АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«НАУЧНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ ТЕХНИКИ И ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА ГОСУДАРСТВА: РАДИОЛОКАЦИОННАЯ СИСТЕМОТЕХНИКА» 
В.Г. Горохов

В.Г.Горохов, профессор, ведущий научный сотрудник Института философии РАН

Наука и техника приобрели решающее значение в жизни человеческого общества. Их развитостью определяется сегодня в значительной степени место той или иной страны в мировой цивилизации. На них возлагаются надежды простых людей и правительств в разрешении многих насущных для человечества проблем. Отношения между наукой, техникой и обществом в последние десятилетия изменилось и теперь самой науке приходится доказывать обществу практическую результативность и необходимость своего существования, что делает невозможным замкнуться ей в узкие академические рамки и открещиваться от неспециалистов ссылкой на сложность и непонятность каждому стоящих перед ней задач и используемых ей методов.

Наука и техника приобрели решающее значение в жизни человеческого общества. Их развитостью определяется сегодня в значительной степени место той или иной страны в мировой цивилизации. На них возлагаются надежды простых людей и правительств в разрешении многих насущных для человечества проблем. Отношения между наукой, техникой и обществом в последние десятилетия изменилось и теперь самой науке приходится доказывать обществу практическую результативность и необходимость своего существования, что делает невозможным замкнуться ей в узкие академические рамки и открещиваться от неспециалистов ссылкой на сложность и непонятность каждому стоящих перед ней задач и используемых ей методов. Такие изменения характерны для мировой науки в целом, в том числе и для экономически развитых стран, а не только для России, где наука и техника больше не занимают того приоритетного положения, которое они имели ранее в Советском Союзе.

В последние годы интенсивно дискутируется вопрос о необходимости проведения различения между классическими фундаментальными и проблемно-ориентированными исследованиями, поскольку появляются новые формы знания, которые по способу своей организации не подпадают более под эту классификацию. Важнейшей организационной формой науки, которая пронизывает сегодня все исследовательские области и научные дисциплины, является «проектная» форма, означающая включение научной деятельности в заранее определенные временные рамки и делающая ее зависимой от других общественных сфер, эпизодической и принципиально незавершенной. Однако это не означает, что фундаментальные исследования исчезают с научно-исследовательского ландшафта. На Западе в последнее время провозглашается необходимость перехода от научно-технической и социально-экономической политики общества и государства, а также отдельных социальных институтов к политике в области знаний.

Становится необходимым долгосрочное планирование, которое должно относиться как к предвосхищению новых технических возможностей, так и к расчету и устранению рисков. А чтобы правильно решить эти задачи, государство будет вынуждено стимулировать научные и технические исследования. При этом недостаточно учитывается уже имеющийся исторический опыт организации такого рода исследований. Наиболее типичным примером такого рода государственной поддержки является, по нашему мнению, развитие радиолокации прежде всего в Великобритании, США, СССР и Германии.

Радиолокация по общему признанию историков возникла примерно в одно и то же время в различных странах — СССР, США, Великобритании, Германии — как ответ на четко определенный социальный заказ на создание новых типов радиотехнических систем — „радаров“, или радиолокационных станций (РЛС). Увеличение скоростей военных самолетов и развитие военно-морского флота потребовали и новых способов их обнаружения и навигации. Старая аппаратура — звукоулавливатели и прожекторные системы — для решения новых оперативных задач армии не годились. Поэтому перед инженерами и учеными была поставлена конкретная инженерная задача: проверить возможность использования радиоволн для обнаружения различных объектов и разработать соответствующую экспериментальную аппаратуру. Однако для ее решения необходимо было провести целый ряд новых научных исследований; поэтому были сформулированы сложные научные проблемы, в процессе разработки которых и сформировалось новое исследовательское направление в рамках радиотехники.

На примере развития радиолокации в Советском Союзе хорошо видно, какие последствия для развития новой научно-технической дисциплины может иметь массированная поддержка государства. Научные и технические предпосылки развития радиолокации в СССР были созданы до и во время Второй мировой войны, но действительное развитие как новая область науки и техники и главным образом как отрасль промышленности она получила в первые послевоенные десятилетия.

