Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«О ситуации в мировой и российской экономике, акценты проблем, возможные варианты их решений. С позиции актуальности «новых технологий управления экономикой» 
Д.И. Пунда

О новом качестве технологий управления. Современные высокоразвитые информационные технологии, средства коммуникаций, сетевые и иные инструменты сегодня уже не позволяют способствовать, как технологии обеспечения управления, адекватному прогнозированию и управлению в экономике. Такие формальные инструменты построены на основе существующих на сегодня математик, за пределы которых данное обеспечение управления не позволяет выйти. Под новыми технологиями управления понимается создание технологий, позволяющих добиваться больших возможностей управленцам в построении новых математик, чем это позволяют естественные (индивидуальные) познавательные способности человека. Создание и внедрение таких технологий актуально для современной сложной экономики.

Такие технологии реально получить, например, обеспечивая коллективное качество управления. То есть, «коллективное» не только благодаря коммуникациям (обменом пониманием, что сегодня и присутствует в управлении, в этом смысле индивидуальном на уровне мышления). Но и устойчивым оперированием (управляемой управленцами) системой и её моделями с разделением функций этого оперирования-управления на уровне мышления. Данная технология полагает построение таких гибких и не полностью определенных (как это и есть в реалии) представлений управляемой системы, которые устойчиво соответствуют пониманию. Поэтому данное построение отдается не столько экспертам (узким и глубоким в знании своих наук), а управленцам (при этом и способным интегрировать знания по многим актуальным дисциплинам, пусть и не так глубоко, как эксперты). Создатели таких представлений, кроме своего управленческого практического навыка должны уметь оперативно и предметно разобраться в любых науках, технологиях, которые могут быть актуальны и «влиятельны» в управляемой системе (с тем, чтобы можно в реальном времени учитывать влияние многих причастных дисциплин – делать представление интегральным, которым и призваны «успешно» оперировать управленцы, принимающие решения, параллельно тем, которые «назначены» строить представления).

Ситуация в мировой экономике. Существенно упала эффективность регуляторов рынка. Низкие прогнозируемость и управляемость принимаемых мер и инструментов. Данное падение началось ещё до текущего кризиса, начавшегося в 2008 году, когда о слабом регулировании в отдельных частях экономики свидетельствовало, например, падение эффективности антимонопольных поправок. Или когда относительно успешное ещё 10-15 лет назад совершенствование регулирования, — к примеру, в сетевом трейдинге, тарифах на энергоносители и связь, в телесетях или на рынках с крупными операторами, — теми же «нобелевскими» моделями Тироля или подобными инструментами, постепенно теряло свою эффективность. И тогда эти части рынка (предприятия, технологии рынка) из слабо регулируемых переходили в разряд нерегулируемых рынком вообще. И тогда же попытки улучшить регулирование сложных и активных финансовых инструментов, — упомянутыми инструментами Тироля, за несколько лет до начала кризиса, — оказались безуспешными.

Однако про такое падение эффективности «невидимой руки рынка», всегда работающей достаточно успешно на протяжении почти 300 лет существования свободного рынка, заговорили (ведущие эксперты и практики бизнеса), только во время протекания этого кризиса, когда расслоение, ресурсный рост крупного капитала стали очевидными, явными. Отметим, что основой (базовыми механизмами) регулятора свободного рынка являются самоорганизация операторов рынка, — в условиях свободы предпринимательства, частной собственности, главенства права и т.п., и самоорганизация общества, — формирование и активность норм и институтов регулирования, активность в экономике государства в «явных» кризисных ситуациях, «протестные движения» и т.п..

Резюмируем по поводу качества мировой экономики – есть явное, нерегулируемое и неуправляемое выкачивание ресурса из реальной экономики, в основном, в крупный капитал и финансовые инструменты. И от этого «перекос» в распределении ресурсов, как и расслоение, уже стал критично высоким. Он провоцирует не только рост коррупции, преференций капиталу, но и барьеры развития, тому же малому и среднему бизнесу (основному «носителю» в свободном рынке) – затратные барьеры, барьеры рисков, по оформлению и ведению бизнеса, коррупционные, даже социально-психологические (из практики социологии – расслоение более опасно социально, чем просто бедность). Так некоторое время назад ЕЦБ предложил банкам 160 млрд. евро для «улучшения их ликвидности» с целью увеличения кредитования малого и среднего бизнеса в зоне евро, но банки отказались, мотивируя высокими рисками этого бизнеса сегодня. Нужно сказать, что кроме этих рисков ещё есть более «уверенные» клиенты для банков – финансовые инструменты, особенно в периоды вливания средств на рынок, особенно как, к примеру, в начинающейся эмиссии в Европе сейчас, или закончившейся в США недавно.

