Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«Методологическая модель развития глобального сообщества цивилизаций в рамках СЭВ» 
Олег Анисимов

Опубликовано в: Актуальное, Будущее России

1. Ситуация

Глобальное сообщество цивилизаций пребывает в кризисном состоянии, проявляющегося во всех звеньях и сферах деятельности человечества. Аналитические службы ведущих стран в различных формах, зависимых от реализуемых концептуально-технологических парадигм мышления и опоры на варианты культурно-духовного кода, мировидения и мироотношения, предложили человечеству детализированные картины кризисных явлений и согласились во мнении о принципиальности торжества негативной основы современной динамики цивилизационного процесса. Это придает высшую принципиальность поиску антикризисной стратегии для человечества.

2. Подходы к антикризисному проектированию

Практика антикризисного управления в разных масштабах, включая сферные, национальные, межнациональные и глобальные, показала, что рефлексивное реагирование на массив негативных явлений, в рамках ответственности за созидаемые рекомендации, предполагает максимальный переход к привлечению наиболее надежных интеллектуальных технологий, наиболее популярными представляются математические и формально-логическое моделирование и соответствующие технологии оформления эмпирических данных и массива мнений. Выделяются два типа подходов к использованию семантики и грамматики языков – «естественный», прямое вовлечение возможностей «обычного» языка, и «искусственно-естественный», придание большей конструктивности в формализации языковых средств. Сама формализация разделяется на «рассудочную» и «разумную», общим условием которых выступает схематизация и обобщение схемных замещений.

Поскольку рефлексивная функция аналитики включает в себя не только постановку проблем на базе предваряющей реконструкции осуществленных действий и поведения анализируемых систем и макросистем, но и депроблематизацию, введение проектных утверждений с их предваряющим прогностическим обеспечением, то выделяются подходы в рефлексивном служении «заказчику», лицам и иерархиям, принимающим решения: «непосредственный», с удовлетворением пожеланий «заказчика», и «функционально-профессиональный», с подчинением функции внесения неслучайности рефлексивным результатам, что, в высшей форме соответствует ценности «истины» и «правды». Второй подход открывает привлечение культуры и духовности в аналитику, что расходится и противопоставляется служению «случайным» интересам заказчика. Тем самым в различии подходов, при наличии информационно-аналитической индустрии, выбор в пользу служения исторической случайности, а затем и эгоцентризму потребителя неизбежно ведет к искажению содержаний и процесса порождения рефлексивных рекомендаций, ведет, в конечном счете, к служению «дьяволу». Этим усиливается роль случайных и эгоистических факторов в любой практике. История показывает образцы последствий служения советников своим господам, их произволу, умножая беды общества и повышая масштабы конфликтов и войн, а также степень игнорирования роли культуры и духовности, негативного отношения к честным и готовым доказывать служение истине советникам.

Указанные подходы реализуются в самой аналитической, научной, философской, логической и методологической средах. Поэтому реализация потенциала средств и методов аналитики зависит от типа мироотношения, нравственного и духовного самоопределения аналитиков, а также и их заказчиков, от типа цивилизационных устоев общества, стран, элиты этих стран. В содержательном плане антикризисное проектирование зависит от выбираемого подхода, от приоритета ценностей служения истине, следовательно, и законам универсума в реальных исторических меняющихся условиях, с другой стороны. Во втором случае возникает повышение вероятности неслучайного преодоления кризисов во благо человечества, в отличие от смягчения, временной иллюзии отсутствия кризиса и не раскрытия лишь модификации того же кризиса. Кроме этого, прогнозирование кризисов зависит от следования ценности истины и опоры на сущностные версии динамики универсума, от использования технологий онтологического мышления. Приход к ошибкам, в том числе при наличии искренних намерений принести пользу заказчику и обществу в целом, предопределяется уровнем существенности, «объективности» содержания применяемых мыслительных средств и наличием или отсутствием адекватных языковым средствам способностей. Усвоением мыслительной культуры является исходным условием внесения в аналитическое мышление ценности и реализации ценности неслучайности порождаемых результатов демонстрации позитивного профессионализма.