Стремительный рост промышленности, развитие массового производства стимулировали унификацию и стандартизацию аппаратуры и схемных решений, а также технической документации. Это оказало сильное влияние на совершенствование структурных схем теоретической радиолокации, формирование в ней нового однородного идеального объекта, облегчающего теоретический анализ и синтез различных технических систем типовыми методами, — идеальной РЛС. Становление радиолокации как новой области исследования в рамках радиотехники может быть также охарактеризовано следующим образом. Если на стадии формирования исследовательского направления радиолокацией занимались лишь отдельные разрозненные исследовательские группы и лаборатории, то в рассматриваемый период происходит стремительный количественный рост числа исследователей и разработчиков РЛС. Разработки, которые проводились ранее, характеризовались тем, что они осуществлялись разрозненными группами инженеров в различных странах, относительно изолированных друг от друга. С ростом их числа возникает необходимость централизованной координации проводимых ими исследований и разработок. К середине сороковых годов решается также задача систематической подготовки кадров для радиолокации, главным образом операторов и технического обслуживающего персонала. Организация подготовки исследователей и разработчиков относится к следующему этапу развития радиолокации как самостоятельной научно-технической дисциплины.

4 июля 1943 года, за день до начала битвы на Курской дуге, председатель Государственного комитета (ГКО) обороны Иосиф Сталин подписал постановление «О мероприятиях по организации производства радиолокационной аппаратуры», в соответствии с которым был образован Совет по радиолокации при ГКО, приступивший к созданию радиолокационной промышленности СССР, начато создание Всесоюзного института по радиолокации, Всесоюзного электровакуумного института, Центрального проектно-конструкторского бюро. 28 июня 1946 года было создано Министерство промышленности средств связи, куда вошли основные радиолокационные предприятия страны. Советом по радиолокации была выработана стратегия развития радиолокации и радиоэлектроники в стране, началась организация научно-исследовательских институтов, конструкторских бюро и заводов. Советом по радиолокации был разработан план, предусматривавший создание нового поколения техники. Совет Министров СССР утвердил этот план и 10 июля 1946 года принял постановление «Вопросы радиолокации», где были определены важнейшие задачи на пятилетний период с 1946 по 1950 год.

Предстояло решить главную задачу: перевести промышленные предприятия на серийный выпуск новой техники. Небольшие и немногочисленные заводы Наркомата электропромышленности не могли справиться с этой задачей. Образованные в 1944-1945 годах главные управления ряда оборонных наркоматов решали локальные проблемы. Как для атомной и ракетной промышленности, так и для развития радиолокационной промышленности необходимо было создать производственный комплекс в масштабах всей страны. Министерству электропромышленности были поручены разработка и производство наземных радиолокационных станций обнаружения, радионавигационных и других систем, Министерству вооружения — разработка и производство наземных радиолокационных станций управления огнем полевой и зенитной артиллерии, Министерству авиационной промышленности — разработка и производство самолетных радиолокационных систем, Министерство судостроительной промышленности приступило к освоению радиолокационных станций для Военно-морского флота. На радиолокационную тематику переводились три научно-исследовательских института и шесть особых конструкторских бюро Министерства промышленности средств связи, три ОКБ Министерства вооружения, семь ОКБ Министерства авиационной промышленности, два НИИ и три ОКБ Министерства сельскохозяйственного машиностроения, а также ряд научных организаций Министерства обороны.

Это было связано прежде всего с новыми политическими проблемами, возникшими после разгрома гитлеровской Германии между бывшими союзниками и началом «холодной войны». После Хиросимы и Нагасаки возникла реальная опасность транспортировки атомной бомбы вплоть до самой Москвы. Руководству Советского Союза и прежде всего Сталину, как Председателю тогдашнего Совета министров, и Л. Берия, как его заместителю, что без создания сплошной системы противовоздушной обороны Москвы, она практически остается незащищенной от такого рода нападения, даже если его признать число теоретическим, хотя политически только сама такая возможность уже играет огромную роль в политической расстановке сил в мире. Для организационного и финансового сопровождения решения этой сложнейшей задачи при Совмине СССР в июне 1946 года Совет по радиолокации был преобразован в Комитет по радиолокации при Совете Министров СССР (Спецкомитет № 3), наряду с уже существовавшими спецкомитетами, координировавшими создание атомной бомбы и ракетной техники.

