изготовить обручальные кольца из брони новых танков. И вслед за помолвкой сбежал с кольцом через Швецию в Советский Союз. Так где-то в апреле или мае, незадолго до первой даты начала битвы, нашему руководству стали известны характеристики новейшей брони «тигра». Грабинские 76-мм пушки, стоявшие на Т-34, и такие же противотанковые ЗИС-3 оказались бессильными. И здесь начинается самое интересное, о чем, похоже, не было разрешено рассказывать.

Но я все же прочел однажды где-то (кажется, это был журнал «Огонек» во второй половине 1980-х годов) про то, что нам, простым людям, обычно не говорят. Тогда Грабин пришел к Сталину и сказал, что в стволы всех его пушек, в соответствии с его концепцией пушки («легкая и мощная»), заложен двойной запас металла и потому их можно перевести одним проходом сверла с калибра 76 мм на калибр зенитных орудий — 85 мм. А с этим калибром уже можно было воевать против новых немецких танков.

Так у нас появились танки Т-34/85 и пушки ЗИС-3/85. К счастью, помог и Гитлер, отложивший начало битвы на два месяца. И после шести недель тяжелейших боев победа в Курской битве, которую еще называют битвой танков, досталась русским солдатам.

К курьезам этой великой битвы относится приказ Гитлера, где он требовал брать в плен пушки ЗИС-3/85 из-за их необыкновенной эффективности. Мой друг-немец называл их «die Kanonen von General Grabin». Русские имени Грабина не знают до сих пор.

Разведчика, доставившего кольцо из новой танковой брони, наши «органы» через год расстреляли. Ему, кажется, вменили в вину как политическую ошибку некоторые детали его поведения.

***

В изложенном о создании русского боевого оружия читатель, без сомнения, увидит присутствие красивых решений. И согласится, что красивое означает победоносное.
А в ходе тех событий мне видится то, что наводит на не совсем обычные вопросы и выводы:

  • что вело Грабина и Кошкина по пути создания оружия, против которого были все военные заказчики? Что вообще ведет русского человека на подвиг?
  • что вело того чекиста, который сам привел танк Т-34 на смотр в Москву, нарушив тем самым приказ о задержании? Ведь он знал, что мог попасть под расстрел;
  • почему в то время слежек и доносов никто не «настучал» на Грабина, который пошел на перерасход дефицитного легированного металла для создания двойного запаса в толщине стволов его пушек?
  • почему оказалось, что переход с калибра 76 мм на калибр 85 мм уже опасен для танков «Тигр» и «Пантера»? Немцы ведь могли сделать броню еще мощнее;
  • а если бы два первых «тигра» не наехали на батарею из 122-мм орудий, мы бы не оказались готовыми к встрече с ними? Или если бы наш разведчик не сумел заполучить кольцо из новой секретной брони? Или не смог бы перебежать через границу?
  • что обратило внимание Сталина на идею Гитлера искать и поддерживать таланты из народа? А если бы в борьбе за власть победил не Сталин, а Троцкий, мы бы имели что-либо, кроме «шарашек», не давших ко времени, когда это было жизненно необходимо, ни одного достойного вида оружия?

И так далее. Можно насчитать полтора десятка подобных крайне важных случайностей [6], все до единой выпавших счастливо для русских в этой борьбе. Не много ли?

С точки зрения теории вероятностей — даже слишком много. Что и наводит на мысли о том, что Россию в ее нелегкой судьбе, когда она была, казалось бы, разрушена и не раз, защищает распростертым над ней крылом какая-то неведомая сила.

«Храм оставленный — все храм, / Кумир поверженный — все бог» (Лермонтов). Но что создает храм?

Если всмотреться в приведенный выше текст об оружии, то в нем можно проследить за проявлением четырех «начал» в Природе, формирующих дух великих народов.

Четыре «начала» в Природе. Русское староправославие
(Взгляд на русскую историю и философию)

Излагая свой взгляд (и не более) на некоторые важнейшие события русской истории и на философию простого русского человека, являющегося носителем «русского духа», я ставлю перед собой цель: попытаться понять, чем мы отличаемся от других и как нам в будущем строить свою жизнь с ними. Имея в виду приход новых возможностей в коммуникации между людьми в XXI веке (Internet, Web и др.), которые позволяют думать о том, что вместо денег на первое место выдвинется интеллект.

