АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Синхронизация предметных областей коммуникантов в процессе диалога» 
В. Рыжов. А. Харламов, В. Курдюмов

В работе представлены вопросы моделирования мира человеком и согласования смыслов у разных людей в процессе их общения. Модель мира (также как модель предметной области) состоит из трех компонентов – языкового и двух многомодальных – индивидуального и социализированного. Модель мира каждого человека является уникальной конструкцией и, не смотря на некоторое их подобие у членов одного социума, требует постоянной синхронизации при общении людей, что реализуется в процессе диалога. Помимо информационного механизма (синхронизации по ключевым понятиям предметных областей) в процессе диалога участвует интенциональный механизм (целеустремленность), который реализуется через личностные характеры субъектов общения. Работа указанных механизмов раскрывается на примере коллективной деятельности и качества коммуникационной грамотности. Коммуникационная грамотность людей, как показано в работе, существенно зависит от лингвистического компонента, то есть, от умения работать с текстом на естественном языке. Это значит, необходимо уметь самому качественно писать и работать со смыслами, а также самому понимать смыслы текстов, написанных другими. Особенно это важно в условиях широкого распространения различных сетевых структур на платформах ИТ и телекома (от социальных и экспертных сетей “коллективного разума”, до сетей мгновенных сообщений).

Введение

Как разные люди понимают друг друга? Каков механизм понимания? Что из себя представляют мысли, которые приходят нам в голову? Как мы понимаем текст, который сами же пишем, или как понимаем текст другого автора? Что происходит при линеаризации многомерного образа, возникшего в нашей модели мира, в процессе написания текста его описывающего? А если этот текст – визуальный? А если музыкальный? А если он обонятельный, осязательный, вкусовой, многомодальный, микроскопический, макроскопический, радиолокационный и еще много какой? Что стоит за способностью человека мыслить, понимать и владеть естественным (и прочими) языком? Что стоит за способностью человека быть интегрированным в общество?

Ответ на первый вопрос не очень простой: это способность человека формировать модель мира и пользоваться ею. Ответ на второй вопрос также не прост: это способность человека к диалогу, что лежит в основе всех социальных коммуникаций. Мы можем получить ответы и на первый и на второй вопросы, если рассмотрим, как осуществляется анализ и синтез речи у человека. А на его примере – по аналогии – как работают другие его анализаторные системы, формируя модель мира. И как они взаимодействуют в процессе коммуникации.

Моделируя эти процессы, можно попытаться предсказывать тенденцию развития интеллектуальных приложений: телефона, радио и телевидения, звукозаписи и подобное. Имея в виду, что анализ и синтез письменного текста отличается от анализа и синтеза речи (устного текста) только особенностями первичной обработки входных сигналов, можно пытаться предсказывать тенденции развития почты, телеграфа, библиотек, СМИ с печатной продукцией в виде книг, журналов, газет. Появление среды Интернет позволяет надеяться на создание объединенных распределенных цифровых хранилищ социально значимой информации. А развитие средств неинвазивного считывания информации с мозга человека и передачи ему информации, наряду с развитием средств ассоциативного доступа к информации в этих хранилищах (ассоциативной кортикоморфной памяти) – объединения таких хранилищ с индивидуальными моделями мира отдельных людей в единое виртуальное хранилище социальных знаний с ассоциативным доступом к информации. Все это требует новой коммуникационной грамотности.

Если абстрагироваться от конкретных воплощений, субстрата и процессов, философское содержание вопроса сводится к изучению сложности упомянутых объектов. С одной стороны, невозможно построить аналитическую модель разума, способного к пониманию и взаимодействию с окружающей реальностью. С другой стороны, эту тему не сдвинуть, не понимая сопутствующие вопросам обработки информации проблемы, социального характера – интенциональную сторону вопроса (целеустремленность, потребности и прочее), в том числе, механизм и движущую силу социального взаимодействия. Эту проблему не надо путать с разговором с умным роботом (типа IBM Watson). Таким образом, разделим предмет на две совершенно непохожие части: обработка информации, и вопросы интенционального характера (социального взаимодействия). Первая из них – касающаяся информационной обработки – исследование проблемы синхронизации понятий. Вторая – появление смысла над полем информационной модели мира человека.

