АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«ПРИНЦИПЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ» 
Г.Г. Малинецкий

Малинецкий Г.Г., профессор
Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН

Главное в технологическом развитии будущей России сейчас решается в пространстве смыслов, ценностей, представлений о желаемом будущем, об образе себя. И именно в эту сферу в ближайшее время должны быть направлены главные усилия, связанные с технологическим развитием. Будущих командиров и руководителей учат, что во многих случаях отсутствие какого-либо решения хуже, чем неверное решение.Хочется думать, что с принципами прогнозирования технологического развития ситуация такая же. Надеюсь, что сформулированные принципы станут объектом заинтересованного внимания и обоснованной критики. У России очень мало времени. И ни один шанс не должен быть упущен

Всё будет хорошо, Россия будет великой.
Но как долго ждать и как трудно дождаться
А.Блок

В 2001 году Президент РФ обозначил проблему отработки сценариев перехода от нынешней «экономики трубы» к экономике, основанной на знаниях (или, как её называют, инновационной экономике). К сожалению, практического воплощения принятое Президентом политическое решение не получило. Более того, многие решения Министерства науки и технологий, а впоследствии Министерства образования, науки и технологий были направлены не на решение поставленной задачи, а в противоположенном направлении.

Не было развёрнуто даже необходимых исследований в области стратегического прогноза (в частности, в сфере технологий). В стороне от этих проблем оказалась Российская академия наук. Тем не менее, проблемы прогноза технологического развития России будут возникать вновь и вновь. Во-первых, потому что технологический кризис, который переживает Россия, является угрозой для самого существования страны не только в долгосрочной, но уже и в среднесрочной перспективе. Советские заделы в сфере технологий в большинстве областей подошли к концу, а работа на будущее не начата. Во-вторых, потому что без прогноза, целеполагания, научно обоснованной национальной технологической стратегии и сильной научно-технической политики эта работа не начнётся. Нельзя достичь цели, не зная куда идти.
Основой для формулировки принципов прогнозирования могут быть:

  • фундаментальные результаты теории управления, кибернетики, которые успешно воплощались и в государственном управлении, и в практике реформирования крупнейших корпораций ;
  • результаты теории самоорганизации или синергетики, поскольку именно самоорганизация лежит в основе деятельности технополисов, технопарков, виртуальных корпораций, новой экономики в целом ;
  • отечественный опыт технологического научного и экономического планирования и прогнозирования, получивший мировое признание;
  • большие успехи, достигнутые в последние 20 лет в технологическом прогнозировании и планировании развития ряда развитых стран;
  • исследования, появившиеся в последние годы, раскрывающие геоэкономические и иные особенности России, во многом определяющие коридор технологического развития страны

Принципы играют важную роль. Их естественно обсуждать, уточнять, конкретизировать в ходе работы по технологическому прогнозированию. В качестве начального набора таковых, вероятно, могут быть предложены следующие утверждения (которые мы сопроводим короткими комментариями).

Принцип глобального технологического императива. Национальный технологический прогноз должен учитывать долгосрочные тренды мирового развития и глобальный прогноз мировой динамики.

После работ Дж. Форрестера, последующих работ Медоузов стало ясно, что сохранение тенденций XX века приведёт к коллапсу техносферы, экономики и общества в целом уже к 2050 году. Происходящий на наших глазах в течение последних двух десятилетий глобальный демографический переход, – быстрое уменьшение скорости роста народонаселения показывает, что сделанные прогнозы сбываются. Гиперболический закон, определявший число людей на Земле в течение последних 100 тысяч лет, ломается . Должен произойти переход от технологий, позволяющих существовать десятилетия к технологиям, ориентированным на века.

Только в этом случае удаётся реализовать принцип устойчивого развития, сформулированный Гру Харлем Брундтландт – обеспечение следующих поколений стартовыми условиями, сравнимыми с теми, которые имеет нынешнее поколение. Работы, которые велись и ведутся в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН, показывают, что один из путей обеспечения устойчивого развития – создание в ближайшие десятилетие двух гигантских отраслей в ближайшее 10-15 лет. Первая должна перерабатывать уже созданные отходы, вторая – осуществлять рекультивацию земель, выведенных из хозяйственного оборота.