***

«Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» — эти слова знает каждый русский. Нас так учили в школе, ссылаясь на «Повесть временных лет» киево-печерского монаха Нестора (XI век). И почти никто не знает, что это тонкая ложь. Порожденная первыми русскими историками Петровского времени, которые все были немцами, а затем поддержанная и нашими историками, находившимися на чьей-то службе. И направленная на разрушение изнутри, через насаждение в наших душах неуверенности в себе, нашего духа. Дескать русские сами ничего не могут…

Но обратимся к летописи. В ее оригинале написано «а наряда в неи нетъ», что никак нельзя отождествлять с отсутствием порядка (из чего и делается вывод о неспособности русских его устанавливать), как нам это внушают. Слово «наряд» имеет другое смысловое значение: поддержание чего-то уже существующего. Так, заступить в наряд в армейской службе означает принять власть над чем-то (с целью поддержания порядка). Именно поддержание (продолжение) порядка, а не его наведение по причине собственной неспособности было основой обращения новгородцев, пригласивших Рюрика (ближайшего родственника умершего бездетным новгородского князя Гостомысла) править в Новгороде. (Ссылаюсь здесь на книгу С. Лесного «Откуда ты, Русь?», 1964. И приведу начало исследуемого текста: «Изъгнаша Варяги за море и не даша имъ дани…» Это кто же изъгнаша? Те, кто «не могут»?)

Если сказанное выше — правда, если нас продолжают обманывать и сейчас, в век привнесенных в Россию «демократических свобод», то это вызывает желание взять в руки меч.

Но где враг? Кругом все «по закону», даже приватизация в миллиарды долларов. И они, эти миллиарды, уже работают, превращая нас — в кого? Понимаем ли мы — в кого?
Понимаем: в послушных.

Но нравится ли нам это? Буду исходить из ответа: не нравится. И писать буду для них — тех, кто со мной согласен. Которых, в моей оценке, среди русских — цифры моя «слабость» — не менее одного процента.

И больше, возможно, для аристократов и не требуется. В данном случае я говорю о возникающем в русском народе классе интеллектуалов-аристократов, которые должны объединяться с такими же, как они, нерусскими во всем мире. Создавая с применением новейших технических средств надгосударственные Intellectual Communities на основе таких понятий, как свобода и честь. Вне бизнеса и вне денег. Предложат и принесут.

Ибо — мы говорим об умных — не захотят отстать от участия в таких задачах, как, например, исследование нелинейности времени или, двигаясь еще дальше, поиск «управляющего начала» в Природе [2,3,4,5]. Что из-за большой сложности под силу только чистому коллективному разуму.

В этом предложении намечено устранение, возможно, самого главного противоречия в человеческом существовании: отсутствия взаимодействия между мужским началом в Природе, несущим «радость борьбы», и женским, управляющим через победы красоты (проявляется в нелинейности времени — см. ниже) направлением «движения». Что, по мнению автора, является метафизической (остающейся непонятной) основой всех войн.

Вместе с тем, я говорю лишь о предложении организации сотрудничества на уровне интеллектуалов-одиночек. И отсюда еще не следует, что мир придет к сотрудничеству и между приводимыми в коллективистское («стадное») состояние разными народами, на что нас ориентируют институты государства, Церкви и власти денег. Возможно, с решением первой из этих задач мир сам придет и к решению второй — через обучение уже «избранных». Либо что-то, что правит миром, заменит последних на более умных.

***

Есть ли что-то над нами? Это наши метафизические построения или же есть уже какие-то физические (научные) доказательства этого? Есть ли здесь хоть какая-нибудь ниточка, за которую можно было бы потянуть?

Почему-то я думал, что повествование о создании танка Т-34 (см. выше) дает положительный ответ на этот вопрос. Впрочем, никакого предубеждения против тех, кто с этим утверждением не согласен, у меня нет. Скептицизм, считается, демонстрирует проявление ума. Как минимум его низшей ступени. К тому же те, кто требуют настоящих доказательств (которые можно потрогать и даже положить к себе в карман), могут гордиться тем же, чем гордятся наиболее цитируемые авторы в мире науки: принадлежностью к надежному большинству. Что дает им возможность надеяться не только не остаться простыми человеками, но стать директорами, министрами, даже Римским папой. И, безусловно, избежать распятия на кресте.

А так как скептически (здравомысляще) настроенные умные люди составляют, по моей оценке, большую часть читателей этой книги, то я честно предлагаю им: не читать дальше. И не менее честно говорю о том, что многое из написанного ниже (как и выше) не является результатом надежных научных исследований, а может быть отнесено лишь к размышлениям автора. Который к тому же считает это ниспосланным ему свыше — путем выхватывания главного из того, что видят и слышат все, — что совсем уже ненадежно.

И возникает вопрос: а почему же тогда он (пишущий это) не остановится?