В конце 1949 года Комитет по радиолокации был ликвидирован, поскольку руководство страны пришло к выводу, что для борьбы с представлявшей наибольшую угрозу высотной реактивной авиацией противника могут использоваться только комплексы зенитного управляемого ракетного оружия. Вскоре, однако, стало ясно, что создание таких комплексов и систем невозможно без участия значительного количества предприятий и организаций практически всех отраслей промышленности страны. В феврале 1951 года для координации этих работ было создано Третье главное управление при Совете Министров СССР. Третье главное управление (ТГУ) при Совете Министров СССР с задачей создания системы противовоздушной обороны обладало огромными возможностями. Со всей страны переводились в Москву лучшие специалисты. К решению этой задачи были привлечены наряду с известными учеными и инженерами также и в большом количестве молодые ученые и специалисты, дополнительным стимулом работы которых были благородные цели защиты отечества, а не нападения, как в первом и втором случае. «Разработка системы велась невероятными темпами: от начала выпуска технической документации до изготовления экспериментальных образцов проходило не более двух месяцев. Работали, как правило, допоздна, иногда — ночами и без выходных.»

«Расчеты показали, что для создания надежной системы круговой обороны Москвы от воздушного нападения потребуется 56 многоканальных зенитных ракетных комплексов с РЛС секторного обзора и пусковыми установками ракет, размещенных на двух кольцах. На внутреннем кольце, на расстоянии 45-50 километров от центра Москвы, было намечено разместить 22 комплекса, на внешнем кольце, на расстоянии 85-90 километров, — 34 комплекса. Комплексы должны были располагаться на расстоянии 12-15 километров друг от друга, так, чтобы сектор огня каждого из них перекрывал сектора комплексов, находящихся слева и справа, создавая сплошное поле поражения. Западный и северный сектора внутреннего кольца должны были иметь по шесть комплексов, внешнего кольца — по девять. Восточный и южный сектора внутреннего кольца — по пять комплексов, внешнего — по восемь. Дальняя граница зоны поражения средств, планируемых к размещению на внутреннем кольце, составляла 75-85 километров от центра Москвы. Дальняя граница зоны поражения средств, планируемых к размещению на внешнем кольце, — 110-120 километров. Позже, при передаче системы войскам, зоны ответственности всех полков были разбиты на четыре равных сектора, в каждом из которых находилось 14 зенитных ракетных полков ближнего и дальнего эшелонов. Каждые 14 полков образовывали армейский корпус. Система из 56 комплексов стала основой Первой армии ПВО особого назначения.»

Прецедентом создания такой системы было успешное функционирование в ходе второй мировой войны созданной в Англии с помощью США противовоздушной системы радиолокационной защиты. Российские ученые и инженеры имели возможность ознакомится с работой английских и американских радиолокационных станций СОН-2 и SCR -584 во время войны, поставляемых в Россию по лендлизу. Уже в конце и после войны они смогли познакомится с германской техникой (например, с системой зенитных управляемых ракет «Вассерфаль») и главное организацией промышленного производства и инженерными и научными разработками в этой области, осуществляемых германскими учеными и инженерами. Многие из них волей судьбы или по собственной воле были перемещены на территорию СССР и, несомненно, оказали большое влияние прежде всего в качестве экспертов, имевших на первых этапах большое (конечно же, косвенное) влияние на советских руководителей государства, чем свои собственные, которым традиционно недостаточно доверяли.

Созданное под техническим руководством С.Л. Берия СКБ-1 и научным руководством научного руководителя его дипломного проекта П.Н. Куксенко, состояло главным образом из германских специалистов на первых порах не имевших возможности общаться с российскими учеными и инженерами, которые образовывали отдельные исследовательские и проектные группы. Руководство ведущими отделами во вновь созданном на его основе КБ-1 заняли высшие офицеры КГБ, под бдительным контролем которых работали эти две независимые команды. Результаты их работы постоянно сравнивались и перепроверялись.

В конце 1949 года И.В.Сталин принял решение сосредоточить основные научные и конструкторские силы на разработке системы противовоздушной обороны г. Москвы «Беркут». Научно-исследовательская работа по обоснованию тактико-технических требований к противоракетной обороне района была завершена в декабре 1949 года, а в начале 1950-х годов на основе этой нее был проведен еще целый ряд исследований, но отечественная промышленность пока не готова решать задачи построения радиолокационных макросистем. 25 июня 1950 г. началась война в Корее. Вопрос об оказании военной помощи дружественной стране был решен Сталиным. Однако его беспокоили возможные последствия: как защитить Москву, если американцы решатся на массированные бомбардировки советской столицы в ответ на широкомасштабную помощь Северной Корее? Даже многократное увеличение зенитных средств по противовоздушной обороне Москвы по сравнению с годами войны теперь не исключало возможности прорыва ПВО всего лишь одним самолетом с атомной бомбой на борту. Стало со всей очевидностью ясно, что защитить Москву от налета современных средств воздушного нападения могло только зенитное управляемое ракетное оружие.