3. Средства анализа

В настоящее время аналитическая деятельность, «производство», стало индустриализированным и специальные центры («ситуационный», информационно-аналитический и т.п.) оснащены сложной техникой. Однако от ремесленничества и машинного производства аналитическое производство отличается существенно особенностями базисного процесса. В «обычной» индустрии базисный процесс состоит в обработке вещественного материала с помощью средств, «физически» или «химически» и т.п. вмешивающихся в изменение состояния материала в соответствии с технологическим образом этого преобразования, порождая продукт, т.е. измененный материал по требованиям цели, проекта и т.п., а человек является вводящим материал и средство в нужное соприкосновение и контролирующим правильность процесса преобразования. В аналитической работе базисным процессом является изменение субъективного образа анализируемой реальности, построенного в ходе понимания текстов «описания» объектов, реальности, подчиняясь рефлексивным «вопросам», в рамках функций реконструкции, выявления причин затруднений, деструкций в объекте, прогнозирования возможной динамики в «будущем» и нормативного оформления желаемого варианта динамики. Вопросы выделяются из понимания цикла рефлексии, обращенной к объекту, прошлому действию и т.п. Базисный процесс в анализе может иметь типовые варианты: «непосредственный», со случайными и индивидуализированными взглядами на рефлексивный цикл и на объект действия и т.п., либо «опосредствованный», с использованием неслучайных представлений о цикле и др. в типах и уровнях неслучайности, научной, философской и т.п. Эти неслучайные представления как понятия, категории, семантические стандарты, выраженные в унифицированных, например, словарной, формах, выступают инструментами мыслительного процесса, влияющими на первоначальный субъективный процесс. Поэтому инструментализация субъективной динамики, происходящая с применением языков в коммуникации и автокоммуникации, становится «индустриальной», если аналитик становится обязанным иметь способности и их применять по технологическим требованиям к мышлению как сопоставлению индивидуальных смыслов с языковыми значениями разного уровня абстрактности и оформленности, например, в качестве схематических изображений. Эти инструменты мысли меняют характер базисного процесса, придавая ему подобие процессу в рамках использования станка в преобразовании материала в продукт. Тем самым аналитическое мышление трансформируется в «станочный» тип процесса введения вопросов и порождения ответов в рефлексивном цикле. Этот цикл может члениться и создавать кооперативные формы, создаваемые в аналитических центрах.

Иначе говоря, аналитическое производство включает в себя фактор «станочности», применения и рефлексивной самоорганизации в аналитических циклах. Следовательно, качество аналитики предопределяется качеством понятийных парадигм, логических форм оперирования. В нашем случае (методологический коллектив аналитического центра) мы используем полноценный арсенал парадигм научного и философского, онтологического уровня, разработанный в ММПК (Московский методолого-педагогический кружок, с 1978 г), опираясь на соответствующую схемотехнику, язык схематических изображений, логику гегелевского, т.е. диалектического типа как высший уровень организации мышления. В этом арсенале реализованы системный и цивилизационный подходы, модели и технологии стратегического мышления.

4. Технологические особенности

Обладая опытом моделирования процессов разработки и принятия стратегических решений (с 1999 г.), включая цивилизационные решения (с 2007 г.), мы ввели типовые мыслительные стереотипы базисного и сервисных процессов и создали версии ответов на вопросы об особенностях цивилизационного кризиса и путях его преодоления. Анализируя консультационно-аналитическую практику и следуя стандартам методологического мышления, мы фиксировали отсутствие акцента и значимости инструментализированного фактора в аналитике, поверхностное отношение к инструментам, их качеству, необходимости инструментального сознания и самосознания в мыслительных разработках, обращенность к содержанию применяемых понятий, категорий, теорий с вытеснением момента формы и инструментальности языковых средств, что сохраняет инерцию индивидуальности, случайной персонификации содержания версий, слабость потенциала убедительности и полное отсутствие потенциала доказательности в обостренных дискуссиях при главенстве самовыражения и давления на сознание партнеров в сюжетах «перетягивания каната», либо полное игнорирование иных версий.

