Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«О ПРИЧИНЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ» 
Ю.Н. Грымзин

Представлена гипотеза, объясняющая причину демографического кризиса в постсоветской России. Академик И.А. Гундаров ввел понятие фактора «ИКС», как неизвестную величину, определяющую демографический кризис. На основе теории самоорганизации И.Пригожина мной введена в анализ величина объясняющая парадоксы в демографической истории постсоветской России: производство энтропии – инфляции.

Представлена гипотеза, объясняющая причину демографического кризиса в постсоветской России. Академик И.А. Гундаров ввел понятие фактора «ИКС», как неизвестную величину, определяющую демографический кризис [1,2]. На основе теории самоорганизации И.Пригожина мной введена в анализ величина объясняющая парадоксы в демографической истории постсоветской России: производство энтропии – инфляции .

Считаю, что математическая величина — дифференциал производства энтропии – инфляции и является искомым фактором «ИКС».

Д.А.Медведев назвал демографический кризис в России национальным вызовом [1]. Государство предприняло в последнем десятилетии значительные усилия для вывода страны из глубокого демографического кризиса[1-6] и добилось существенных результатов. Однако, сложность проблемы дополняется тем фактом, что она не решена однозначно на теоретическом уровне. Например, в атласе [1] исследования демографов систематизированы на пять различных подходов к объяснению причин депопуляции в последние десятилетия в России.

В работах известного ученого Гундарова И.А. [2-3] показано, что катастрофическая депопуляция народов России в последние двадцать лет не имеет однозначного объяснения в рамках существующих демографических концепций.

«Мы провели комплексное исследование проблемы сверхсмертности и пришли к выводу, что известные медицинские факторы риска не играют в ней существенной роли» [2].

Для объяснения Гундаровым И.А. использованы факторы теории демографического перехода, факторы ухудшения экономического положения населения, факторы стресса из-за шокотерапии начала девяностых годов и другие факторы.

Однако действие указанных факторов до конца не проясняет ситуацию, особенно при использовании международных сравнений [2,3]. «Мы невольно пришли к выводу, что существует какой-то неизвестный современной науке фактор. Обнаружены его свойства: огромная скорость распространения на большие расстояния; он может синхронно действовать на удалении в тысячи километров; не действует на детей и почти не действует на стариков; в 3-4 раза к нему более восприимчивы мужчины, чем женщины; обладает влиянием почти на все болезни; может не только ухудшать но и улучшать здоровье. Например, с 1994 г. вдруг сильно упала кривая инфарктов, инсультов, самоубийств, психозов, отравлений алкоголем, заболеваний туберкулезом, дизентерией… Что может измениться на фоне ухудшения экономического положения?»[2].

Попытаемся ответить на этот вопрос на основе предположений сделанных в работах [7-11]. Пояснения приведены в приложении 1.

В 1993 году производная от производства энтропии-инфляции по времени ( dp / dt ) поменяла знак с плюса на минус ( dp / dt (1991-1992 г.г.) >0, а после 1992г. dp / dt < 0). Этим фактом можно объяснить такой резкий разворот тенденций в здоровье нации. Смотри рис.1.

Синхронность действия фактора «ИКС» на удалении в тысячи километров и огромная скорость распространения на большие расстояния объясняются динамикой информационных процессов. Результаты игры на биржах (курсы валют, цены) передаются со скоростью 300000 километров в секунду (мгновенно на расстояния в несколько тысяч километров), что и объясняет синхронность действия фактора «ИКС» на расстоянии в тысячи километров.

Реверс фактора «ИКС» («может не только ухудшать, но и улучшать здоровье») объясняется сменой знака производной от производства энтропии по времени после 1992 и 1998 годов(рис.1,рис.1а).

Рис.1 Динамика среднегодового уровня инфляции в Росии 1990-2011 г.г.

Рис. 1а Динамика среднегодового уровня инфляции в России 1996-2011 г.г.

Рис. 1б Динамика среднегодового уровня инфляции в России 2000-2011 г.г.

Хаотизация вследствие роста производства энтропии–инфляции существенно ухудшает криминогенную обстановку в стране, что в соответствии с законом духовно-демографической детерминации И.А. Гундарова сопровождается ухудшением демографической ситуации. Таким образом, производная по времени от производства энтропии–инфляции и является фактором процесса хаотизации в обществе. Хаотизация, впоследствии, приводит к росту преступности и депопуляции. С этих позиций можно объяснить парадоксы, установленные в работах [1-4].

«В 1921-1923 годах произошло резкое повышение рождаемости и снижение смертности.… Начался положительный естественный прирост населения»[2] Смотри рис.2 «Факт тем более удивительный, что в 1921 г. страну поразил неурожай вследствие засухи, приведшей в условиях послевоенной разрухи к многочисленным жертвам. К 1926 году суммарный коэффициент рождаемости превысил показатели 1913 года. Естественное воспроизводство населения увеличилось на 30 процентов» [2].