«Для решения поставленной Сталиным задачи была избрана уже проверенная атомной эпопеей тактика — по типу Первого главного управления при Совете Министров СССР, созданного для работ по советской атомной бомбе. В СССР было образовано Третье главное управление — ТГУ, возглавившее разработку первой зенитно-ракетной системы для Москвы. Управление возглавил Василий Рябиков, а его непосредственным куратором стал Лаврентий Берия. Головной организацией-разработчиком системы стало КБ-1 Министерства вооружений (ЦКБ «Алмаз»), преобразованное из Специального бюро № 1 (СБ-1). Начальник КБ-1 — им стал Амос Елян, получил ранг заместителя министра вооружения и возможность перевода в свою организацию кого угодно и откуда угодно. Целые выпуски институтов, высококлассных специалистов из любых организаций, в том числе и вывезенных из Германии немецких инженеров рассматривались на свободные вакансии. Техническими руководителями КБ-1 были назначены Павел Куксенко и сын Лаврентия Берия — Сергей. Создаваемая система получила обозначение «Беркут» - как считали сами ее создатели — по первым слогам фамилий ее главных «разработчиков» Сергея Берии и Григория Кутепова (представлявшего в КБ-1 интересы МГБ)».

В конце 1951 года для координации работ конструкторских бюро и заводов — изготовителей аппаратуры в КБ-1 была образована тематическая лаборатория по системе «Беркут». Обеспечить непроницаемость проектируемой системы ПВО Москвы предстояло двум кольцам зенитных ракетных комплексов, расположенным на расстоянии 50 и 90 км от центра города. Информацию о подлете самолетов должны были выдавать выдвинутые вперед радиолокаторы кругового обзора. Прорвавшиеся через оба кольца летательные аппараты подлежали уничтожению ракетами «воздух-воздух» специальных истребителей. Для наведения на цели зенитных ракет разрабатывались двадцатиканальные радиолокаторы Б-200. Перед каждым из них, на удалении от 1,2 до 4 км, должны были располагаться 60 стартовых столов, причем пусковые установки решено было разместить на расстоянии 300 метров друг от друга. Для управления всей системой предусматривалось создание центрального, запасного и четырех секторных командных пунктов, поэтому предстояло построить восемь технических баз для хранения и технического обслуживания боекомплектов зенитных ракет, около 500 километров бетонных дорог, шестьдесят жилых поселков. Испытания проводились с октября 1951 по сентябрь 1952 года, причем работа велась круглосуточно, в две смены по 12 часов. В 1953 г., после смерти Сталина, система «Беркут» была переименована в С-25. В декабре 1954 г. Государственные испытания были завершены, а 7 мая 1955 года постановлением ЦК КПСС и правительства система С-25 была принята на вооружение.

Только после смерти Сталина на руководящие должности пришли действительные разработчики и ученые, а германские специалисты прежде, чем отправились на родину, смогли непосредственно контактировать с российскими коллегами. Для решения поставленных правительством задач были привлечены лучшие научные и инженерные силы, с отличным финансированием (несмотря на трудности послевоенного времени). Были созданы новые или перепрофилированы исследовательские институты, конструкторские бюро и заводы. Кроме вышеуказанного КБ-1 теперь во главе с А.А. Расплетиным, за научное сопровождение проекта отвечал научно-исследовательский институт под руководством А.И. Берга (НИИ-20). Были основаны новые кафедры по радиолокации в МЭИ и МАИ, начали готовить специалистов в этой области как высшего, так и среднего звена.

Для обслуживания радиолокационных станций были созданы новые специально обученные войсковые подразделения, построены новые дороги (бетонка вокруг Москвы) и площадки для размещения РЛС и ракет. Начали организовывать серийный выпуск РЛС. Одновременно основательно развивался и поддерживался теоретический базис радиолокации: В.А. Котельников, например, разработал одновременно с Шэнноном статистические основы радиолокации и радиотехники, для координации научных разработок при Совете по радиолокации уже в 1945 году учреждается Научно-технический совет, а в 1946 году – информационный центр и начинает издаваться специальный журнал, публикуется целый ряд обзоров, выходят первые монографии. Центр проводит регулярные семинары и конференции по радиолокации.