Придавая принципиальную значимость инструментализации мышления важно не утерять базисное условие содержательности как средств мышления, так и всего механизма мышления, сначала «естественного», т.е. при отсутствии рефлексивного фактора инструментализации, а затем «индустриализированного», т.е. с включенностью технико-инструментального и культурнго-средственного обеспечения, что во многом осуществляется в аналитических центрах, но без рефлексивного осознавания. Если сосредоточить внимание на семантической форме инструментализации мышления, то базисная составляющая аналитического процесса сводится ко всем типовым процедурам соотнесения материала индивидуализированных смыслов с семантическими стандартами, предполагая, как «прямое» их прочтение и использование, так и «вторичное», конструктивно созидаемого в адаптации к материалу смыслов. В этих процедурах заложена исходная «тайна» мира мышления на стадиях, как постановки, так и решения проблем. От них зависит содержательный результат, а затем и сама эффективность аналитики. Наибольшая значимость творческого использования такой «тайны» выявляется в стратегическом мышлении, в разработке национальных и глобальных стратегий. Положительная конкуренция аналитических команд состоит в сравнительном соотнесении потенциалов инструментально-семантических парадигм. Общая основа критериев в предпочтении предопределяется выбором идеи либо «рассудочности» в мышлении, либо «разумности», т.е. тех оснований, которые проявлены в «формальной» логике, в отличии от «диалектической» логики. Мы, не отрицая «тактической» значимости формальной логики, математики, являемся приверженцами идеи «разумности» и ее высшего выражения в «методе Гегеля». Она синтезирует все достоинства организации движения мысли и полностью нейтрализует фактор субъективной случайности, допуская различные варианты неслучайного применения содержательных средств мышления. Именно гибкое применение «метода Гегеля», после его технологического оформления нами (середина 70-х гг. XX в.), может полноценно актуализировать фактор онтологичности или высшей формы объектности, «идеальных объектов». В аналитике систем, макросистем, цивилизаций, цивилизованного сообщества мы вводили процедуры «запроса» от идеальных объектов для портретирования реальных объектов, их состояния, как положительного, так и отрицательного, например, кризисного, как перспективного для развития, так и бесперспективного, для развития, а также и совершенствования. Именно в этой технологической парадигме обеспечивается возможность доказательности версий или выявление недоказуемости.

5. Проблемы мирового сообщества

Мировой кризис, с точки зрения онтологических средств анализа, состоит в таком типе заболевания, т.е. разотождествления базисных в диалектическом механизме «начал», который имеет тенденцию «невозврата» к последующему отождествлению, что характерно для благополучной циклической динамики, следовательно, с перспективой разрушения цивилизационного сопряжения, гибели цивилизационного целого. Поскольку это целое является частью универсума, то универсум допускает гибель, повторяя судьбу предшествующих условий, либо к относительно здоровому состоянию. Более того, через своих «посредников» универсум присылал как предупреждения, так и призывы к вовлечению внутренних резервов к оздоровлению. Тем самым, не пренебрегая путем «вынужденного» санирования и допуска гибели части цивилизационного целого или всего целого, первооснования универсума, «создатель» стимулирует выбор поведения человечества в различных вариантах ради преодоления негативной динамики бытия в нашем секторе универсума, «космоса» и восстановления диалектического баланса бытия частей единого. Для того, чтобы активизировать устремленность человечества к самостоятельным усилиям в «депроблематизации», необходимо сначала выявить источники деструктивности, правильно поставить проблемы, осуществить «самодиагностику».

Однако, как и любой иной тип диагностики, человечество должно в своей авторефлексии иметь, ввести критерии выявления «типа болезни», мыслительные средства универсумального уровня, надежные онтологии и корректно применить их в ходе постановки проблем. Использование привычных «научных» критериев в условиях многопредметности науки является принципиального ограниченным в своей полезности в силу их дифференциальной содержательности, а введение комплексного подхода не преодолевает ограниченность потенциала полезности из-за синкретичности содержания комплексов и недостаточности уровня обобщенности и, следовательно, глубины существенности используемых теоретических абстракций. Частичное преодоление этих проблем осуществляется за счет введения синтетических, системных философских онтологий, замещающих теоретические конструкты наук на более высоком уровне абстрактности и существенности. Однако адекватными для привлечения к проблематизации и депроблематизации могут выступить только те онтологии, философские инструменты, которые реализуют идею «разумности», вводя первооснования по критериям гегелевского метода, что позволяет реконструктивно воссоздавать цикл бытия универсума в целом и в частях. Плохое, поверхностное знание учения Гегеля выступает субъективной предпосылкой отрицания или частичного опознавания потенциала метода для целей «сущностной аналитики». Тем более, что Гегель дал развернутую характеристику условий непонимания сущности философского «божественного» метода, отражающего особенности первооснований бытия.