Итак, основная проблема в мировой экономике – нерегулируемое выкачивание ресурса из реального сектора в финансовые инструменты и крупный капитал, и уже высокий уровень накопившегося у них ресурса. Варианты с «налогами на самых богатых», надзор над банками, благотворительность самых богатых людей и т.п. – это полумеры, которые не смогут реально устранить такой высокий уровень расслоения и, главное, существенно не смогут снизить выкачивание ресурса из реальной экономики.

Понятно, что для устойчивости любой формации нужен эффективный регулятор. В ранних формациях (имперских, феодальных и т.п., и даже общинных) таким регулятором было управление (и, конечно, «крепкий меч» в руках власти), отчасти и культура, правила морали или религиозные… Свободный рынок показал, что регулирование регуляторами такого рынка – более эффективно экономически, чем управление. И ещё понятно, что не все подчиняются и следуют требованиям «своего» регулятора. Есть и были привластные привилегии у отдельных персоналий или групп, на которых не всегда эти требования распространялись, есть коррупция, есть преференции крупному капиталу. В США эти требования выставляются своему малому и среднему бизнесу и бизнесу остального мира, но не всегда своим «приближенным и богатым» (о чем уже открыто пишут даже Рубини, Стиглиц, Кругман, Фрайден). Но наличие эффективного регулятора необходимо, в том числе и для «поддержания приемлемого для развития баланса» и упомянутого негатива для миропорядка. Сегодня такой эффективный регулятор, как «невидимая рука рынка» упал в своей эффективности в части рынка, уже ставшей значительной.

Какие ещё «новые модели миропорядка» могут быть для экономики? Ведь 300 лет свободного рынка показали его, в основном, безупречную организацию экономики (в той части, где эффективны регуляторы рынка, в том же малом и среднем производительном бизнесе). Есть часть рынка, которая из слабо регулируемой перешла в нерегулируемую. С этой частью «нужно что-то решать», а не пытаться найти сразу какую-то новую, знаковую и загадочную, которая «сразу всё разрешит», модель миропорядка, «общества развития» или «общества справедливости» (которые «ищут» активно и у нас, и на Западе, например, Морен, Валлерстайн, Глазьев, Фурсов, Хазин с Григорьевым и т.д.).

Российское правительство предложило антикризисные меры. Понятно, что просто распределением средств по статьям расхода на социалку, бизнес, инфраструктурные проекты и т.п., эта Программа не закончится. Она будет, скорее всего, дополнена конкретными мерами институциональными, надзора над расходами из бюджета и резервов, их оптимизации и предметной оптимизации статей бюджета, снижениями ставок и налогов и т.п. необходимым. Возможно, ещё дополнится и не совсем рыночными, но очевидно действенными инструментами, участием государства и т.п, в том числе и для «всё ещё активно рыночного» ЦБ РФ (который пока в совершенно нерыночной ситуации открестился рыночным подходом в конце прошлого года). Но даже если предположить, что за 1-3 года мы отладим, например, свободнорыночные основания, усовершенствуем государственную структуру управления (не говоря уже про варианты «антилиберальные» типа предлагаемого Глазьевым, или Делягиным, или коммунистами), то мы столкнемся с теми проблемами, с которыми столкнулся Запад и с которыми сегодня активно, но пока далеко не успешно он пытается бороться – с явной потерей эффективности регулирования знаковой частью рынка. С растущим расслоением, с выкачиванием ресурса из реальной экономики, с провокацией барьеров развития бизнеса. Причем, столкнемся не через1-3 года, а уже сейчас, в ближайшие месяцы, если сами не начнем эту проблему решать.

У нас в начале 1990-х не в рынке были проданы (распределены) государственные (то есть общие) активы, в рамках шоковой терапии, и в надежде, что рынок всё отрегулирует и создаст возможности для всех (пусть даже не в ближайшем поколении). Конечно, другое дело, что активы эти, особенно сырьевые, были очень высокие, они и создали, почти сразу, высокое расслоение, а это уже внесло и «существенный вклад» в формирование барьеров развития бизнеса, и коррупцию спровоцировало неимоверных размеров. В отличие от Польши с её более успешной шоковой терапией – мы не Польша, в которой такие активы, а, следовательно, расслоение и барьеры оказались существенно меньше. На сегодня это расслоение в существенной степени состоит из нерегулируемо выкаченного из реальной экономики ресурса, и выкачивание такое не падает, даже нарастает.