Все это создало беспрецедентную базу для развития за кратчайший срок на самом высоком мировом уровне радиолокационной науки, техники и промышленности, которая в итоге стала основой развития новых информационно-компьютерных технологий.

После принятия в эксплуатацию системы круговой радиолокационной обороны Москвы в 1955 году была выдвинута новая задача создания и развития системы противоракетной обороны всей страны, решить которую стало возможным только благодаря тому, что уже были созданы научные, технические и производственные основы для этого на предыдущем этапе и работающие сплоченные коллективы инженеров и ученых, способных решать такого рода задачи. Было создано новое КБ, отделившееся от КБ-1 во главе с Г.В. Кисунько.

К сожалению, этот организационный опыт был до сих пор мало известен даже российским специалистам в силу условий секретности, но сегодня, когда завеса секретности постепенно снимается, он должен стать достоянием широкой общественности как образец долговременной и ориентированной на перспективу государственной поддержки науки и техники.

На этом этапе развития радиолокации происходит изменение парадигмы научного и инженерного мышления, развитие неклассической научно-технической дисциплины — радиолокационной системотехники, в которой электродинамическая картина мира замещается системно-кибернетической. Радиолокация попадает в новое семейство научно-технических дисциплин, имеющих системную ориентацию. В этот период в радиолокации начинают интенсивно использоваться наряду с методами других дисциплин системотехнические методы. Переход от классической радиолокации к радиолокационной системотехнике — это прежде всего переход от разработки отдельных радиолокационных станций различного назначения к созданию многофункциональных систем. Несколько РЛС, замкнутые на один пункт сбора и обработки информации, составляют радиолокационный узел; несколько таких узлов, обменивающихся информацией, образуют радиолокационную систему. Последняя содержит разнесенные по территории группы РЛС, устройства переработки информации и средства передачи данных. Радиолокационная система позволяет решать задачи, которые не под силу отдельным радиолокационным средствам.

При их проектировании также возникает целый ряд специфически системных проблем. Любая радиолокационная система является, в свою очередь, подсистемой более крупной системы — системы управления, которая входит в еще более крупную систему, например, навигационную.

Перечислим основные особенности радиолокационной системотехники как современной „неклассической“ научно-технической дисциплины, отличающие ее от „классической“ радиолокации. Радиолокационная системотехника, как комплексная научно-техническая дисциплина, отличается от классических технических наук тем, что она формируется нестандартным путем. В классических научно-технических дисциплинах техническая теория строится под влиянием определенной базовой научной (естественнонаучной или научно-технической) дисциплины и именно из нее первоначально заимствуются теоретические схемы и образцы научной деятельности. В случае развития современных комплексных („неклассических“) научно-технических дисциплин такой единственной базовой теории не существует, поскольку они ориентированы на решение комплексных научно-технических задач, требующих участия представителей многих научных дисциплин, группирующихся вокруг единой проблемной области.

При проектировании современных радиолокационных комплексов используются электротехника, радиотехника, теория автоматического регулирования, инженерная психология, вычислительная техника и другие дисциплины. Современные радиолокационные системы представляют собой сложные комплексы, включающие в себя помимо радиотехнических устройств самые различные типы механических блоков, оптические устройства, системы автоматики и вычислительные устройства, параметрические и парамагнитные усилители (применяемые для снижения уровня шума) и т.д. Их описание в виде кинематических, электрических схем, структурных схем теории автоматического регулирования и т.п. не укладываются в „универсальную“ онтологическую схему радиотехники — электродинамическую картину мира. Это и стимулировало переход радиолокации к системно-кибернетической онтологии. Синкретичность представлений современных комплексных научно-технических дисциплин, к которым принадлежит радиолокационная системотехника, выдвигает на одно из первых мест в них проблему синтеза используемых в них разнородных знаний, теоретических представлений и методов.

