АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ РОССИИ И РЕФОРМА УПРАВЛЕНИЯ» 
А. Фомин

Опубликовано в: Будущее России

Александр Фомин

Доклад Института развития фондового рынка на Всероссийской научной конференции «Футурологический конгресс: будущее России и мира»

Одним из способов парирования возрастающих угроз является применение на государственном уровне методов стратегического государственного прогнозирования и планирования. Целесообразность расходования ограниченных ресурсов свойственна любому государству в любой сфере его деятельности. Последние 20 лет в России считалось, что государство не должно вмешиваться в бизнес. В итоге растаскивание природных ресурсов приобрело огромные масштабы, деформирующие не только экономику, но и экологию, и весь образ жизни. Пора вспомнить, что государство обязано контролировать и регулировать бизнес в общенациональных интересах. Это – одна из его основных функций.

Учитывая небольшое располагаемое время выступления, ограничусь рассмотрением только двух групп долгосрочных факторов, которые, по нашему мнению, могут иметь существенную значимость в ближайшие 10–15 лет.

Во-первых, это исчерпание запасов легкодоступной нефти во всем мире, и в России в первую очередь. Без преувеличения можно сказать, что в этом случае мир ожидают такие потрясения, что текущий финансовый кризис покажется легкой досадной случайностью. Вся современная цивилизация построена на нефти – от энергетики и транспорта до изготовления одежды, мебели и высоких технологий, требующих больших энергозатрат.

Сегодня большинству прогнозных оценок запасов нефти свойственно благодушие. Однако имеются и другие мнения. Например, по данным Оксфордского университета, нынешние мировые запасы нефти переоценены в три раза. Иначе говоря, нефть может закончиться не в 2030–2040 гг., а уже в скором времени. В конце апреля об опасности скорого энергетического кризиса заговорили и в Пентагоне. Там вынуждены объективно оценивать ситуацию, т. к. от этого зависят сценарии обострения обстановки в мире, например, противостояние США и Китая, который интенсивно развивается и требует для этого все больше ресурсов, в т. ч. энергетических. Кроме этого, есть Россия с ее большими запасами сырья и неосвоенной территорией. Поэтому противостояния в треугольнике США – Китай – Россия могут стать главной военно-политической темой ближайших десятилетий или даже лет.

По нашим оценкам, легкодоступная нефть в России может закончиться уже к 2020 г. Действительно, с чего бы это в России сегодня 20 млрд тонн разведанных запасов, когда в СССР их было 10 млрд? 20 лет качали, нефтеразведка в завале, а запасы увеличиваются?.. Что-то здесь не так. Недаром российские нефтяники уже пытаются найти свое место в Ираке, в Южной Америке, на шельфе в Северном Ледовитом океане. Это – косвенное подтверждение истощения запасов. Даже по оценкам Минфина, доля нефтегазового сектора в ВВП из-за неизбежного падения темпов добычи в ближайшее десятилетие сократится с 25 до 14%. Вместе с ней упадут и доходы от продажи нефти и газа – на 3,5-4% ВВП.

Поэтому уже в ближайшее десятилетие ожидается интенсификация работ в ядерной и термоядерной энергетике. Во-вторых, по-прежнему велика угроза миру от частного предприятия – ФРС США. Эта могущественная организация закидала весь мир своими долларами, которые с 1971 г. указом президента США отвязаны от золота. Не обеспеченные реальными активами доллары – основная фундаментальная причина текущего финансового кризиса, а также будущих кризисов. Распространение доллара позволяет США получать дань со всего мира величиной порядка $1 трлн в год.

Для исправного поступления этой дани США используют свои вооруженные силы, которые финансируются почти на том же уровне, как и вооруженные силы всех остальных стран. Иначе говоря, в военном отношении США готовы противопоставить себя всему остальному миру.