По существу, человечество столкнулось с необходимостью пересмотра почти всех обеспечивающих его существование технологий. И национальная технологическая стратегия должна учитывать эти реалии.

Принципы приоритета цивилизационных задач. Технологии следует рассматривать как инструмент для решения задач уникальной и самодостаточной цивилизации – мира России.

Известный американский геополитик С. Хантингтон, во многом повлиявший на внешнюю политику американской администрации, рассматривает XXI век как столетие беспощадной борьбы сложившихся цивилизаций (американской, китайской, исламской и др.) за ресурсы. Российскую цивилизацию он рассматривает как наиболее слабую «расколотую» и предрекает её уход с мировой арены в ближайшие 10-15 лет. Изменение системы международных отношений в полной мере подтверждает этот прогноз. В прогнозе мировой динамики, представленном на открытом сайте ЦРУ США, Россия рассматривается как зона кризиса и нестабильности.

Геополитические модели, построенные в ИПМ, показывают, что сценарий распада России на зоны влияния других цивилизаций вполне реалистичен. Более того, альтернативные сценарии, связанные с сохранением или развитием мира России, требуют сверхусилий от граждан, руководства и элит.

Поэтому, очевидно, рассматривать технологическое развитие страны следует в контексте желаемого и реализуемого цивилизационного сценария. Этим определяется, например, роль и объём программы перевооружения армии, набор тех продуктов и товаров, которые наша цивилизация должна делать сама.

Естественно, следование этому принципу предполагает разработку желаемого сценария развития российской цивилизации, оценку рисков и угроз на этом пути, а также создание большого российского проекта, направленного на решение задач мира России.

Принцип соотнесения технологического развития России со страте-гическими целями, сценариями развития и технологическими программами других цивилизаций. Технологическое развитие России будет происходить в быстро меняющемся мире, где субъекты геополитики и геоэконо-мики имеют свои программы и решают свои задачи. Поэтому технологический и геоэкономический прогноз должен исходить не только из внутренней, но и из внешней системы координат, из того положения, которое предстоит занять России в мире.

Например, естественно, оценивая перспективу, соотнести экономику страны с показателями развития других стран по легко измеряемым параметрам. Например, в 1985 году экономика СССР по объёму валового внутреннего продукта (ВВП) составляла 50-60% от американской, опережала экономику Японии, Франции, Западной Германии и в несколько раз опережала китайскую. В настоящее время она составляет всего лишь 6?8% от американской, 7?9% – от европейской, 15% – от китайской и 20% – от экономики исламского мира, производя 1% от мирового ВВП (при 30% доле в мировых запасах полезных ископаемых ).

Другой пример. Известно, что по экспорту программного обеспечения Индия планирует вывести в ближайшие годы свою экономику на уровень 60 млрд. долларов в год. В настоящее время в Министерстве образования и науки РФ широко обсуждаются планы создания «российских Бангалоров» с целью занять ту же или близкую нишу в мировой экономике, опираясь на первоклассных российских программистов. Но ниша сейчас уже занята, в будущем Индия планирует её удержать, ряд стран имеют свои амбициозные проекты. И планируя технологическое развитие, следует иметь в виду и эту реальность. Сейчас для России в мировом производстве информационных технологий оценивается в 0,6%.

Принцип ресурсного реализма. Прогноз и планирование технологического развития России должен опираться на научные реалистические оценки необходимых для этого ресурсов в настоящее время и в обозримой перспективе.

В самом деле, 2/3 территории России лежит в зоне вечной мерзлоты. Это означает высокую энергоёмкость отечественной продукции, большие затраты на капитальное строительство и дорогую рабочую силу (поскольку её надо обогревать, одевать и кормить более сытно, чем в более умеренных широтах). Поэтому почти вся продукция, которая может производиться и в других странах, в условиях глобализации будет неконкурентоспособна. И этим также определяется стратегический приоритет развития высоких технологий в России.

