Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Созидание будущего» 
А. Неклесса

Опубликовано в: Актуальное, Будущее России

Русская геоэкономическая/геокультурная доминанта амбивалентна, ее козырь – креативность в широком смысле: идеи, инакости, открытия, инсайты, образы, импульсы, мемы… В новом мире субстанция творчества – востребованный продукт, однако же и своеобразный джокер, идеи правят миром сами по себе. Будучи фрустрированной, русская социокультурная суперпозиция не просто принижает статус земных изделий и формальных долженствований, но начинает производить версии нигилизма.

Более чем актуальна для Российской Федерации проблема опошления бытия и невежества – инволюция культурного и этического стандарта, моральная коррупция, умножение личностных деформаций, симулякров, тяга к демонстрационным эффектам, утрата смыслов, вытеснение подлинности.[12] Общество нуждается в моральной, интеллектуальной и культурной реабилитации, реституции человеческих качеств. В калейдоскопичной вселенной ценности являются ядром социокультурной гравитации: энергии, определяющей связность и притягательность сообществ, а целостность – результатом продвижения к цели, ее перманентного постижения. [13]

Культура – не только литература, живопись, музыка или театр. Предметное поле намного шире, если обойтись одним словом – это цивилизованность. Именно ее следует удерживать, предъявлять, утверждать, транслировать, для чего необходимо преодолевать невежество и ничтожество, восстанавливая интегративность, отдавая должное этосу чести, пафосу благородства, в том числе используя соответствующую риторику (вместо нынешнего унижения речи), прозревая и осуществляя будущее сквозь пелену времени и паутину конъюнктуры. Диссонирующее, не обладающее нравственной и социокультурной легитимацией расслоение, сопровождаемое деградацией «среднего класса», разложением интеллигенции, плоско-декоративный характер культурных клише при дефиците реальных держателей планки редуцируют профессиональные компетенции и разрушают человеческое достоинство, коррумпируют личность и стимулируют аномизацию.

Не менее критичная сфера – хай-тек и особенно хай-хьюм. В России ощутим гуманитарный провал, кризис личностного состояния и профессионального роста, примат институциональной коммуникации над профессиональной медитацией, объяснительный (vs. исследовательский) уклон, дефицит навыков рафинированного дискурса, философичности, интеллектуальной среды соответствующего класса. Публицистичность различного толка замещает дисциплинированное рассуждение, а некомпетентная метафоричность искажает категориальный аппарат. Столкновение же поверхностных концептов и упрощенных рецептов с реальностью чревато – с почти фатальной неизбежностью – серьезными негативными следствиями.

Необходимо отстраивать систему перманентного образования, имея целью не просто освобождение от невежества, но формирование интеллектуально и морально развитой, высокоорганизованной и самоорганизующейся личности, способной плодотворно существовать в сложном мире. Умение опознавать невидимые миру горизонты в значительной мере определяется культурой мышления, привычкой субъекта к самостоятельной позиции, деятельной рефлексии и диалектичному анализу ситуаций.

Требуется глубокая модификация здравоохранения, реконструкция нынешней страховой системы, приоритетное финансирование медицинской инфраструктуры (к примеру, за счет профессионального спорта). Причем под здравоохранением я понимаю не просто медицину как таковую, сколько критичность категории здоровья, целостность физического и эмоционального статуса, проблему российской врачебной этики и квалификации, компенсацию высокого уровня стресса у населения.

Еще одна актуальная тема – отсутствие в стране профессиональных механизмов долгосрочного прогнозирования и стратегического планирования, неразличимость вероятного, а не желаемого образа будущего, императив его активного представления, формирования комплексной и реалистичной «дорожной карты» – модели национального обустройства и продвижения в динамичной среде.

Отдельным пунктом я бы обратил внимание на состояние российской судебной системы и особенно – судейского корпуса…

Вряд ли в одном рассуждении можно перечислить и обосновать все необходимое для коррекции нынешнего положения вещей, разве что указать на отдельные пульсирующие точки. Кризис перехода между тем напоминает ситуацию «витязя на распутье», когда заминка с выбором направления сама по себе является своеобразным выбором.



[1] Примером сегодняшних возможностей воздействия на социальную и техническую среду обитания частных корпораций может послужить космическая корпорация SpaceX (Space Exploration Technologies Corp.), принадлежащая Илону Маску. В ноябре 2016 года она подала заявку в Федеральную комиссию по связи США на создание орбитальной спутниковой сети для глобальной цифровой коммуникации. Компания собирается запустить 4 425 спутников, инвестировав совместно с Alphabet’s Google Inc и Fidelity Investments не менее 10 млрд. долл. В результате реализации, проекта полагают в SpaceX, жители Земли смогут пользоваться беспроводным спутниковым интернетом на скорости до одного гигабита в секунду. «Эта система предназначена для предоставления широкого спектра услуг широкополосной связи и коммуникаций для индивидуальных, коммерческих, институциональных, правительственных и профессиональных пользователей во всем мире», — говорится в представленной документации. Аналогичные спутниковые интернет-сети находятся в стадии разработки частной OneWeb и Boeing Co. URL: http://uk.reuters.com/article/us-space-spacex-idUKKBN13C085.