Однако в основе такого синтеза лежит сложная задача координации, согласования, управления и организации различных деятельностей, направленных на решение определенной комплексной научно-технической проблемы. В радиолокации одно из важных мест занимает исследование деятельности человека-оператора и проектирование пульта управления радиолокационной системой. Переход к автоматическому сопровождению и к автоматической обработке радиолокационной информации привел к необходимости исследования и проектирования деятельности все радиолокационной системы, т.е. алгоритма ее функционирования, часть которого может быть реализована оператором. Кроме того объектом исследования и проектирования становится не только создаваемая, но и создающая система. Сложный процесс координации разработчиков радиолокационной системы требует четкого описания этапов ее создания (алгоритмов разработки). Это облегчает организацию деятельности больших коллективов разработчиков. Другими словами, объектом исследования и проектирования становится сама инженерная деятельность.

Для „классических“ технических наук характерно тесное взаимодействие лишь с инженерным проектированием, которое непосредственно опирается и реализует теоретические схемы технической теории. В радиолокации важной составной частью и сложным видом инженерной деятельности, требующим высокой научно-технической квалификации, становится организация функционирования и технического обслуживания РЛС. Кроме того, процесс проектирования радиолокационной системы становится эволюционным и не прекращается со сдачей данного типа системы в эксплуатацию. Создаются даже „самосовершенствующиеся“ системы, которые целенаправленно наращивают свою структуру в зависимости от изменения окружающей среды. При разработке радиолокационной системы уже на стадии исследования и проектирования учитываются изменения характера „целей“, которые обусловлены многими социальными и экономическими факторами.

В современных „неклассических“ научно-технических дисциплинах, к которым принадлежит радиолокационная системотехника важнейшую роль начинает играть проектирование и имитационное моделирование на ЭВМ, позволяющие заранее, как бы в форме идеализированного (компьютерного) эксперимента проанализировать и рассчитать варианты будущего функционирования сложной технической системы. В радиолокационной системотехнике имитационное компьютерное моделирование используется как в процессе функционирования РЛС, например, для имитации „целей“, так и в ходе разработки системы, когда строятся модели проектируемых систем.

Вместо заключения: развитие радиолокационной науки и техники как предпосылка современной компьютерной революции. Методологический анализ развития теоретической радиолокации позволяет сделать следующие выводы относительно механизмов развития научно-технических дисциплин. На примере теоретической радиолокации видно, что эволюция научно-технической дисциплины связана с выделением новых исследовательских направлений и областей исследования в рамках семейства однородных дисциплин. Процесс формирования „классической“ технической науки происходит по схеме: „исследовательское направление — область исследования — научная дисциплина“. Такой способ образования новой научно-технической дисциплины связан с прогрессивным ветвлением базовой научной дисциплины (внутри данного семейства дисциплин), которое приводит к формированию сначала нового исследовательского направления, а затем и области исследования и дисциплины. На следующем этапе радиолокация попадает в новое семейство научно-технических дисциплин, имеющих системную ориентацию; втягивается в орбиту обслуживающих системотехнику дисциплин и в результате сама трансформируется в новое качество, новую комплексную научно-техническую дисциплину, включающую в себя в качестве основы проблемно-ориентированное исследование и системное проектирование.

Что же является в современных компьютерных технологиях радикально новым? По сути дела употребление термина «революция» является риторическим приемом и для описания развития коммуникационных и информационных технологий, как считает Б. Винстон в своей книге «Мультимедийные технологии и общество. История: от телеграфа к Интернету» его вообще не следовало бы употреблять.

Этот тезис хорошо иллюстрирует развитие радиолокации. Мы обычно идентифицируем разработку информационных и коммуникационных технологий с компьютерной наукой, но существует великое множество определений и мнений, что же такое компьютерная наука: одни считают ее фундаментальной наукой, другие – междисциплинарным научно-техническим исследованием, третьи – лишь новым названием кибернетики. Однако по отношению к кибернетике компьютер занимает такое же положение, как физические инструменты относительно физики, а современная компьютерная наука объединяет специалистов, работающих в области кибернетики, логики, психологии и лингвистики, математики и т.д., ученых и инженеров, исследователей и проектировщиков. К компьютерной науке относят информационные системы и средства коммуникации, средства автоматизации и контроля, средства математического моделирования и компьютерного эксперимента. Но по сути дела все эти проблемы возникли и решались первоначально в лоне радиолокационной науки и техники. Норберт Винер, отец кибернетики, разрабатывал во время Второй мировой войны проблемы управления зенитным артиллерийским огнем и многие понятия и идеи, введенные им в кибернетику пришли именно из этой области. .