В упрощенном варианте диагностической мыслетехники разумного уровня достаточно давно известен «организмический» подход, показывающий соотношение состояний здоровья и нездоровья, динамики заболевания и выздоровления организма как целого, как единицы универсума, как подобия Бога. Страну, как макросистему, в своей динамике отношений разнородных частей, можно уподобить организму. По законам универсума в организме гармонизируется совмещения противоположностей, «горизонтальные» сопряжения частей и «вертикальные», т.е. то, что в обществе и стране проявляются как «сетевые» и «иерархические». Сетевые реализуют воспроизводство бытия при главенстве интересов частей (людей, сообществ, отраслей и т.п.) по принципу согласования индивидуальных интересов, а иерархические реализуют функцию внесения порядка в совместности, внося в совместную самореализацию эффективность. Поэтому диспропорции в совмещении сетей и иерархий, внесение эгоистического момента в отношения ведет к разным формам «заболевания» общества и страны, так же, как и сообщества стран. Это порождает кризисы и данный источник кризиса является исходным и предопределяющим. Его проекции касаются как внутренней динамики, так и отношений со средой. Игнорирование принципа гармонизации ведет к проблеме экологического типа, а также к деструктивности в отношениях с ближайшим и далеким космосом, что касается всей космической деятельности человечества. В механизме страны есть функциональное звено согласования этих типов отношений – «Общественная палата», где встречаются представители сетей, народного самобытия и иерархии, руководства страны и устанавливают сопряжение интересов и способов их реализации с воплощением противоположных устоев. В мировом сообществе это функциональное звено воплощается в ООН и подобных организациях. Однако случайность совмещений противоположного возможно преодолеть лишь, имея третий, интегральный фактор, выражающий законы бытия универсума, т.е. арбитражно-организационный механизм, совмещающий мировидческую содержательность и волю, обеспеченную силовой поддержкой. Выразители воли и адекватного использования арбитражной силы могут иметь и должны иметь духовную самоопределенность и потенциал регулирования. Поскольку это не соблюдается и силовые возможности подчинены спекулятивным интересам финансового капитала, а раньше своеволию правителей, то кризис в стране и в мировом сообществе становится неизбежным. Арбитражная роль философов и мудрецов оставалась и остается ритуально-формальной в воплощении и дисгармонизация воспроизводится, усиливается до тотального кризиса. Моментом вклада в отрицательную динамику выступает диспропорция в среде тех, кто должен быть высшим арбитром, разногласия, внутренняя несогласованность. В среде философов воспроизводятся процессы сетевого типа, по принципу согласования, неспособному привести к однозначному, «истинному» результату. Воспроизводится прагматическая форма отношений. Функционально высший арбитраж должен иметь «один» метод абсолютного мышления и соответствующую онтологию, мирокартину. Достигнутый в немецкой классической философии результат, философская система и абсолютный метод Гегеля, остается плохо понятым, неопознанным выходом из линии согласований, невидением решения Гегелем иерархической проблемы в философии. Для понимания результата требуется соответствующий уровень развитости духа, путь к которому показал сам Гегель. Представители религиозных конфессий реализуют свои частные арбитражные интересы, воспроизводя сетевые принципы отношений друг к другу. Невхождение в формы арбитражности иерархического уровня опирается неадекватностью оценки мира мышления и невосприимчивость к разработке арбитражной мыслетехники. Тем самым, даже в функциональном секторе страны и мирового сообщества, связанном с культурой и духовностью воспроизводится тот же тип дисгармонических отношений моментов сетевого и иерархического характера. Поэтому в данном состоянии высшего арбитража потенциал вклада в обеспечение принятия управленческим сообществом страны и сообщества стран «разумных» решений на благо преодоления кризиса остается незначительным, малоубедительным и недоказуемым. Этим пользуются силы эгоцентрического типа, мировой финансово-экономический олигархат, лишая силовой поддержки проявления арбитражного сообщества даже в сюжетах демонстрации высшей мудрости в антикризисных целях. Ослаблению потенциала арбитражного фактора в триаде сил (сетевых, иерархических, арбитражных), подобной принципу Троицы (отец, сын и святой дух), способствует подчиненная лидирующим силам (мировой олигархат) сфера образования, которая не кладет в основу образованности адекватное миропонимание, мироотношение и рефлексивную самоорганизацию человека в универсуме, в том числе сам «абсолютный метод», а также реальную мировую цивилизационную историю для подлинного исторического самоопределения населения и понимания места земной цивилизации в универсуме, особенностей актуальной фазы мирового цикла в нашем секторе универсума.