Кроме того, важную роль в технологическом развитии начинают играть демографические факторы. С 1975 по 2000 год число молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет в стране колебалось от 10 до 13 миллионов человек. По прогнозам ООН, к 2025 году в России останется не более 6 млн. человек этой возрастной категории. Поэтому на большой приток молодёжи в сферу высоких технологий рассчитывать не приходится. С другой стороны, в человеческий капитал в Советском Союзе были сделаны огромные вложения. В России сейчас есть около 10 миллионов человек, которые были связаны с оборонно-промышленным комплексом (ОПК). Их квалификация и трудовые установки являются тем ресурсом, который можно использовать сейчас.

Принцип выделения параметров порядка. В прогнозе технологического развития необходимо выделить и приоритетно поддерживать несколько ключевых направлений, которые будут определять уровень и динамику остальных направлений и отраслей.

В теории самоорганизации – синергетике – показывается, что во множестве сложных, нелинейных, далёких от равновесия систем происходит самоорганизация – спонтанное выделение нескольких ведущих переменных или процессов, которые определяют динамику всей системы (их называют параметрами порядка ). В социально-технологических системах поведение объектов определяется обычно и организацией, и самоорганизацией. Однако и здесь для решения конкретных задач ключевое значение имеют параметры порядка.

В экономике – это локомотивные отрасли. Их всегда немного. (Например, в Германии это станкостроение и автомобилестроение.) В технологическом пространстве это макротехнологии, поддержание и развитие которых считается национальным приоритетом. В научной сфере это проекты, выделенные как стратегические научные приоритеты.

Отсутствие таковых в экономической, технологической и научной сфере является одной из главных причин деградации и развала во всех этих сферах. Наличие очень большого числа приоритетов, как сейчас в России, означает попросту, что приоритетов нет. Серьёзное отношение к технологическому развитию заставит отказаться от нынешних императивов: «Всем сёстрам по серьгам» и «Кто смел, тот и съел».

Принцип ориентации на результат, а не на регулирование процесса. Технологическое развитие предполагает решение конкретных задач (освоение конкретных видов продукции, овладение долей мирового рынка и т.д.), именно ориентируясь на эти задачи, и следует направлять развитие.

Катастрофические результаты реформирования ОПК, российской экономики в целом, системы образования, разгром прикладной науки и продолжающиеся преобразования в сфере фундаментальных исследований связаны (с точки зрения управления) с отсутствием заявленных целей управления, критериев эффективности управления и ограничений, которые будут соблюдаться в процессе управления.

Типичный пример – список критических технологий, утвержденный Президентом РФ. Вместо ответа на вопрос «что должно быть» дается ответ на второстепенный вопрос «как». То же относится и к академическим программам, ориентированным на процесс, а не на результат, а также к большинству Федеральных целевых программ (ФЦП), которые целевыми в действительности не являются. Другой пример. Если руководство страны не ставит перед Российской академией наук конкретных задач, то нельзя сказать хорошо работает эта структура или неудовлетворительно.

Принцип создания кольцевых структур. Проектируя механизмы технологического развития, необходимо обеспечить замыкание цепи положительной обратной связи: достижение цели должно обеспечивать улучшение положения каждого звена, обеспечившего получение результата.

Попытки развернуть в значимых масштабах инновационную деятельность, предпринимавшиеся в России в последние 15 лет, оказались безуспешны. Причина, достаточная для провала, состоит в разрушении круга воспроизводства инноваций. В СССР этот круг замыкался следующим образом: фундаментальная наука ® прикладная наука ® опытно-конструкторские разработки (ОКР) ® выпуск продукции ® получение экономического или иного эффекта ® фундаментальная наука.

Этот круг оказался блокирован с разрушением прикладной науки и развалом работы большинства организаций, занимающихся ОКР. Никакое совершенствование отдельных звеньев (например, реформирование РАН и возложение на нее обязанности «заниматься инновациям») положения дел не изменит, пока круг разомкнут.