После войны именно в рамках радиолокации были разработаны проблемы систем автоматического управления, компьютерного моделирования и системотехнического проектирования. Это было связано в первую очередь с тем, что в радиолокационных системах, связанных с противоракетной обороной, уже не оставалось времени для принятия человеком решений и система должна была автоматически реагировать на постоянно изменяющуюся обстановку, а возможные сценарии развития событий должны быть смоделированы заранее и зафиксированы в памяти радиолокационных станций. Сначала это были с современной точки зрения достаточно простые системы и устройства, но сама постановка такого рода задач заставляла разработчиков искать новые научные и технические решения, особенно для экстремальных условий защиты от ракетного нападения, в которых каждое неверно принятое решение, каждая ошибка могли стать роковыми не только для оператора радиолокационной станции, но и для всей страны. Кроме того, в отличие от разработки атомного проекта и ракетного оружия развитие радиолокации и основанных на ней систем сначала противовоздушной, а затем противоракетной обороны преследовало в большей мере благородные цели защиты от нападения, чем нападения или возмездия. Именно поэтому изучение исторического развитие радиолокационной науки и техники кажется нам особенно интересным для философско-методологического анализа.

Winston, B. Media Technology and Society. A History: from the Telegraph to the Internet. L. and N.Y.: Routledge, 2000, p. 2
J J O’Connor and E F Robertson. Norbert Wiener. - http://www-groups.dcs.st-and.ac.uk/~history/Mathematicians/Wiener_Norbert.html

Использованная литература:

  1. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ. ПОСТАНОВЛЕНИЕ № ГОКО-3683сс. 4 июля 1943 года. Москва. Кремль. О радиолокации. - http :// www . electronics . ru /197. html
  2. Дроздов Н.Д. Из истории создания системы противоракетной обороны в СССР. — Рукопись, 1 июня 1998 года.http://www.mai.ru/colleges/war/ballist/books/Drozdov-Fromhistory.doc
  3. Кобзарев Юрий Борисович (1905-1992). - http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kobzarev.html
  4. Конторов Д.С., Голубев-Новожилов Ю.С. Введение в радиолокационную системотехнику. М.: Сов. Радио, 1971
  5. Лобанов М .М. Из прошлого радиолокации: краткий очерк. М.: Воениздат, 1969
  6. Моделирование в радиолокации. М.: Сов. Радио, 1979
  7. Очерки развития техники в СССР : Машиностроение. Автоматическое управление машинами и системами машин. Радио техника, электроника и электросвязь. М.: 1970
  8. ПЕРВОВ М.А. ЗЕНИТНОЕ РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ СТРАНЫ . Интернет издание книги. Издательский Дом «АвиаРус- XXI », 2003 - http://www.aviarus-21.com/books/pvo/rus
  9. ПЕРВОВ М.А. СИСТЕМЫ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ РОССИИ» СОЗДАВАЛИСЬ ТАК. Интернет издание книги. Издательский Дом «АвиаРус- XXI », 2003 - http://www.aviarus-21.com/books/rko/rus
  10. Пролейко. О значении электроники. - http://www.electronics.ru/pdf/4_2003/10.pdf
  11. Радар в США: официальная история. М.: Сов. Радио, 1946
  12. Радар: официальная история. М.: Сов. Радио, 1946
  13. Смирнов С.А., Зубков В.И. КРАТКИЕ ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ВНИИРТ 1996 – http://pvo.guns.ru/book/vniirt/index.htm
  14. СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР. ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 1017 — 419сс от 13 мая 1946 г. Москва, Кремль. Вопросы реактивного вооружения. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО (особая папка). - http://rau-rostov.narod.ru/01/dokras/dokras1946_01.htm
  15. Теоретические основы радиолокации. М.: Сов. Радио, 1970
  16. Шембель Б.К. У истоков радиолокации в СССР. М.: Сов. Радио, 1977
  17. Ю.Мажоров. ЦНИРТИ – 60 лет. Этапы становления и развития. - http :// www . electronics . ru / pdf /4_2003/09. pdf
  18. Barton D. Radar System Analysis. N.J., Prentice Hall, Inc. Englewood Cliffs, 1964
  19. Kern U. Die Entstehung der Radarverfahrens: zur Geschichte der Radartechnik bis 1945. Stuttgart: Historisches Institut der Universitat Stuttgart, 1984
  20. Page R.M.. The Origin of Radar. N.-Y.: Anchor books douleday and Co, 1962
  21. Pavel Podvig. History and the Current Status of the Russian Early-Warning System. In: Science and Global Security, 10:21–60, 2002
  22. Radar. A report of science at war released by the joint board on scientific information policy for: office of scientific research and development, war department, navy department. 1945
  23. Radar. An official history of a new science with technical descriptions and glossary of radar terms. Britisch information services. An agency of the British government. Printed in USA, 1945
  24. Skolnik M. Introduction to radar systems. N.Y.: McGrow-Hill, 1962
  25. System engineering handbook / Ed. by Robert E. Machol, in coll. with Wilson P. Tanner, Jr., Samuel N. Alexander. — 1965
  26. Winston B. Media Technology and Society. A History: from the Telegraph to the Internet. L. and N.Y.: Routledge, 2000