Потому что не может. К тому же знает: в хаосе вошедшего с оружием и остановившегося — убивают. Для этого существует институт несчастных случаев, причем с разными степенями предупреждения: например, вы можете ехать в солнечный летний день на автомобиле, вылететь с дороги и перевернуться. Все будет сплющено, кроме крыши над вашей головой. Тогда надо что-то изменить.

Для меня именно на этом закончился 20-летний период доказательств в своем отечестве существования числовых характеристик красоты (было создано два десятка действующих систем с распознаванием изображений, с затратами в 10-100 раз ниже общепринятых, но этого оказалось мало), и я перешел на сотрудничество с ЦЕРН (Женева). Где значительно продвинулся.

***

«А переменит Бог Орду, дети мои не имут давати выхода в Орду», — незадолго перед смертью написал в духовной грамоте (завещании) Дмитрий Донской (1350-1389). В переводе на современный язык это означает: если Бог лишит Орду ее силы, то его дети (наследники власти) не должны будут платить «выход» (дань) в Орду.

Всмотревшись в этот текст, можно увидеть, что ничего нового я не говорю. Наши предки на аристократическом уровне мышления (великий князь; победитель в Куликовской битве, остановившей — как утверждает историк В.В. Кожинов — происки папства против православия; перед смертью) шли по тому же пути: подчинения человека высшим силам. Только я говорю о духе-интеллекте, оставляя представление о нем неопределенным и лишь признавая факт существования неких сил над человеком, а в приведенном тексте используется слово «Бог». Что делает этот текст соответствующим религиозному учению христианской Церкви.

Я пишу это для того, чтобы подобраться к переходу на рассмотрение уже существующего в религиозной философии. Чтобы объяснить мой подход: рассуждая на ряд тем (о Святой Троице и др.), я не собираюсь убеждать читателя стать верующим в Бога, а только хотел бы использовать то, что за тысячелетия было найдено другими. Что уже описано и, мало того, работает в реальной жизни (например, проявления «русского духа» или «немецкого духа»), а нам предстоит включить это в культуру наступающего XXI века с его научными и технологическими достижениями. Как бы перевести с одного языка (религии) на другой (науки и философии). Имея при этом возможность разграничить «физику» (научно обоснованное) и «метафизику» (таинственное и полутаинственное).

Эта статья охватывает пространство научно обоснованного и полутаинственного.

***

Все мои рассуждения и теоретические построения основаны на идее существования в Природе четырех начал. В статье [2] уже написано об этом, сегодня я бы сказал так:

«Подобно известным силам, присущим электромагнитным, гравитационным, а также слабым и сильным ядерным взаимодействиям, которые, по мнению автора, представляют четыре начала в неживой природе, в живой природе тоже можно выделить четыре начала: мужское (энергия и движение, несущее человеку «радость борьбы») и женское (управление направлением движения через победы красоты), индивидуализм (характеризуемый в религиозной философии прямой связью человека с Богом) и коллективизм (связь через человека — папу, патриарха, политического вождя — или через влияние «избранного» народа)».

В любой религии или в учении можно проследить проявление этих начал, в отдельности (иудаизм и коммунистическое учение, несущие коллективистское начало) или в комбинациях (христианство, несущее коллективистское и индивидуалистическое начала, ориентацию на движение и на управление красотой его направлением). Появление комбинаций отождествляется с понятием о Святой Троице в христианстве. Однако «нормальный» человек обычно не понимает ее связи с необходимым многообразием мира (иначе не было бы инквизиции, и религиозных войн, и сталинских концлагерей), тем более он не знает о том, что и сама Святая Троица в понятии разных по духу народов не одинакова.

Так, православие на территории существования русского человека сформировало из существующих комбинаций два типа людей, оба «женского» направления по духу:

  • коллективистского направления, с ориентацией на красоту;
  • индивидуалистического направления, также с ориентацией на красоту.

Первых — подавляющее большинство, это люди-труженики, они же — воины. Что, однако, не значит, что индивидуалистически ориентированные люди не могут быть смелыми воинами. Пример тому — Лермонтов, известный своей выдающейся храбростью. И точно так же нельзя считать, что все простые люди, труженики и воины, не наделены таинственной устремленностью к вдохновению. Все не просто в человеческой жизни. И когда такое «стадное» существо, как вор (иначе откуда «воровская среда»?), пишет слова или поет их как песню: «Глазенки карие и желтые ботиночки зажгли в душе моей пылающий костер…», то он — тот же поэт.

И все же я буду с помощью мысли-топора продолжать строить дом моих схематических рассуждений — как это делают «самые умные». Чтобы сравнить «русский дом», который я собираюсь вырубить из леса путаных представлений, с их «домом», построенным точно таким же грубым (из-за чего все проблемы) способом.