В США круг воспроизводства инноваций, обеспечивающих научно-технический прогресс, замыкается иначе. Для планирования технологического развития принципиально важно определить, как он должен и будет замыкаться в России.

Принцип поддержания разнообразия в научно-технологическом пространстве. Эффективное технологическое развитие предполагает существование восприимчивой к нововведениям научно-технологической среды и определенную поддержку многих альтернативных направлений, одно из которых в ходе развития может стать на определенное время магистральным.
Анализ технологических революций показывает, что основной эко-номический эффект обычно получают не создатели новой технологии, не отрасли, для которых она создавалась, а другие секторы экономики, сумевшие найти новое (необычное, на первый взгляд) направление использования новшества.

Работы в рамках парадигмы сложности (одного из направлений синергетики), эволюционной экономики и исследования нобелевского лауреата Брайена Артура по инновационной стратегии Кремниевой долины показали, что наличие среды, высококвалифицированного корпуса инженеров и исследователей меняет экономические закономерности. Если в традиционной экономике имеет место конкуренция и отрицательные обратные связи у фирм, находящихся вблизи друг друга и работающими в одном секторе рынка, то благоприятный фон идей, технологий, проектов, специалистов может обеспечить «притяжение» между такими фирмами. Но для этого фон должен быть и в его поддержание следует вкладывать усилия.

Принцип стратегического субъекта. Технологическое развитие будет возможно, если сформируется субъект, заинтересованный в форсирован-ном развитии сектора высоких технологий и способный обеспечить условия для такого развития.

Одна из главных проблем в развертывании инновационной экономики в России состоит в отсутствии субъекта, который бы взял на себя ответственность за это, был бы способен воспринимать прогноз и реализовывать выработанный план действий.
По-видимому, технологическое развитие в России сейчас требует конструктивного диалога между исследователями, предлагающими проекты, модели, стратегии, между государственными деятелями и деловыми кругами, ориентированными на сектор высоких технологий и, наконец, между инженерами, учеными, высококвалифицированными рабочими, военными, само существование которых тесно связано с техническим перевооружением и развитием страны. Одним из элементов такого диалога может стать и настоящая конференция. Цель такого диалога – возникновение в российском обществе стратегического субъекта технологического развития.

Сектор высоких технологий во всем мире предполагает высокие риски. Они возможны только, если низки транзакционные издержки. И будущему субъекту действительно предстоит их сделать малыми в России. При нынешнем положении дел, когда «черный откат» по ряду проектов доходит до 50%, технологическое развитие просто невозможно, а его имитация не улучшает, а ухудшает ситуацию.
Принцип наблюдаемости и социальной рефлексии. Для управления технологическим развитием необходимо представлять текущее состояние объекта управления, вектора происходящих в нем изменений, а также рефлексия, обеспечивающие обратную связь и позволяющие корректировать управляющие воздействия.

Слабым звеном в управлении наукой и образованием в современной России является отсутствие информации о проектах, которые могут быть выполнены, уцелевших в ходе реформ коллективах, о конкретных моделях, которые могут сыграть важную роль в технологическом развитии страны.

Кроме того, принципиально важны и планы, и отчеты государственных структур, решающих проблемы, связанные с технологическим развитием. Это позволяет и самой организации, и экспертам, и другим структурам конкретно и предметно анализировать ее деятельность и предлагать меры по ее совершенствованию. К сожалению, государственные доклады большинства ведомств носят декларативный характер. Части, посвященные прогнозу, планам действий (не говоря уже о политике министерства) и анализу итогов работы в них просто отсутствуют. Механизм внутриведомственной и государственной рефлексии в целом развален. Путь в будущее требует его восстановления.