Но Вооруженным силам США нужно платить, причем реальными, а не бумажными ценностями. И эти расходы нарастают быстрее, чем растет доход от деятельности ФРС. В итоге в некоторый момент времени, когда расходы превысят доходы, деятельность ФРС США станет нерентабельной. Потребуется изменить правила игры: объявить долларовый дефолт, перейти на новую валюту и т. д. По нашим оценкам, смена правил игры может произойти уже в текущем десятилетии. Наиболее пессимистический срок – окончание 2010 г.

В прошлом веке катаклизмы в мировой финансовой системе заканчивались мировыми войнами. Не исключено, что это произойдет и на этот раз. Мы не хотим никого пугать, тем более что сегодня в СМИ и без того много всяких страшилок. Но в данном случае результаты прогноза – почти чистая математика, здесь не нужна Кассандра. Дополнительная информация к размышлению: в начале мая президент РФ Д.Медведев в интервью газете «Известия» заявил, что Россия должна быть готова к конфликту, по масштабам сопоставимому со Второй мировой войной.

Поэтому прогнозирование на 2020 г., по нашему мнению, в значительной степени бессмысленно; следует сосредоточиться на временном интервале 2010–2020 гг.

Многие из вас читали известную книгу А.Паршева «Почему Россия не Америка». Ее автор указал на один из факторов – климатический, приводящий к ослаблению конкурентных позиций России на мировом рынке. Но по отношению к США есть еще один очень значимый фактор: Америка может практически бесконтрольно печатать мировую валюту, а Россия – нет. Итог такой асимметрии предопределен, и он не в пользу России.

Теперь – о ближайшем будущем. Понятно, что какие бы ни были планы по модернизации, ближайшее будущее будет определяться не планами, программами и концепциями, а современными начальными условиями. Примерно так же, как при решении дифференциальных уравнений: есть тенденции, а есть начальные условия.

Каковы начальные условия, определяющие ближайшую перспективу развития России? Назову только наиболее значимые. В настоящее время вся российская экономика и социальная система – это функция, по существу, одной переменной: цены российской нефти Urals на мировом рынке. Вырученные от продажи нефти и газа деньги исправно возвращаются в мировую финансовую систему, делая невозможной развитие собственных инновационных проектов и экономики в целом. Даже в кризисном 2009 г., когда дефицит российского государственного бюджета составлял $87 млрд, за II–IV кварталы в валютные резервы было перечислено $60 млрд. Никакими национальными целями этого внятно не объяснить.

Российские компании фактически продаются зарубежным финансовым группам, проводя размещения своих акций за рубежом. Российский фондовый рынок превратился в прибежище для спекулянтов и не может способствовать развитию реальной экономики.

Энергоемкость российского ВВП в 2,5 раза выше среднемирового уровня и в 3,5 раза выше уровня развитых стран. Эффективность отопления в России ниже в 1,2 раза, чем в Германии и Франции, и в 3 раза – чем в скандинавских странах. По оценкам экспертов, потери в российской системе теплоснабжения достигают 50% от объема производства тепла; в Финляндии этот показатель находится на уровне 6%. Т. е. в 200 км севернее России дела обстоят совсем иначе.

Больше половины гидротурбин, установленных на российских ГЭС, имеет износ более 95%. На ТЭЦ больше половины оборудования имеет износ более 90%. Износ строительных фондов приближается к 100%. Страна вступила в полосу аварий, которая продлится в лучшем случае 5–7 лет.

К вопросу об инновациях. На финансирование научных исследований и разработок гражданского назначения в 2010 г. государство выделяет 159 млрд руб. ($5,4 млрд) – около 0,37% ВВП, или 0,94% консолидированного бюджета. В 2010 г. объем финансирования РАН и ее региональных отделений составил около 50 млрд руб. Для оценки масштаба этой величины: в конце 2009 г. Сбербанк потратил на ребрендинг 20 млрд руб. Российские предприниматели вкладывают деньги в инновации еще неохотнее: частные инвестиции в НИОКР составляют примерно четверть от совокупных. Для сравнения: китайское правительство в 2008 г. потратило на НИОКР $67 млрд – около 2% ВВП, местный бизнес инвестировал в разработки $142,4 млрд (68% от совокупных вложений).