Для преодоления кризиса предпосылкой является сущностное понимание одного из основных положений мирокартины бытия – диалектическое разнообразие порождений бытия исходным первоначалом, духовным потенциалом универсума. Это означает наличие, появление, динамику проявлений типов единиц бытия, основанием которых служит соотношение противоположных «начал» — хаоса и порядка, морфологии и формы, как моментов любой единицы. Поэтому в типологическом разделении единицы имеют, в результате обособления, три типа: под преимущество хаоса, порядка и гармонический тип. Триада проявленного имеет основанием триадичность непроявленного, «духа». При дальнейшей актуализации потенциального выделяются «семь» подтипов, а они, исходя из высшего основания, проявляются в двух ориентациях под крайние акценты и синтезируются в противоречивом едином. Тем самым следует выявлять тип единиц, в том числе тип цивилизации, тип страны и т.п., осознавая, что кризисные явления зависят от типа единицы и их соотнесенности. Динамической единицей выступает цикл, что предполагает циклическую аналитику, выявление стадий циклов и соотнесенности появления и преодоления кризисов с стадиями циклической динамики. Если кризис предполагает максимальную актуализацию хаотического момента, а дестабилизация возможна при дисгармонизации в пользу порядка, то преодоление кризиса и нахождение в фазе воспроизводства гармонизированного бытия, предполагает также отход от неумеренного преобладания момента порядка. Это предопределено особенностями совмещения динамик по критериям «сетевого» и «иерархического». В едином, в том числе в мировой цивилизационной целостности, сопрягаются разнотипные цивилизации и достижение гармонического единства возможно лишь при вхождении в фазу гармонизации цикла нашей части универсума при «поддержке» фазы самого универсума.

Тем самым отношение к кризису и устремленность к его преодолению, в контексте прогнозирования и проектирования будущего, зависит от мыслительных «вычислений» представителей высшего арбитража в стране и в мировом сообществе. Однако для этого нужна специальная форма готовности к арбитрированию, опирающаяся не только на фактор убедительности, но и доказательности, следовательно, культурных форм мышления, точнее – «разумной мыслетехники». Подобно организму человека страна и сообщество стран должны иметь и «тело», и «ум», и «высшее чувство», при этом обладая приоритетом «ума» в организации бытия «тела» и внутреннего одобрения планов «ума» в «высшем чувстве», в мотивации. Сам «ум», имея иерархическую организацию, имеет момент высшего основания, «лобные доли» мозга, без которого, обеспеченного энергетикой, не может осуществиться уподобление первооснованиям универсума, появление наиболее «правильных» решений и возможности их исполнения. ООН и СЭВ, в лице аналитической элиты, должны выполнять миссию «лобных долей» человечества. В состав элиты должны войти все носители мудрости и высших форм технологии мышления. Отсутствие такого возвышенного сообщества, союза мысли и мотивационного потенциала с силовой их поддержкой является источником всего поля проблем, инерции постановки и попыток решения иллюзорных проблем, в том числе при содействии всей мощи СМИ в искривлении сознания и самосознания человечества.

6. Проектное моделирование

Условием неслучайной постановки и решения проблем в масштабах стран и мирового сообщества выступает как оснащение рефлексии высшей мыслетехникой, на основе парадигмы «абсолютного мышления», так и выделение тех сил реализации мировых проектов, которые открыты к субъективному совершенствованию и развитию, адекватному пониманию проектов и следованию их требованиям. «Абсолютный метод» мышления опирается на «абсолютную онтологию» и способы оперирования ею в соотнесенности с информацией о меняющихся условиях бытия макросистем и окружающей среде различных масштабов. Сочетание потенциалов «чистого» и «практического» разума в рамках современной мыслетехнической парадигмы при адекватном соучастии высшей мотивации модельно оформляется в рефлексивно-стратегическом инкубаторе, интеллектуальном предприятии особого типа, совмещающем интересы прагматизма, культуры, духовности и образовательной функции.

В инкубаторе моделируются базисные типы соотношений сил, участвующих в цивилизационной динамике отдельных стран и сообщества стран в целом. Выявляются пути сближения и гармонизации совместного бытия членов мирового сообщества, оформляются национальные и глобальные стратегии в рамках универсумального подхода и его критериального обеспечения.