[2] Доклад Всемирного банка и Центра исследований развития Госсовета КНР: «China 2030: Building a Modern. Harmonious and Creative High Income Society». Conference Edition. – Washington. 2012.

[3] Вот ключевая на данную тему сентенция из статьи: «Структурная трансформация системы является первоочередной задачей. Если имеется превосходная структурная организация системного уровня, хорошая система будет произведена. А хорошая система будет порождать передовые технологии. Я думаю, именно поэтому Вашингтон, Джефферсон, Франклин и другие отцы-основатели Соединенных Штатов почитались последующими поколениями. Они создали превосходную структуру для системы». «Caixin: The Founding Fathers of the United States Created a Superior Structure for the System» URL: http://chinascope.org/main/content/view/7640/106/. Китайский оригинал статьи — URL: http://opinion.caixin.com/2015-12-31/100894693.html.

[4] Подробнее см.: А.И. Неклесса. Франчайзинг будущего. – Buybrand Inform. 2016. №б, С. 68-69.

[5] Innovation Cities™ Index 2015: Global. URL: http://www.innovation-cities.com/innovation-cities-index-2015-global/9609.

[6] Niall Ferguson. Barack Obama’s Revolution in Foreign Policy. – The Atlantic. 2016. March 13. http://www.theatlantic.com/international/archive/2016/03/obama-doctrine-revolution/473481/.

[7] Подробнее см.: Win in a Complex World. The US Army Operating Concept 2020 – 2040 (TRADOC Pamphlet 525-3-1). 31 Oct. 2014.

[8] «…<культура смерти> распространяется под действием мощных культурных, экономических и политических тенденций, отражающих определенную концепцию общества, где важнейшим критерием является успех. Рассматривая положение дел с этой точки зрения, можно, собственно говоря, назвать его войной сильных против бессильных; жизнь, требующая как можно больше доброты, любви и заботы, объявляется ненужной или рассматривается как невыносимое бремя и в конце концов так или иначе отвергается. Тот, кто своей болезнью, инвалидностью или просто самим фактом своего существования угрожает благоденствию либо жизненным привычкам более благополучных, оказывается врагом, от которого надо защищаться или которого надо уничтожать. Таким образом, возникает «заговор против жизни“. Он не только втягивает отдельных людей в рамках их личных, семейных и общественных отношений, но идет гораздо дальше, обретает глобальный размах, расшатывая и разрушая отношения между народами и государствами» (см. Иоанн Павел II. Evangelium Vitae. Окружное послание о ценности и нерушимости человеческой жизни. 1995.03.25. URL: http://www.fjp2.com/ru/john-paul-ii/online-library/encyclicals/126-evangelium-vitae.

[9] «Вдали от равновесия когерентность поведения молекул в огромной степени возрастает. В равновесии молекула «видит» только своих непосредственных соседей и «общается» только с ними. Вдали же от равновесия каждая часть системы «видит» всю систему целиком. Можно сказать, что в равновесии материя слепа, а вне равновесия прозревает». Илья Пригожин. Философия нестабильности. – Вопросы философии. 1991. №6. С.46-57.

[10] «Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения, т.3, 1955. С.34). Марксизм в СССР декларировали и представляли весьма превратно. Например, под видом марксистского постулата бытовало воспевание труда («человек труда», «владыкой мира будет труд» и т.п.) при ясно сформулированном отношении основоположника (в той же цитированной выше «Немецкой идеологии») к данному предмету: «…коммунистическая революция <…> устраняет труд» (там же, С.70). Причем Маркс пояснял, что дело тут именно не в «освобождении труда», а в освобождении человека от труда: «Труд уже стал свободным во всех цивилизованных странах; дело теперь не в том, чтобы освободить труд, а в том, чтобы этот свободный труд уничтожить» (там же, С.192). «Если коммунизм хочет уничтожить как заботу бюргера, так и нужду пролетария, он ведь не сможет, само собой разумеется, сделать это, не уничтожив причину той или другой, т.е. не уничтожив труд» (там же, С.207). Футурология Маркса, его прозорливость, касавшаяся будущей проблематики, заметно превосходила не только качество его экономических штудий, но и феноменологию политологической/политической доктрины.

[11] В.И. Арнольд. Динамика, статистика и проективная геометрия полей Галуа. –  М.: Изд. МЦНМО, 2005. – С.5. Ср. также это рассуждение Колмогорова с методологической экзотикой Рамануджана Сриниваса.

[12] «…вещи сами по себе не пошлы; но одноимённые им содержания, воспринимаемые и разумеемые людьми, могут быть совершенно пошлыми. Пошлость вносится в мир духовно-скудными и религиозно-мёртвыми людьми. Для того чтобы она появилась, нужен чей-нибудь субъективный, человеческий, духовно-немощный, религиозно-мёртвый акт, который, обращаясь к непошлому предмету, видел бы в нем и разумел бы в нем пошлое содержание». И.А. Ильин. «Аксиомы религиозного опыта» (1953). URL: http://lib.pravmir.ru/library/readbook/255.

[13] Фридрих Вильгельм III (дед российского царя-реформатора Александра II), затевая после поражения в войне с Францией большие прусские реформы, следующим образом сформулировал свое credo: «Государство должно заместить духовной силой то, что оно потеряло в физической».