Бюджеты отдельных российских НИИ из числа самых лучших составляют 3-5% от бюджета аналогичных учреждений в США. Отдельные проекты типа спецпоселения Сколково только рельефнее подчеркивают отсутствие системы и аппарата управления комплексными научно-техническими программами.

В настоящее время 85-90% населения страны живет от зарплаты до зарплаты. Практически во всех регионах РФ большинство семей находятся на грани реального прожиточного минимума. Отсутствие достаточных материальных стимулов к труду приводит к тому, что 50% рабочего времени используется неэффективно. Проще говоря, половина рабочего времени теряется. Это – данные специального социологического исследования.

По данным Росстата, уровень безработицы в России в апреле 2010 г. составил 8,2%.

Ключевое понятие, определяющее основной принцип современной российской политической системы, – «вертикаль власти». Оно подменило собой другое ключевое понятие общества – «верховенство закона». Вертикаль власти принципиально стоит над законом, рассматривает и использует закон лишь как подсобное средство своего функционирования и достижения своих целей. В результате вертикаль подминает под себя все другие институты, разрушает механизмы саморегуляции, искажает баланс прав и ответственности как политических субъектов, так и субъектов экономической деятельности, лишая их стимулов к развитию и конкуренции.

Местное самоуправление практически бездействует, т. к. отсутствует его экономическая основа: 64% налоговых сборов поступают в федеральный центр, а регионам остаются лишь 36%. При такой системе донорами являются 13 регионов из 83. Понятно, что ни о какой самостоятельности в этих условиях не может быть и речи.

В конце 2009 г. глава Минрегиона Виктор Басаргин признал провал нацпроекта «Доступное жилье». Несмотря на растущее бюджетное финансирование с 2006 по 2008 гг., увеличение годовых объемов строительства практически не сделало жилье более доступным. В России существует огромная проблема восстановления ветхого жилья, на решение которой могут потребоваться сотни миллиардов (до $1 трлн) долларов.

Обеспеченность населения отечественными продуктами питания примерно в два раза ниже уровня продовольственной безопасности. Проблема настолько серьезна, что в декабре 2009 г. Совет Безопасности вернулся к рассмотрению Доктрины продовольственной безопасности. Люди старшего поколения помнят, что последовало за Продовольственной программой СССР.

О российских дорогах: стоимость километра дороги превышает среднемировую в десятки раз, этот рынок закрыт и коррупционен.

По данным доклада Управления ООН по борьбе с наркотиками и организованной преступностью (UNODC), ежегодное потребление героина в России в последние 10 лет выросло в 10 раз и достигло 75–80 тонн. Число употреблявших героин в России (1,5 млн человек) сравнялось с их количеством во всей Европе, или в США и Канаде вместе взятых.

Процент россиян, употребляющих опиаты, в 5–8 раз превышает соответствующий показатель в странах ЕС (в Германии – в 20 раз). Ущерб, наносимый России наркоманией, составляет около 2 трлн руб. в год.

Жителям страны неясно, кого больше опасаться – бандитов или сотрудников правоохранительных органов. Воровство, коррупция и теневая экономика стали значимой частью системы и приобрели масштабы, сравнимые с ВВП страны. По данным Росстата, доля теневой экономики в России – около 20% официального ВВП. А по зарубежным оценкам (Шнайдер), уровень теневой экономики в 25 развивающихся странах Центральной и Восточной Европы, а также бывшего СССР к началу 2008 г. составлял 40% ВВП, в России – 49,4%.

По экспертным данным, в 1996–1999 гг. т. н. откаты составляли в среднем 10% суммы контракта, в 1999–2003 гг. – 20%, в 2003–2005 гг. – 35%, в 2005–2008 гг. – 40%, в 2008–2009 гг. – 60%, в 2009–2010 гг. – 70%. Примерно в 2/3 случаев откат уходит чиновнику на офшорный счет, в остальных случаях – передается наличными.