Общая форма моделирования включает в себя следующие этапы:

  • фиксация версий национальных и глобальных проектов в качестве материала для анализа;
  • предъявление базисных средств и методов аналитической работы универсальной значимости;
  • выделение уровней объектно-онтологической иерархии критериев и типологическая конкретизация для учета особенностей образцов материала;
  • осуществление понятийно-категориального портретирования материала с учетом критериев типологического опознавания особенностей фрагментов и комплексов в едином материале;
  • осуществление коррекций в содержании портретов по критериям «объектности» и «нечто в универсуме»;
  • моделирование типов совместимости проектов национального масштаба исходя из ценности гармонизации совместного бытия частей мирового сообщества при соблюдении законов универсума;
  • моделирование глобального гармонического сопряжения цивилизационных единиц при сохранении особенностей единиц в рамках соответствия универсумальным основаниям бытия.

Возникает вопрос о целевом образе мирового цивилизационного сообщества и пути к нему. Чтобы ответить на него, следует ввести онтологические, мировидческие принципы для целеполагания. Они вытекают из содержания мирокартины, онтологии, которой мы придерживаемся. Обращая внимание на место в универсуме, которое занимает солнечная система и Земля в ней, на локализацию, следует рассматривать ее по критерию «часть в целом» или «нечто в универсуме». Поэтому увеличивая уровень конкретности, можно ввести следующие принципы:

  • Земля, как часть солнечной системы, галактики и т.п., подчиняется «требованиям» охватывающих макросистем, учитывая их состояния, динамику циклических изменений и соотношения им присущих «начал», как формы и морфологии каждой из систем;
  • учет макросистем охватывающего масштаба ведет к коррекциям циклической динамики Земли, соотношения ее начал и это аналитически необходимо реконструировать, оформляя состояние, соответствующее актуальной фазе цикла;
  • особенность актуального состояния Земли состоит в переходе от морфологического преобладания в отношениях с формой, «душой» Земли, что вело к проявлению негативных сторон энергетической и т.п. динамики, к преобладанию формного момента, к усилению положительных сторон динамики;
  • преобладание положительных сторон в динамике стимулирует рост влияния факторов порядка, организованности, а в социокультурном, культурном секторах человечества к росту неслучайности, уподобления существенному, критериального фактора, устоев культурно-духовного типов, «светлых» моментов в духовности и культуре, росту значимости ценностей истины и правды;
  • положительные коррекции во всех слоях бытия проявляются и будут проявляться в зависимости от особенностей цивилизационного и онтологического типа стран, меняя соотношения факторов в рамках, присущих каждому из типов;
  • поскольку мировое сообщество как целое также проходит и будет проходить изменения в положительную сторону, то будет снижаться масштаб и уровень конфликтности, возрастет динамика смягчения неизбежных конфликтов с сохранением их типовых источников в циклической динамике. В целом эгоцентрических характер конфликтов и высокий уровень структурной сопряженности с самовыражением носителей силы будет снижаться, структурное сопряжение будет дополняться системным сопряжением, внесением момента принципиальности в реализации ценностей единства;
  • значимость естественных, «телесных» потребностей будет ослабляться и дополняться ростом значимости высоких потребностей социокультурного, культурного и духовного уровней, усилением факторов взаимопонимания, сплоченности, солидарности во всех типах социальных отношений;
  • будут расти масштабы сетевых форм объединения людей и снижения уровня формализма иерархических отношений, расти потребность в обоснованности и доказательстве решений на всех уровнях организации общества, потребность в осознанности и ответственности;
  • согласовательная и принудительная стороны политической и идеологической деятельности будут наращивать неслучайный характер, в том числе благодаря повороту образовательных парадигм в сторону окультуривания и одухотворения, совмещения потенциалов культур и веровательных механизмов;
  • акцентированность типов цивилизаций сохранится, как и негативные стороны отношений, но конфликты будут нейтрализовываться ростом потенциала и приемлемости арбитражных механизмов, повышения их качества с опорой на вечные основания реагирования на реальные процессы;
  • в обменных процессах будут расти значимость общих для разнородных особенностей и форм практик ценностей, устремленности к общему благополучию и перспективам развития;
  • увеличение масштабов внеземного проявления человечества будет соотноситься с динамикой условий существования на Земле, учетом неизбежности расселения на иных планетах и адекватного, вписанного бытия в космическом пространстве, возрастания вероятности встреч с носителями иных типов «разумности», необходимости новых уровней ответственности за обретение новых локализаций бытия.

Предварительный целевой образ должен быть доопределен в рамках неслучайных критериев и форм мысли для придания соответствию требованиям стратегической позиции. Для этого необходимо учесть потенциал понятийно-категориальной парадигмы, осуществить проблематизацию материала содержания образа и осуществить депроблематизацию путем «предикативного портретирования» и «предикативного замещения» в рамках «диалектической дедукции», т.е. метода Гегеля.