Предполагаемые варианты решения. Для ограничения выкачивания нерегулируемым,  то есть, нерыночным, образом ресурса из реальной экономики необходимо создать эффективное управление экономикой (и оно отличное, в общем случае, от управления корпоративного). Но не то, которое может обеспечить власть и эксперты (которое и пользуют обычно, и не только у нас, но и на Западе сегодня), или современные IT и т.п. технологии обеспечения управления, а более эффективное. Для снижения существующего расслоения, аналогично английскому прецеденту, как «возврат принесенного ветром» (когда в рамках закона, но не совсем в рынке были приватизированы существенные активы Англии, и по прошествии почти 20 лет удачные приобретатели активов вернули в казну значительные средства), нужно организовать банкинг беспроцентного проектного финансирования реального бизнеса (в том числе и новаций). Скупка акций банка крупным (в первую очередь, сырьевым из 1990-х годов) капиталом, и выдача этим банком кредитов с нулевым процентом. Нужно ещё участие управленческих возможностей этого крупного капитала в управлении таким инвестированием бизнеса (размеры скупки, законодательная для этого и работы банка база и т.п. – отдельный разговор, это предмет принятия решений на разных уровнях, и это более конкретный для регионов и для структуры таких банков предмет).

И для такого инвестирования могут понадобиться эффективные технологии управления -, в современной сложности и в сложности единого, как системы, инвестируемого бизнеса.

Что этот вариант дает. Ясно, что расслоение сразу не исчезнет, как и провоцируемые им барьеры. Даже рост расслоения (выкачивание ресурса) не пропадет тут же. Но такое снижение затрат бизнеса в части кредитных процентов до нуля уже даст (как собственные вложения) существенный сдвиг для конкурентного производства, импортозамещения. То есть, сегодня основной потенциал инвестиций в реальную экономику лежит не в резервах, не в ожидаемых доходах от будущих продаж сырья, а в крупном капитале и в финансовых инструментах, и происхождения он не рыночного, и рынком такой перекос распределения ресурса уже не отрегулировать. Его нужно направлять в реальную экономику, но делать это нужно оптимально, управляя этими инвестициями эффективно

Это, пожалуй, самый действенный вариант для формирования доверия и граждан к власти и бизнесу, и бизнеса к власти (о чем, об актуальной потребности такого доверия, говорят многие политики и эксперты, но предлагают неубедительные для этого меры).

Это и вариант увеличения производительности (о чем тоже сейчас много говорится, и к чему многие призывают), по крайней мере, существенно может увеличиться социально-психологическая составляющая роста производительности.

Кроме того, такие шаги, как «чисто экономической мотивации», актуальны и для Запада, для его решения проблемы падения эффективности регулирования свободного рынка. А этот контекст уже содержит «политическую составляющую» — консолидация (она же ещё и интеллектуальная и практическая конкуренция, здоровая) с Западом, которая сегодня тоже актуальна.

И самое главное – это даст реальные и эффективные инвестиции для развития нашей экономики.

В концовке. Следует обратить ещё раз внимание, что последний вариант-предложение возврата в реальную экономику нерыночно полученного ресурса, с его беспроцентным кредитованием актуального бизнеса и с эффективным управлением тем же (возможно) крупным капиталом, — это только одна возможность реальных действенных мер. Эти меры должны приниматься, как решения, с учетом интересов власти, бизнеса, общественности. Но базовым остается объективное представление сегодняшних проблем, их реальных акцентов – слабая адекватность прогнозирования и управления, падение регулируемости рынка, высокое расслоение и его рост, высокие и растущие барьеры развития. И даже английский прецедент тут не важен, не аргумент. Главное, что есть критичный перекос распределения ресурса, влияющий на экономику, — существенный ресурс сосредоточен в крупном капитале и финансовых инструментах, нерыночным образом «поступивший» к ним из реальной экономики, и который рынком уже не отрегулируется. Более того, этот ресурс в крупном капитале и финансовых инструментах – чуть ли не единственный реальный потенциал для восстановления и развития экономики, и у нас, и на Западе.

Более подробно по изложенной теме можно прочитать в ссылка на литературу.

Литература.

  1. В.Б. КЕШЕЛАВА, В.С. КУРДЮМОВ, Д. И. ПУНДА, «НОБЕЛЕВСКИЙ КОМИТЕТ: РЕГУЛИРУЕМ ЛИ СОВРЕМЕННЫЙ РЫНОК?». САЙТ «СИНЕРГЕТИКА» С.П. КУРДЮМОВА. http://spkurdyumov.ru/economy/nobelevskij-komitet-reguliruem-li-sovremennyj-rynok/, 09.11.2014
  2. В. И. АРШИНОВ, В. Г. БУДАНОВ, В. С. КУРДЮМОВ, Д. И. ПУНДА, «ЭФФЕКТИВНО УПРАВЛЯЕМЫЙ СВОБОДНЫЙ РЫНОК – ЕДИНСТВЕННЫЙ СЕГОДНЯ РЕАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА». САЙТ «СИНЕРГЕТИКА» С.П. КУРДЮМОВА. http://spkurdyumov.ru/economy/effektivno-upravlyaemyj-svobodnyj-rynok/, 08.12.2014