Высокий разброс в уровне жизни граждан России стал одной из главных угроз национальной безопасности. В 2008 г. сегмент обеспеченных россиян составлял 1,2 млн человек (0,8% населения). Им принадлежат 4,2 трлн руб. ликвидных активов (10% ВВП), 40% частных депозитов банковской системы (2 трлн руб.), 70% инвестиций в локальные паевые фонды (100 млрд руб.) и 30% доходов населения (6 трлн руб.).

Текущий финансово-экономический кризис высветил застарелые дефекты отечественной экономики и финансовой системы. В 2009 г. по темпам экономического роста РФ заняла 207-е место из 214, из стран G20 по всем параметрам – 20-е место, по уровню коррупции – 147-е место из 180 стран, по средней продолжительности жизни – 131-е место из 180.

Существует миф, что в последнее десятилетие шла милитаризация страны и возрождение военной мощи до уровня Советского Союза. Анализ показывает: в реальности произошла деградация российских ВС. Негативные процессы уже приняли необратимый характер. В итоге возможности российских ВС, например, на западном стратегическом направлении на порядок ниже группировки США и НАТО. Не стоит этому удивляться: в последние годы годовой бюджет МО равен годовым доходам 10 человек, называемых российскими олигархами. Комментарии, как говорится, излишни. И это на фоне продолжающегося мирового кризиса и возрастания угрозы новой мировой войны!

В 1990 г. в РСФСР, где функционировала мегамашина государства, было выпущено 83 млн т цемента, а в РФ в относительно успешном 2008 году – 53,5 млн т; химических волокон и нитей – соответственно 673 и 123 тыс. т; грузовых автомобилей – 665 и 256 тыс. штук; тракторов – 213 и 17,8 тыс. штук; металлообрабатывающих станков – 74 200 и 4800 штук; гражданских самолетов – 124 и 6 штук. Ввод в действие новых производственных мощностей в энергетике в 2000-е гг. по сравнению с 1980-ми гг. сократился в 3,8 раза, в промышленности – почти в 11 раз, новых автодорог с твердым покрытием – в 86 раз.

По уровню инфляции по итогам минувшего года Россия заняла третье место в Европе, пропустив вперед Украину и Белоруссию. Рост потребительских цен в РФ составил в 2009 г. 8,8%, в Белоруссии – 10,1%, на Украине – 12,3%. За инфляцию отвечает Банк России, но формально он не подчинен правительству. Похоже, что он не подчинен и президенту. Т. е. ключевое учреждение страны выполняет задачи, поставленные мировой финансовой системой. А задачу по предотвращению инфляции оно выполняет плохо (следует отметить, что в 2009 г. индекс потребительских цен 8,8% был достигнут благодаря распродажам: без них он бы составил 10,5%; для граждан, не участвовавших в распродажах наиболее дорогих товаров, инфляция могла составить все 20%).

В конце апреля 2010 г. Счетная палата опубликовала информацию об игнорировании Банком России как минимум двух основополагающих законов РФ – Конституции (ст. 75) и ФЗ «О Центральном банке РФ (Банке России)», предписывающих ЦБ «защиту и обеспечение устойчивости рубля». Выбранный в сентябре 2009 г. правительством и ЦБ курс на инфляционное таргетирование вызвал подозрения аудиторов в противоречии Основному закону страны.

22 апреля Минфин разместил два транша еврооблигаций на $5,5 млрд из ожидаемых $7 млрд. Т. е. Россия вернулась на мировой рынок госдолга. Притом, что в первую половину весны 2010 г. в российские международные валютные резервы было переведено $22 млрд.

Вывод: текущий финансовый кризис показал несостоятельность принятой в России системы управления экономикой, которую нельзя назвать рыночной. Указанные начальные условия в ближайшем будущем неминуемо приведут к большим проблемам для России и будут стоить ей суверенных фондов. Это – еще половина беды: у страны с такими свойствами продолжительность существования не может быть большой.