7. Дедуктивная форма доопределения целевого образа

Дедуктивная форма мышления в ее «разумном» варианте, т.е. диалектическом осуществлении, предполагает привлечение понятийных средств для замещения материала смыслов в последовательности «от абстрактного к более конкретному» по критерию «уточнения», в котором исходное утверждение является основанием в порождении основанного и сохраняемого в основанном как сущностная опора в ее проявлении. Поэтому сначала смысловой материал предстает «магнитом», притягивающим исходный, наиболее абстрактный предикат, содержание которого может реализовать функцию «клеточки», из которой развивается «организм». Для осуществления развития в материале смыслов выделяется то, что выступает выражением «более конкретного» состояния «клеточки», а также то, что является побудителем развития. Это становится заказчиком на нахождение уточняющего предиката и его применение в дедуктивном, уточняющем действии. Так порождается более конкретные предикаты, синтезирующие исходный и уточняющий предикаты.

Учитывание материала субъекта мысли, первичных смыслов, осуществляемое как «уподобление», но с сохранением особенностей предикатов как инструментов мысли, предстает как «оформление», придание сущностной неслучайности содержанию смыслов. Получаемые результаты сохраняют в уподоблении моменты случайности авторского смысла. Поэтому для реализации идеи высшей неслучайности, максимальной существенности авторской версии производится опознание либо «нетождественности» замещаемого предикативному аналогу, либо отсутствие того, что должно быть, но не имеется в авторской версии. В этом состоит проблематизация и потребность в тех фрагментах содержания, которые соответствовали бы должному и осуществляется «запрос» на дополнение авторских смыслов. В рамках коммуникации с носителями версии осуществляется согласование и в случае согласия авторов в массив смыслов вносится дополняющее изменение. Подобный цикл отношений между материалом смыслов и средствами, их дедуктивным применением, осуществляется на каждом уровне, каждом переходе к более конкретной выраженности содержания.

Кроме того, материал мысли может иметь различный уровень притязаний, в зависимости от исторических условий, что определяется в рамках управленческого блока страны или глобального сообщества, либо от особенностей культурно-духовных устоев, которые дают ориентир или предопределяют действия управленческих иерархий. Чем выше уровень притязаний, тем более неслучайным становится содержание стратегических целей и стратегий в целом, механизм движения целостности масштабов страны или глобального сообщества. Высший уровень определяется законами универсума, потенциалом «божественности». Следовательно, стратегии свое содержание меняют вместе с повышением уровня притязаний и ответственности перед требованиями более высокого уровня. Эти изменения касаются всех звеньев макросистемы. Поскольку рост уровня базисных оснований, желаемой неслучайности содержания стратегий связан с переходом от приоритетов, специфичных для менее высоких уровней, то различаются переходы следующих общих типов: от ситуационного к тактическому, от тактического к стратегическому в масштабах учета части целого (универсума), от стратегического в масштабах учета части к стратегическому в масштабах учета целого (универсума). Тем самым, в «пирамиде» уровневых характеристик это означает в содержаниях мысли переход от менее «абстрактного» уровня к более «абстрактному». Для принятия решений предполагаются вторичные переходы к более «конкретным» уровням содержания с сохранением роли высших оснований, т.е. «дедуктивные конкретизации» по критериям метода Гегеля.

Как мы видим, стратегические положения зависят и от притязаний стратега, и от их мыслительного выражения в мыслетехнике стратегического мышления с учетом особенностей логических форм организации мышления, как «рассудочного», так и «разумного» (диалектико-дедуктивного) типа.

В то же время содержание притязаний зависит от типа мироотношения, выраженного в типе культурно-духовного кода страны, типа цивилизации. Диалектическая онтология предполагает два исходных крайних типа акцентировок в мироотношении: приоритет целого над частью и ему соответствующий принцип порядка, с одной стороны, и приоритет части над целым и ему соответствующий принцип хаоса, с другой стороны. Во взаимодействиях носителей этих принципов рождается синтетический тип, гармонический, позволяющий динамически воспроизводиться макросистеме, избегая крайностей как источников дестабилизации. В целостном цикле акцентировки меняются в едином универсуме и в его частях, уподобляющихся единому. Следовательно, при типологическом разнообразии разномасштабных частей универсума в каждом типе частей выделяется своя высшая первооснова, под которую подстраивается все в макросистеме, если возникает высшее притязание у «лидеров» типа или у «естественного» основания типа, заменяющего субъективность высшего регулятора, «правителя». В каждом типе складывается своя соотнесенность случайного и неслучайного, свое соотношение «идеи» и «идеала», с одной стороны, и ситуационного значимой прагматики.