Вопрос формирования и использования диалога в процессе коммуникации не мене интересен, чем первый: противостояние полярных точек зрения привело к катастрофическому искажению смыслов в области науки, образования, культуры, экономики и политики. Поэтому тема исследования смыслов и их стыковок носит явно выраженный стратегический характер.

Рассмотрим еще и вопрос разработки специальных инструментов, облегчающих и помогающие нам понимать себя и друг друга. Для этого необходимо представить структуру и функции модели мира человека, с одной стороны, а с другой, осознать, что такое понимание и смысл. Просто понимания подходов к решению задачи смыслового анализа текстов путем автоматической обработки для этого не достаточно. Не говоря уже о том, что естественно-языковой текст (устный и письменный) не исчерпывает всего многообразия информационного потока, который необходимо обрабатывать.

С одной стороны необходимо понимание лингвистических уровней обработки информации от морфологического до синтаксического (семантики отдельного предложения), а также надлингвистических – семантики целого текста и его прагматики, с другой – понимание комплекса взаимосвязей личности, личностей и социума.

Вопрос стыковки предметных областей коммуникантов (в том числе, в процессе диалога) это не только синхронизация синтаксических и семантических кодов естественного языка, но и семантических и прагматических кодов синхронизируемых моделей мира субъектов общения. Именно это происходит, например, при осуществлении поиска необходимых материалов среди информационных источников: авторы различных сообщений, статей, книг в своей работе, как правило, опираются на различные смысловые базы, которые очень редко представляются в явной форме, близкой к тезаурусу. В реальных ситуациях существуют два подхода к синхронизации моделей мира (моделей предметных областей): индуктивный и дедуктивный. В первом случае процесс идет снизу-вверх: у субъектов общения сначала формируется единый семантический код (понятийная база) отельных фрагментов предметной области, а затем строится целая модель, которая в этом случае у субъектов оказывается более или менее похожей (с точностью до общесоциальных установок групп социума, к которым принадлежат субъекты общения). Во втором случае по установкам заданной постановки задачи у субъектов общения формируются некоторые заготовки моделей предметных областей, которые затем синхронизируются на уровне понятийного аппарата.

1.      Объект и предмет исследования

Рассмотрим информационную часть задачи коммуникационной грамотности и уточним фокус нашего внимания. Для начала детализируем объект и предмет исследования. В качестве объекта исследования мы рассматриваем способности и возможности субъектов общения формировать общую предметную область по заданной теме. Основанием для этого является факт отнесения субъектов общения к общему для них социуму. У них единые естественный язык, письменность, место проживания, культура, ценности, экономика и пр. Все субъекты прошли социализацию и интегрированы в общество, а также у них нет нарушений относительно идентификации и самоидентификации. Субъекты общения обладают сформированными индивидуальными и социализированными моделями мира, а соответствующие им личности обладают достаточным уровнем образования, статусом и прочими социальными атрибутами. Мы выбираем средний активный возраст субъектов, на данном этапе не выделяем особенности пола, исключаем из рассмотрения маргинальное поведение личности, а также поведение в стрессовых ситуациях. В качестве вида деятельности выбираем только прагматичные цели, характерные для деловых отношений (например, производственная, научная, педагогическая деятельность).

Предмет исследования – механизмы, а также методы, технологии и инструменты, позволяющие формировать общую (единую) предметную область в составе организации, имеющей дивизиональную организационную структура в виде автономных отделов. Причем, различные отделы в составе организованных рабочих групп работают по разным темам и формируют различные предметные области. Все участники организации пользуются обменом и обработкой в основном текстовой символьной информации в процессе делового взаимодействия.