***

Думаю, сначала разумно посмотреть, что же построено у «умных». Рассмотрение их истории начнем с Авраама, жившего 4000 лет назад, в начале ХХ века до нашей эры. Предание рассказывает об испытании, данном ему Богом, после чего он был назван избранным. К чему это привело? У его сына Исаака были свои два сына, младший из которых Иаков (Израиль) обманом добился первенства и на этом успехе положил начало народу, с триумфом выдержавшему все невзгоды последующего длительного времени. В этом можно искать отрицательное по отношению к данному народу, получившему имя израильтян, а со II века до н.э. — евреев. Однако иным он и не мог быть, ибо был «избран» (кавычки буду ставить и в последующем, чтобы отдалить свой текст от религиозного) на роль природного инструмента проявления коллективистского начала. Или, говоря иначе, на роль «надсмотрщика» над другими народами, при том что в их массе будут не только готовые к послушанию, но и ненавидящие рабство герои и таланты.

До нас не дошли все слова, которые мог «услышать» Авраам. Но из последующих рассуждений, основанных на поиске главного в истории, я считал бы возможным предположить, что Аврааму была предложена прямая связь с Богом. Что равноценно понятию о свободе. (Под несвободой я понимаю только зависимость человека от другого человека.) На чем это основано? Мое утверждение имеет отправной точкой громкие победы, одержанные Израилем. Но объяснять здесь это я не буду: все встанет на свои места в дальнейшем. А пока только отметим то, что улавливается из Авраамова времени — поручение «Богом» (этот текст я считаю своим, отсюда кавычки) израильскому народу роли «надсмотрщика» над другими народами и предоставление ему прямой связи с «Ним» (свободы), дающей веру и силу. И, похоже, это были подлинные слова «Бога», иначе надо считать всех иудеев, христиан и исламистов запутавшимися недотепами.

Пройдет полтысячелетия, наступит XIII век до н.э., и на сцене жизни выступит пророк Моисей. В его заповедях, дошедших до нас в виде слова Ветхого Завета, мне видится «тень» христианской Троицы. И то ограничение предназначения израильского народа, с которым — предвижу это — евреям, возможно, согласиться не захочется.

Что внес Моисей нового к тому, что уже увиделось в проявившемся со времен Авраама и Израиля? Как это представляется, этим новым является идея справедливости.

Рассматривая тексты его заповедей, можно выделить три линии идей:

  • единого Бога («Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим»);
  • свободы («Не сотвори себе кумира…»);
  • справедливости («Око за око, и зуб за зуб…»).

Есть, однако, еще и то, в чем путаются все люди: вопрос о направленности свободы. В заповедях Моисея ответ дан: свобода для израильтян как народа. Но не для других народов и не для отдельного человека. (Очень важно последнее.)

То, что другие народы рассматриваются как нечто стоящее ниже израильтян, можно без труда увидеть в пятой книге Моисея «Второзаконие». А вот про проблему свободы для отдельного человека (личности) не сказано ничего.

Непонятно: либо «Бог» нарочно сделал все богооткровенные учения (иудаизм, христианство, ислам) незаконченными, либо для «Него» несколько тысячелетий ничего не значат и мы только сейчас подошли к решению этой задачи. Но именно вокруг нее и ведутся в конечном счете все рассуждения в этой статье. С намерением рассмотреть возможности сделать хотя бы один осторожный шаг в сторону поддержки этой формы свободы с использованием современных средств — Internet и Web (World Wide Web).

***

Мы вправе считать, что появление богооткровенных заповедей Моисея дало импульс энергии израильскому народу. Как это проявилось? В победах великого израильского царя Давида, а затем во взлете интеллекта при следующем царе — Соломоне. После чего настала полоса поражений…

Обращает на себя внимание отступление Соломона от высоких идей, заключенных в Моисеевых заповедях. И многие винят его, поскольку после этого иудеи-израильтяне стали терять свою былую мощь и в конце концов в начале VI века до н.э. были разгромлены вавилонянами (Навуходоносор II) и попали к ним в плен.

А мне в этих событиях видится закон природы, связанный с проявлением «скатывания» понятия о свободе от ее ориентации на свободу целого народа (при получении начального импульса свободы) в сторону свободы отдельной личности. Что происходит всегда и в такой последовательности: восприятие идеи (духа) свободы ведет к военным победам — вслед за победами дух свободы перемещается на личность (множество личностей, среди которых открываются таланты) и наступает расцвет культуры; это же связывается с ослаблением военной мощи, — а вслед за этим наступает военное поражение (причем, как показывает история, победители появляются словно из-под земли).