В земном цивилизационном пространстве выделились типы цивилизационных единиц, ориентированных на «порядок» и «хаос», а также на «гармонизацию», в той или иной определенности внутренней организации. Сам мировой кризис выступает выражением приоритета и возникшего в истории преобладания приверженцев хаоса, воспроизводство организационного бытия которых связано с потребительским отношением к партнерам, компонентам цивилизационной среды с внесением момента иерархичности, ведущего к «однополярности» в содержании макроцели, к силовым формам достижения преимуществ и использованию механизмов глобальной эксплуатации.

8. Стратегическая переориентация лидера преобразований в едином

Поскольку в период переакцентировок, перехода к противоположной ориентации ведущая акцентировка теряет потенциал, обостряет использование накопленной инерции движения и самоорганизации, то порождается кризисное противопоставление и рост потенциала, активности противоположной макросистемы, с другим «частным» первооснованием, с мобилизацией своих возрастающих потенциалов и возможности их актуализации. Мобилизация также проходит путь от ситуационной к тактической, а затем и стратегической, в опоре на свои силы, а затем с привлечением тех партнеров, которые готовы к поддержке и соучастию в реализации идеи лидера. Стратегическая форма мобилизации предполагает быстрое смещение типа оснований в пользу преимущества потенциала культуро-духовного блока страны над потенциалом прагматического характера. В этой переакцентировке меняется отношение внутри частей механизма страны. Требования к управлению, к производству, торговле, социальной жизни и т.п. становятся более принципиальными, уровень продуктивности, эффективности в целом растет, особенно за счет факторов научно-технического характера. Но более явным образом проявляется следование «идее». Если она соответствует положительному, созидательному принципу, привлекая «светлый» нравственно-духовный потенциал, то происходит умощнение светлых сил и «просветленности» народа в целом. Если идея выражает негативный, потребительский, агрессивный принцип, то усиливаются «темные» силы и уровень извращенности, эгоистичности сознания и самосознания населения, следование иллюзорным мифам, а также использование всех типов манипулятивных технологий. Повышение уровня принципиальности противопоставлений и борьбы касается как «физических» форм борьбы, так и «психических», при возрастании роли последних в условиях опасности применения «вещных» средств борьбы. В XX веке в военной сфере произошло перераспределение акцентов в соотнесении этих двух направленностей применения средств в пользу ускоренного роста значимости субъективных манипулятивных технологий из-за появления ядерных и других компонентов средств массового уничтожения, потенциально ведущих к глобальной катастрофе.

Так как приоритеты идеологизированных принципов эгоизма и манипулятивного потребительства соответствуют преобладанию в экономической сфере, действующей по принципам капиталистического реагирования на спрос, опирающейся на устремленность к прибыли и росту потенциала властвования во всех сферах бытия, на потенциал конкурентности в его правовой оформленности, обеспеченности эгоистической субъективностью, то политика и ее силовая поддержка неизбежно стимулируют извращение бытия общества, усиление противоположения между реальным господством меньшинства над большинством стран и народов. По законам Универсума, диспропорция вызывает диалектическое переориентирование сил в пользу возрастания роли сил противоположной ориентации. Поээтому возникают способные к противостоянию и переориентированию страны. Сначала в этой роли была Россия, СССР, а в настоящее время выделился Китай, и растут потенциалы разноориентированных стран. Начинается возрождение «самости» России, имеющей многотысячелетнюю историю следования светлым принципам с различными историческими трансформациями и переакцентировками в самооформлении, заимствованиями и самоочищениями. «Светлое» сообщество для самооутверждения в едином глобальном механизме неизбежно влияет и будет влиять, возрастая в масштабах и совершенствовании форм влияния, на коррекции в самовыражении всех иных членов глобального сообщества. Этому свидетельствует постепенное становление фактора СЭВ, привлекающего своими устремлениями весь мир, все страны, имеющие «светлый» потенциал, вытесняя из прямого противостояния страны со сниженным «светлым» потенциалом, создавая условия переориентации в пользу принципов совместимости и гармонизации в диалектически едином мире.