Мы ограничиваем сложность объекта исследования, рассматривая только текстовую форму представления знаний в виде обычных файлов в символьном формате без визуальных образов. Отметим, что мультимедийный контент, а особенно визуальные образы, представляет особый интерес. Но это совершенно другой предмет исследования.

2.      Модель взаимодействия двух субъектов при синхронизации моделей предметных областей в процессе диалога. Коммуникационная грамотность.

Введем зрительный образ взаимодействия в процессе синхронизации предметных областей (диалога по заданной теме) двух субъектов, обладающих различными (или различающимися) моделями мира (Рис. 1). Образ модели мира субъекта условно представим в виде сферы, символизирующей смысловой охват окружающего мира. Такой образ полезен исключительно для описания процесса синхронизации. Для других целей модель мира будет выглядеть иначе.

Рис. 1. Образ картин мира двух субъектов, вступающих в диалог по заданной теме.

Внутренность сферы представим как семантическое пространство, которое формирует образы объектов различной сложности различных модальностей на поверхности сферы. Эта поверхность и образует, собственно осознанную модель мира. Пространство сферы от её центра к поверхности иерархически структурировано и отражает структуру понятий от абстрактного (архетипичного) к конкретному.

У каждого субъекта общения своя уникальная модель мира, как в глубине, так и на поверхности, хотя принципы построения их едины. Субъект обычно удерживает своё внимание на каком-либо одном объекте (или процессе). При этом акт сосредоточения внимания выделяет понятие этого объекта на поверхности сферы, а также все, что с ним по ассоциации связано, выделяя необходимую понятийную базу из ресурсов его модели мира во всём спектре модальностей субъекта. Поскольку в [1, 2] показано, что модель мира в целом изоморфна ее лингвистическому компоненту, мы ограничимся рассмотрением текста на естественном языке как описанием части модели мира (предметной области), а процесс синхронизации моделей мира заменить процессом диалога на естественном языке.

Для упрощения процесса протекания диалога необходимо обозначить цель и тему диалога. Как показано на Рис. 1 эти две сферы моделей мира субъектов общения должны своими осями внимания взаимно сориентироваться на теме диалога в пространстве смыслов. При этом сферы субъектов соприкасаются своими смыслами на обозначенной линии темы диалога. В точке соприкосновения двух моделей мира у каждого субъекта выделяются личные понятийные базы, относящиеся к теме (на рисунке представлены в виде кругов разного цвета).

В процессе диалога тема и понятийные базы субъектов общения могут: (а) синхронизироваться (уточняться – соприкасаться по отдельным понятиям), и (б) развиваться (доформировываться, если какие-то, необходимые для синхронизации моделей, части понятийной базы у субъектов общения отсутствуют). Диалог при этом содержит форму и содержание. Форму диалога условно можно представить в виде последовательности текстов фраз, которыми обмениваются субъекты диалога. Но при этом вспомним, что лингвистический компонент является неотъемлемой частью модели мира человека. Содержание можно представить в виде образов многомодального компонента модели мира, на которые проецируются тексты реплик диалога. Наибольшее согласование текстов реплик с образами модели мира будет у субъектов общения по отношению к своим репликам. По отношению к чужим репликам у субъектов будет возникать рассогласование структуры фрагментов модели мира с проекцией на модель мира структуры текстов оппонента. Возможно также рассогласование целей. Способность эффективно и быстро согласовывать цели и смыслы в процессе диалога назовем коммуникационной грамотностью. Для освоения и поддержания этой грамотности нужны специальные знания, технологии и средства.

Существуют различные виды диалога – согласование по цели и/или по смыслу, от бытового общения до производственных отношений, от мозгового штурма до научного спора, от сообщения новости до лекции, а также дискурс, игра, флирт, внутренняя речь, скандал и пр. Все они имеют один общий механизм. Для понимания работы этого механизма покажем, что представляет собой модель мира человека.