Одна из основных причин российского финансового кризиса – огромные долги аффилированных с государством российских компаний, за которые расплачиваются налогоплательщики. О каких «эффективных собственниках» можно серьезно говорить, когда их основная цель – поскорее высосать из недр легкодоступные запасы сырья и продать их на мировом рынке, а свои финансовые проблемы решить из государственных фондов при помощи взяток и откатов?!

Основная проблема российской экономики и финансовой системы – отток капитала из страны. Его следствием являются высокая инфляция, низкая производительность труда, удручающее состояние социальной сферы и вооруженных сил. Например, легальный (в т. ч. в валютные резервы) и нелегальный отток капитала в 2007 г. составил около 12,5% от ВВП. Но при систематическом оттоке именно это и не дает остальной экономике развиваться. Что-то похожее на десятину при татаро-монгольском иге: только 10%, а вся страна – на несколько веков в разрухе.

В 2006–2007 гг. Банк России ежегодно переводил в валютные резервы в среднем около $150 млрд. Эти деньги фактически потеряны для России, это – легальный отток капитала, организованный Банком России. Фактически он обескровил всю экономику, породил высокую инфляцию, стимулировал задержки по зарплате, создал условия для сокращения кредитования реального сектора экономики. Реально российская банковская система ориентирована не на национальную экономику, а на Запад. Даже в начале 2009 г. госбанки, получив большие государственные финансовые ресурсы на финансирование реальной экономики, стали изображать невозможность этого финансирования и переводить деньги за рубеж. Таким образом, 300 млрд руб. более полугода не хотели переводить на счета предприятий.

В настоящее время Банк России – большой обменный пункт с дырой, в которую уходят финансовые ресурсы. Он является частью мировой финансовой системы, основанной на американском долларе, и выполняет в России задачи именно этой системы. Если не изменить его реальные функции, то обо всех реформах российской экономики и модернизации промышленности говорить бессмысленно.

Несмотря на многочисленные саммиты, фундаментальные причины мирового финансового кризиса не устранены. «Токсичные» активы технически заменены на свеженапечатанные доллары, евро, фунты. Но из-за того, что одни не обеспеченные реальными активами бумажки заменены на другие бумажки, ситуация в целом не меняется. Печатный станок ФРС не собирается останавливать. Поэтому за второй волной финансового кризиса неминуемо придут третья, четвертая и последующие волны. Поэтому создание эффективной и устойчивой финансовой системы в России – одна из важнейших задач. В периоды кризисов государственное кредитование предприятий реального сектора экономики необходимо проводить «подкрашенными» деньгами для гарантии их получения предприятиями и организациями. Если этого не сделать, деньги опять уйдут за рубеж и в офшоры. Целесообразно также создание своеобразного «шлюза» между мировым и российским рынками.

Таким образом, я уже начал переходить к рекомендациям. Но, как говорится, это – уже совсем другая история, выходящая за тему настоящего конгресса.

В государственных структурах с прогнозами дело обстоит неважно. Не могут даже на один год, не то что на 10–15 лет, спрогнозировать нефтяные цены и курсы основных валют. Как при этом разрабатываются долгосрочные концепции и стратегии – загадка. А если и пытаются это сделать, то получается нечто несуразное – типа «образа желаемого завтра».

И в заключение – еще об одном прогнозе.

Выступая 14 апреля 2010 г. с лекцией в Киотском университете, руководитель администрации президента Сергей Нарышкин озвучил ряд весьма оптимистичных прогнозов, касающихся дальнейшего развития нашей страны и благосостояния ее граждан.

По его словам, производительность труда в России вырастет в 2,5 раза, а средняя месячная зарплата составит $2700. Средняя продолжительность жизни за это время достигнет 75 лет, средний класс составит половину от всего населения страны. С.Нарышкин оговорился: для осуществления подобного сценария предстоит осуществить «масштабные институциональные и структурные преобразования». Поставленные цели вытекают из принятой властями «Стратегии-2020».