Сейчас в Министерстве науки и образования возник своеобразный барьер. Барьер между декларируемыми Президентом РФ приоритетами, связанными с инновационной экономикой, наукой и образованием, с од-ной стороны, и решениями министерства, с другой (достаточно напомнить одиозную концепцию, принятую на коллегии Министерства науки и обра-зования РФ 02 сентября 2004 года, предусматривающую сокращение числа вузов и исследовательских институтов, находящихся на государственном финансировании примерно в 20 раз).

Барьер возник между ректорским корпусом, профессорско-преподавательским составом, студенчеством и школьными учителями и между ответственными работниками министерства, предлагающими «экспериментировать» и уничтожать научно-образовательную базу технологического развития (единый государственный экзамен (ЕГЭ), государственные именные финансовые обязательства (ГИФО), профильная средняя школа, переход к системе «бакалавр–магистр», ликвидация основной части военных кафедр).

Технологическое развитие России потребует намного более эффективной системы управления наукой и образованием, а, следовательно, и ликвидации данного барьера и обеспечения намного более высокой прозрачности деятельности министерства, чем та, которая имеет место в настоящее время.

Принцип научности. Технологическое развитие должно опираться на работу ряда мозговых центров, располагающих математическими мо-делями, необходимыми информационными потоками, методиками прогноза и корпусом высококвалифицированных экспертов.

Российская цивилизация располагает очень небольшими ресурсами, по сравнению с другими цивилизациями, для технологического рывка. Этот рывок, будь он предпринят, потребует сверхусилий. Чтобы они не были растрачены впустую, требуется эффективное и точное управление. Последнее в современном мире предполагает структуры, обладающие способностью прогнозировать на основе формализованных моделей, междисциплинарных подходов и заниматься стратегическим планированием.

Если в XX веке развитые государства, претендующие на место в истории, стремились к ядерному оружию, космическим системам и надёжным шифрам, то сейчас к этому добавились системы прогноза, мониторинга и «проектирования будущего». Всего этого в России на необходимом для государства уровне пока нет. Попытки научного сообщества продви-нуться в этой области пока блокируются. Технологическое развитие требует изменения этой ситуации.

Идеи технологического развития пока не находят поддержки в государственном аппарате не только в силу его высокой коррумпированности, но и в силу низкой квалификации государственных служащих. Самоорганизация вокруг проекта технологического развития требует некриминальной основы, людей, связывающих свои интересы с благом России и доста-точно высоким профессиональными качествами. Им предстоит создавать новое, начинать большой российский проект. В России пока не организована серьезная подготовка специалистов по государственному управлению, в частности связанному управлением технологическим развитием и инновационными процессами, начиная с уровня начальника отдела и выше (хотя, справедливости ради, следует сказать, что сам термин инновационное государственное управление уже появился). Более чем десятилетние попытки переименовать Российскую академию государственной службы при Президенте РФ в Российскую академию государственного управления пока блокируются. Не удалось пока организовать в стране и подготовку инновационных менеджеров. Занимаясь всерьёз технологическим развитием, такое положение дел тоже придется менять.

Принцип приоритета информационного управления. В ближайшей перспективе стимулирование самоорганизации в технологической сфере требует, в первую очередь, большого российского проекта, мечты о будущем, вовлечения его в орбиту широкого круга специалистов, переориентации общественного сознания на будущее.

В самом деле, возможности организационного управления техноло-гическим развитием ограничены – нет соответствующих задаче организаций. Управление материальными ресурсами также затруднено в отсутствие плана и организации. Кадрами пока также управлять трудно, так как не ясны, ни участники, ни контуры будущего дела.

И главное в технологическом развитии будущей России сейчас решается в пространстве смыслов, ценностей, представлений о желаемом будущем, об образе себя. И именно в эту сферу в ближайшее время должны быть направлены главные усилия, связанные с технологическим развитием.

Будущих командиров и руководителей учат, что во многих случаях отсутствие какого-либо решения хуже, чем неверное решение.

Хочется думать, что с принципами прогнозирования технологического развития ситуация такая же. Надеюсь, что сформулированные принципы станут объектом заинтересованного внимания и обоснованной критики.

У России очень мало времени. И ни один шанс не должен быть упущен.