3. Модель мира (модель предметной области) человека

Модель мира человека состоит из трех компонентов: одного – в субдоминантном (правом у правшей) полушарии – многомодального образного, и двух в доминантном – многомодального схематического и лингвистического, поскольку мозг человека содержит в доминантном полушарии зоны, ответственные за восприятие и синтез речи. Поэтому компоненты модели мира доминантного полушария находятся под воздействием социума. Следовательно, они содержат и обрабатывают информацию, которую получают у социума как учителя в процессе обучения. Значит информация, содержащаяся в этих компонентах модели мира, существенно непроста. Модель мира доминантного полушария состоит, таким образом, из двух частей. Одна часть отражает языковые знания человека. Это лингвистическая модель. Другая часть является многомодальной, то есть ее элементы содержат информацию разных сенсорных модальностей, в первую очередь – зрительную и соматосенсорную (информацию от датчиков с поверхности кожи).

Вследствие того, что многомодальная модель мира доминантного полушария взаимодействует с социумом через лингвистичекую модель, она детализирована настолько, насколько хорошо социум осведомлен о мире. Социум является при ее формировании сегментирующей функцией, выделяющей явления и объекты на фоне континуума воспринимаемой информации: «… Вот это стул. На нем сидят. А это стол. За ним едят …». Поэтому также, многомодальная модель мира доминантного полушария является схематичной. Она учитывает только самые существенные детали информации, но с очень большой иерархической степенью вложенности. Так для зрительной информации это иерархия представлений от элементарных представлений типа кляксы, точки, отрезка прямой, сегмента дуги, перекрестия различных типов на нижнем уровне, через элементы объектов, объекты, сцены и последовательности сцен – на все более высоких уровнях представления.

Модель мира субдоминаниного полушария формируется в процессе индивидуального развития человека, поэтому она сравнительно проста. Не по составу представленных в ней объектов. Их столько, сколько различных событий встречается человеку в процессе формирования модели мира. Но по структуре представления: если модель доминантного полушария многоуровневая, модель мира субдоминантного полушария имеет только два уровня – целое и его части. Двухуровневость представления определяется большой вариативностью индивидуальных реализаций различных объектов, образы которых и хранятся в этом компоненте модели мира, что затрудняет выделение подробностей большего числа уровней. Зато в этой части модели мира у человека хранятся образы всех столов и стульев, с которыми он когда-либо сталкивался в жизни.

Эти три компонента модели мира связаны между собой поуровневыми ассоциативными связями. Элементы этих различных представлений инициализируются одновременно, если возбуждается элемент хотя бы в одной части модели мира. Мы видим мяч, в модели инициализируется слово «мяч». Мы слышим слово «мяч» – мы представляем себе мяч визуально, ощущаем на ощупь круглое, и, может быть, даже запах кожи.

Работать экспериментально с моделью мира человека непросто [3]. С учетом множества условных ограничений и предположений с целью упрощения предмета исследования, можно выдвинуть следующую гипотезу [1]. Если допустить, что многомодальная модель мира содержит те же сущности и в тех же взаимосвязях, что описывает лингвистическая модель, то есть, лингвистическая модель мира изоморфна многомодальной модели, то сразу открываются большие возможности изучения модели мира человека через изучение порождаемых им текстов.

Еще более упростим ситуацию: будем исследовать не модель мира целиком, а только некоторые ее части: модели предметных областей – путем изучения текстов, их описывающих. Эти тексты, описывающие предметные области, порождаются в процессе исследовательской деятельности человека.

3.1.Модель речевой коммуникации с участием моделей предметных областей

Модель речевой коммуникации целиком зависит от модели мира. Если добавить к модели мира нейромускульные преобразования при управлении артикуляторными органами на выходе и нейросенсорные преобразования при обработке речевой волны на входе, и объединить выход и вход через канал связи (среду) мы получим модель коммуникации. В этой модели коммуникации говорящий и слушающий в состоянии общаться, если их модели мира одинаковы, или похожи.