При этом, однако, основное внимание уделяется первоначальному периоду ее развития до конца Второй мировой войны (см., например: Kern U . Die Entstehung der Radarverfahrens : zur Geschichte der Radartechnik bis 1945. Stuttgart: Historisches Institut der Universitat Stuttgart, 1984 ).

ПЕРВОВ М.А. ЗЕНИТНОЕ РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ СТРАНЫ . Интернет издание книги. Издательский Дом «АвиаРус- XXI », 2003 - http://www.aviarus-21.com/books/pvo/rus

ПЕРВОВ М.А. ЗЕНИТНОЕ РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ СТРАНЫ . Интернет издание книги. Издательский Дом «АвиаРус- XXI », 2003 - http://www.aviarus-21.com/books/pvo/rus

Михаил ПЕРВОВ. ПЕРВЫЕ ЗЕНИТНЫЕ УПРАВЛЯЕМЫЕ - http://warweb1.chat.ru/fzenitk.html

ЗЕНИТНАЯ УПРАВЛЯЕМАЯ РАКЕТА ШБ-32. ЗРК С-25 (Источник: В.Коровин «НЕ ТОЛЬКО В-300″, ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ №8, 2002). http://pvo.guns.ru/s25/shb32.htm V. Korovin, MIGHT-HAVE-BEEN OPPONENT. ARMS №3, 2002

Михаил ПЕРВОВ. ПЕРВЫЕ ЗЕНИТНЫЕ УПРАВЛЯЕМЫЕ - http://warweb1.chat.ru/fzenitk.html «Проект же будущей системы ПВО был воистину грандиозным. Обеспечить непроницаемость задуманной системы ПВО Москвы предстояло двум кольцам зенитных ракетных комплексов, расположенным на расстоянии 50 и 90 км от центра города. Информацию о подлете самолетов должны были выдавать выдвинутые вперед радиолокаторы кругового обзора. Прорвавшиеся через оба кольца летательные аппараты подлежали уничтожению ракетами «воздух-воздух» специальных истребителей. Чтобы иметь равнопрочную оборону, готовую отразить массовые налеты вражеской авиации на столицу СССР с любых направлений, задумали следующее: на каждом 10-15-километровом участке обоих колец должна быть возможность одновременного обстрела до 20 целей. Для чего, в свою очередь, надо на двух кольцах разместить свыше 1000 ЗРК с двумя радиолокаторами в каждом. Однако изготовить такое количество средств, разместить их на местности, укомплектовать квалифицированным персоналом, наконец, обеспечить управление боевыми действиями столь громоздкой системы, наладить ее непрерывную слаженную работу: Все это было практически неразрешимой задачей! … пришлось преодолеть массу трудностей, причем не только объективного характера. Одна из них заключалась в том, что первоначально у разработки было два главных конструктора — 54-летний радиоинженер Павел Куксенко и Серго Берия, сын всемогущего Лаврентия Павловича, который по непонятной причине безоговорочно принимал отнюдь не всегда дельные предложения немецких специалистов, вывезенных в СССР после разгрома гитлеровской Германии, и порой с порога отвергал идеи соотечественников … В начале 1955 г. закончились приемо-сдаточные испытания «Беркута» (правда, уже переименованного в «систему С-25″), который прослужил верой и правдой три десятилетия, защищая московское небо» (Александр Уткин. «Беркут», созданный «Алмазом» К.С. Альперович. Годы работы над системой ПВО Москвы — 1950-1955. Записки инженера. Алмаз медиа. http://www.almaz-media.ru/projects-1.aspx ).