К социально-экономическим прогнозам государственной власти россияне относятся, мягко говоря, по-разному. И для этого есть существенные основания. За год кризиса средняя номинальная зарплата россиян выросла на 8,5% после роста на 15% в 2008 г. Сейчас она составляет лишь малую часть обещанного Нарышкиным – 19 128 руб. (около $645). Согласно данным Минздравсоцразвития, в связи с низкой зарплатой дефицит бюджета российских семей в настоящее время равен 450 млрд руб. Но здесь – тот редкий случай, когда можно признать: прогнозы власти реалистичны. Но при двух существенных условиях – отсутствии нового разрушительного мирового кризиса и ликвидации оттока капитала из страны – как легального (в т. ч. в золотовалютные резервы), так и нелегального.

Это предполагает фундаментальную модернизацию финансовой системы страны, формирование объективных условий для удержания и, может быть, привлечения финансового капитала. В контексте этой важной задачи находится создание российского Международного финансового центра (МФЦ) в Москве.

Оно принципиально изменит к лучшему экономическую ситуацию в стране за счет того, что капитал будет не уходить, а, наоборот, приходить к нам из-за рубежа (или, по крайней мере, оставаться в стране). Это позволит резко (в 2–3 раза) повысить ВВП и средний уровень доходов на душу населения, что соответствует недавно озвученным С.Нарышкиным в Японии цифрам об экономических перспективах России. Повышение должно произойти за счет усиления материальных стимулов к труду и увеличения его производительности. Для эффективного МФЦ необходима конкурентоспособная экономика. В противном случае пришедший в страну иностранный капитал так же легко уйдет, только спровоцировав обострение кризисных явлений. Поэтому важно найти отрасли российской экономики, которые могли бы стать локомотивами роста. Такой анализ проведен, и такие отрасли, связанные с привязкой капитала к российской территории, найдены. Мы можем предоставить эти результаты. Одно из их возможных направлений – создание системы транспортных коридоров Восток – Запад и Север – Юг.

После сокращения оттока капитала из страны возможно снижение темпов инфляции, и рубль может стать привлекательным для международных расчетов. Сейчас, при официально декларируемой инфляции, говорить серьезно о рубле как о резервной валюте невозможно.

Основные проблемы в России обрели такую остроту, что о них уже нужно говорить в терминах национальной безопасности и применять соответствующие инструменты. Целесообразно подумать о модификации и усилении роли Совета Безопасности в контуре управления экономикой, где сейчас он выполняет в основном манекенные функции.

Одним из способов парирования возрастающих угроз является применение на государственном уровне методов стратегического государственного прогнозирования и планирования. Целесообразность расходования ограниченных ресурсов свойственна любому государству в любой сфере его деятельности. Это должны знать сторонники ультралиберального подхода, которые в любом плановом мероприятии видят попытку возрождения Гулага. Посмотрите на ЕС, нормирующий расходы Греции, посмотрите на США, модернизирующие свою финансовую систему под эгидой государства.

Последние 20 лет в России считалось, что государство не должно вмешиваться в бизнес. В итоге растаскивание природных ресурсов приобрело огромные масштабы, деформирующие не только экономику, но и экологию, и весь образ жизни. Пора вспомнить, что государство обязано контролировать и регулировать бизнес в общенациональных интересах. Это – одна из его основных функций.

Мы предполагаем, что в ближайшем будущем в связи с обострением ключевых проблем обозначатся тенденции на усиление государственного управления экономикой страны. Это может произойти и в мировом масштабе – на фоне общего снижения доступных ресурсов и развития кризисных явлений. Хотя бы потому, что глобальная экономика требует глобального управления. Поэтому мы не удивимся, если обсуждение темы мирового правительства в скором времени станет очень актуальным. Конечно, при мирном развитии событий.

Вывод: наступившее десятилетие может оказаться для России очень непростым. Многое будет определяться стремлением государственной власти в большей степени соответствовать национальным интересам, а не мировым финансовым структурам.