Сделаем обязательное уточнение: мы будем рассматривать исключительно вопросы обработки информации, происходящие в процессе общения, вынося за скобки интенциональную часть процесса. Мы будем исследовать как происходит общение, но не будем выяснять почему возникают те или иные процессы – каковы интенции, приводящие к их порождению.

Модель общения включает в себя стадию порождения речевого сообщения и стадию восприятия. На стадии порождения речевого сообщения в образной (субдоминантной) части модели мира говорящего возникает под воздействием интенции некоторый образ сообщения, который говорящий намерен передать слушающему (например, с целью побудить его сделать что-либо). Этот образ вызывает в доминантной (схематической) части модели соответствующую схему ситуации, которая должна быть представлена в речевом сообщении. Эта схема, в свою очередь, вызывает в лингвистической части модели мира некоторую языковую структуру, описывающую упомянутую ситуацию. Она перекодируется в управляющие артикуляторным аппаратом последовательности нервных импульсов, которые порождают речевую волну, транслируемую в канал связи (среду).

Стадия восприятия речевого сообщения сложнее, чем стадия его порождения, хотя основные этапы в анализирующей части модели мира симметричны таковым в синтезирующей части. Зашумленная помехами среды речевая волна поступает во внутреннее ухо, перекодируется в матрицу сигнальных последовательностей, и попадает в лингвистическую модель. Возникающее в лингвистической модели представление инициирует соответствующие образы в схематической части модели доминантного полушария, что вызывает возникновение соответствующего образа ситуации в субдоминантной (образной) части модели мира. Процесс завершен.

Несколько слов о сложности анализа по сравнению с синтезом. Зашумление речевой волны в среде приводит к вариативности ее представления в анализаторе, что вызывает неоднозначность интерпретации, которая может быть устранена исключительно включением широкого контекста, представленного в объемлющей полученный образ ситуации части модели мира (всех трех ее компонентах) – модели конкретной предметной области. В результате из множества гипотез, интерпретирующих полученную речевую волну, выбирается только та, которая максимально полно укладывается в этот контекст.

Это тот самый контекст, который определяется моделью мира (в более частном случае – моделью предметной области). Поэтому – идеальный случай коммуникации, когда модели мира одинаковы. Чем менее они похожи, тем больше трудностей возникает в процессе коммуникации.

3.2.Выявление степени пересечения моделей предметных областей

Поскольку модель предметной области может быть представлена корпусом текстов, описывающих эту предметную область, то если мы сумеем сравнить модели предметных областей двух коммуникантов, мы сумеем оценить возможность синхронизации этих моделей с точки зрения взаимопонимания этих коммуникантов.

Для представления модели предметной области, описанной корпусом текстов, воспользуемся ассоциативной (однородной семантической) сетью, представляющей смысловой портрет этого корпуса текстов [4]. Под однородной семантической сетью будем понимать циклический граф, вершинами которого являются ключевые понятия текста (корпуса текстов), которые связаны дугами, характеризующими ассоциативные отношения между этими понятиями. Ассоциативное отношение означает совместную встречаемость, например, в предложениях текста. Если еще и ранжировать эти ключевые понятия и их связи, то есть ввести их весовые, с точки зрения важности в тексте (корпусе текстов), характеристики, мы получим важный инструмент для анализа моделей предметных областей (модели мира человека).

Что нам дает такая возможность извлекать семантическую сеть из текста? Мы можем сравнивать тексты по смыслу, сравнивая их смысловые портреты (семантические сети). Действительно, если мы имеем две копии одного текста, семантические сети их будут тождественны. Если в текстах не встречается ни одного общего слова, их сети не пересекутся (не будет одинаковых вершин, а, следовательно, и связей). Все остальные случаи находятся между этими двумя. Чем больше одинаковых вершин имеется в двух текстах, и чем больше этих вершин связаны одинаковыми связями, тем больше степень структурного, а, следовательно, и смыслового пересечения этих текстов. Надо помнить, что при вычислении степени пересечения сетей необходимо учитывать и весовые характеристики ключевых понятий и их связей.

Рассмотрим теперь, что означает отсутствие пересечений моделей предметных областей, их тождество, и промежуточные случаи. Все прозрачно: тождество означает полное соответствие, то есть возможность полного взаимопонимания коммуникантов. Такого практически не бывает. Лишь у однояйцовых близнецов, которые воспитывались вместе, модели близки. Отсутствие пересечения говорит о полной невозможности эффективной коммуникации. Ну а промежуточные случаи указывают на некоторую степень такой возможности.

4.    Диалог как средство синхронизации моделей предметных областей, направленной на улучшение взаимопонимания

Прежде чем что-то совместно сделать, нужно увеличить степень взаимопонимания коммуникантов. Попробуем понять, как происходит взаимное понимание коммуникантов? Ответ вполне естественный: в процессе совместного обсуждения конкретной предметной области формируются дополнения к моделям предметных областей участвующих в процессе коммуникантов, которые позволяют увеличить степень пересечения моделей предметной области. В процессе диалога выявляются те ключевые понятия, которых недостает одному коммуниканту, чтобы воспринимать информацию от другого коммуниканта. И симметрично.

Улучшение взаимопонимания коммуникантов происходит вследствие одновременного наращивания моделей предметных областей у коммуникантов. Это наращивание происходит за счет взаимопроникновения сетей. Ключевые понятия и связи, имеющиеся в модели одного коммуниканта, в процессе диалога добавляются к ключевым понятиям и связям модели другого коммуниканта. И симметрично. В результате происходит взаимное обогащение моделей, увеличивается степень пересечения моделей, то есть увеличивает степень взаимопонимания коммуникантов.

Другими словами, в процессе диалога формируется текст, который, будучи добавлен к корпусам текстов обоих коммуникантов, описывающих эту предметную область, увеличивает степень пересечения моделей.

Диалога – активный процесс. Один коммуникант хочет объяснить, то есть представить в виде описания (текста) непонятную оппоненту часть своей предметной области. Второй коммуникант, воспринимая это описание, старается дополнить свою модель, иногда привлекая для этого посторонние (для этой предметной области) сведения (аналогии, факты), чтобы корректно дополнить свою модель. Это же происходит в процессе поиска необходимой информации во внешних источниках. В этом случае внешний источник играет роль второго коммуниканта. А необходимость понимания оппонента заменяется на необходимсоть улучшения собственного понимания предмета.

Появление текста, дополняющего модели предметных областей коммуникантов, возможно не обязательно путем диалога. Возможно нахождение подходящего текста в источниках, в том числе в сети Интернет и других цифровых хранилищах. Текста, который оказывается связующим звеном между моделями предметных областей двух коммуникантов.

5.      Роли в диалоге. Транзакционный анализ

До сих пор мы рассматривали только информационный уровень диалога. Рассмотрим теперь его интенциональную подоплеку. От личности – её характера, статуса и роли многое зависит в жизни, в социальных коммуникациях, и, поэтому, в диалоге. От характера личности участников диалога зависит направленность текстов реплик субъектов общения.

Рассмотрим важный для характера диалога фактор, который представлен в теории транзакционного анализа, разработанной Эриком Берном [5]. В этих терминах сознание человека представляется как слияние трех Я: Родитель, Взрослый, Ребенок. Транзакция – это отдельный такт диалога, соответствующий рефлексивному циклу «стимул-реакция».

В этом смысле транзакция – межличностное взаимодействие из позиций (внутриличностных ролей) Родитель — Взрослый — Ребенок. Минимально полная транзакция состоит из сообщения субъекта (А) в состоянии одной из внутриличностных ролей и ответом на это сообщение другим субъектом (Б) в состоянии также одной из внутриличностных ролей. В процессе транзакции А создает «стимул», а Б отвечает на этот стимул своей «реакцией». Согласно Э. Берну, все три состояния личности участвуют в процессе общения, и человек использует их независимо от своего желания.

Рис. 2. Транзакции, граф переходов.

Простейший процесс общения – обмен одной транзакцией, он происходит по следующей схеме. «Стимул» субъекта А вызывает «реакцию» субъекта Б, который, в свою очередь, направляет «стимул» субъекту А, то есть «стимул» одного субъекта общения становится толчком для «реакции» второго субъекта. Дальнейшее развитие разговора зависит от текущего состояния личности (субъективного фактора), используемого в транзакциях (Рис. 2). Стимул может посылаться из любой роли одного собеседника в любую роль другого собеседника. А реакция (информационная ее часть) может возвращаться из роли, куда пришел стимул (это чаще всего и происходит), а также из другой роли. В случае нашей задачи анализа текстовой информации каждые стимул и реакция являются фрагментами текста, а переходы внутри доли графа одного субъекта общения (если они происходят) также являются (интенциональной) реакцией.

Последовательность переходов «стимул-реакция» мы назовём протоколом диалога. Стержень диалога – текст, несет информационную составляющую, а дополнительные параметры типа автора – так называемые метки, несут интенциональную составляющую.

Другой стороной модели транзакционного анализа (кроме эго-состояний) является учет жизненных позиции (положений) участников диалога.

Берн также установил, что существует четыре жизненные позиции:

  • Я в порядке и вы в порядке. Это здоровая жизненная позиция, что означает – я отношусь к себе хорошо, отношусь хорошо к другим и к их компетенции.
  • Я в порядке, вы не в порядке. В этой позиции я отношусь к себе хорошо, но к другим я отношусь плохо. И это обычно не является здоровой атмосферой диалога.
  • Я не OK, вы ОК. В этом положении я отношусь к себе плохо, к другим я отношусь лучше, чем к себе. Человек, который занимает это положение, ведет себя депрессивно, а ответы могут быть неконструктивными и даже неадекватными.
  • Я не ОК и вы не ОК. Это худший вариант и значит, что я верю, что я в ужасном состоянии и остальной мир тоже в плохом состоянии. Следовательно, нет никакой надежды на позитивное развитие событий. И вопросы, и ответы могут быть неконструктивными и даже неадекватными.

Перечисленные жизненных позиции так же, как и имена авторов, и их роли относятся к меткам протокола диалога.

Необходимо отметить, что диалог включен в сложный процесс, содержащий как информационный компонент – модель мира человека, так и интенциональный – психологические основы общения.

Можно сказать, что любая тестовая информация, в том числе, описывающая конкретные предметные области, является продуктом, так или иначе связанным с диалогом различных участников-авторов, даже подразумеваемых (отсутствующих). Однако необходимо помнить, что диалог в принципе возможен только благодаря социализированому многомодальному компоненту модели мира доминантного полушария, который у всех членов одного социума более или менее стандартизован. Или, с другой стороны, именно пересечение структур этих компонентов разных участников общения определяет степень понимания ими друг друга. Именно это пересечение можно увидеть при сравнении семантических сетей двух текстов, полученных с помощью некоего формализованного подхода (например, с помощью программы TextAnalyst [6]). Для полноты и глубины понимания смысла текста, а иногда и правильности самого понимания, нужна в той или иной форме дифференциация текстовых фрагментов по авторам с учетом опоры на их авторские понятийные базы. Это даёт возможность с определёнными погрешностями автоматизировать смысловой анализ текстов.

Модель мира, является динамической развивающейся системой, постоянно переупорядочивающей отношение между действительностью (сущим) и ее сформировавшимся до того отражением в модели мира. Поэтому, становятся понятными различные психологические состояния человека: иногда он находится в относительно гармоничном психическом состоянии, когда его модель мира стабильна, а иногда – в состоянии “переходного периода”, когда его модель мира меняется.