Рис.2 Динамика естественного прироста населения (сравнение представлено без учета возрастной структуры населения) [7].

1-Россия

2-Япония

«Невозможность традиционных объяснений значительного улучшения репродуктивного здоровья в 1921-1923 годах заставляет предположить действие благоприятных психогенных факторов. Доказательством тому служит спад преступности в четыре раза от уровня 1918 года и в два раза от уровня 1913 года. Вплоть до 1927 года отмечалось удивительное улучшение духовного состояния общества. Резко снизился коэффициент судимости по РСФСР, уменьшилось число психических заболеваний» [2].

Для объяснения парадокса двадцатых годов прошлого века используем понятие фактора «ИКС» = d р. Как видно из рис.3 на рубеже десятилетий величина p = ds / dt достигает максимума (гиперинфляция), а величина dp / dt меняет знак с плюса на минус, таким образом, социальная система попадает в область устойчивой эволюции в соответствии с выражением (1) приложения 1.

Рис. 3 Динамика среднегодового уровня инфляции в СССР — России 1910-2011 г.г. (кривая 1, 2 – участок современной стабилизации) и Японии (кривая 3).

Рис. 3а Уровень инфляции в СССР-России – кривая 1; 2 – Участок современной стабилизации; Уровень инфляции в Японии – кривая 3;

А семьи и индивиды как социальные и биологические самоорганизующиеся диссипативные структуры имеют условия для высокопродуктивного гармоничного развития, самоорганизации. «Но прошло совсем немного времени как все изменилось. Курс на индустриализацию и свертывание НЭПа начался с принятия решения о масштабной эмиссии. В 1926 г. Госплан назначил увеличение денежной массы на 76% при снижении оптовых цен на 8%. Уже к 1927-28 г.г. розничные цены отклонились от равновесных на 87%… началась инфляция, причем разная в регионах» [15]. Таким образом, величина фактора «ИКС» возросла от отрицательной до положительной величин dp / dt >0. На рис. 3 локальные возрастания производства энтропии-инфляции в 1927-28 г.г. и 1932-1933 г.г. не показаны. В 1932-1933 г.г. полное отсутствие продуктов питания у населения в регионах охваченных голодом соответствует величине производства энтропии-инфляции стремящейся к бесконечности. Дефицит продуктов питания в плановой системе назначения цен приводит к скрытой (подавленной) форме инфляции.

Эволюция в демографии усложняется, так как фактор «ИКС» вырос от отрицательной величины до положительной, что и отметил в своей работе академик Игорь Гундаров. «Вплоть до 1927 г. отмечалось удивительное улучшение духовного состояния общества» [2].

Рассмотрим другой парадокс проявляющийся при международном сравнении и описанный в работе [2].

«Мощным стрессогенным фактором в начале 90-х годов была скорость ухудшения условий жизни, к которой общество не успело адаптироваться. Насколько это потрясение предопределило динамику демографических процессов? Чтобы ответить на данный вопрос, мы решили поискать подобные случаи в истории. Да, они были, например, Великая экономическая депрессия в США. С 1929 по 1934 год в этой стране происходило приблизительно то же, что и в России начала 90-х. Экономический обвал, снижение промышленного производства почти на половину, безработица, обесценение вкладов, резкий рост уровня бедности, все это напоминало тогдашнюю ситуацию в нашей стране. Казалось бы, логично было ожидать что демографическая ситуация будет такой же. Но ничего подобного! Смертность в Соединенных Штатах продолжала снижаться, правда, рождаемость немного уменьшилась. Самоубийства выросли на 5-8 %. А у нас на 60%!» [2].

Для объяснения парадокса воспользуемся данными работы [9].

В соответствии с данными работы [9] дифференциал производства энтропии-инфляции был в США с 1929 по 1934 г. на несколько порядков меньше, чем в России 90-х. В нашей стране цены в годы кризиса многократно возрастали, а в США падали.

Индексы оптовых и розничных цен в годы великой депрессии в США (1967 г. -100 %)

Годы

1929

1930

1931

1932

1933

1934

1935

1936

1937

Оптовые

49,1

44,6

37,6

33,6

34,0

38,6

41,3

41,7

44,5

Розничные

51,3

50,0

45,6

40,9

38,8

40,1

41,1

41,5

43,0

Historical Statistics of the United States,-New-York,1989,P.199,210.

Табл. 1 процитирована из работы [9].

«Все годы великой депрессии и вплоть до 1943 г. розничные цены в США были значительно ниже уровня 1929 г. Максимум снижения этих цен – на 25,2% имел место в 1933 г. Докризисный уровень оптовых цен впервые был превышен лишь в 1942 г.» [9].

Таким образом из приведенных данных очевидно, что в условиях великой депрессии в США (с 1929 по 1934 годы) dp / dt <0. Всоответствие с теоремой Пригожина-Гленсдорфа выполняется условие эволюции (1). Смотри Приложение 1.

Напротив, в России начала 90-х dp / dt > 0. Более того dp / dt >>10. Эволюция существенно затруднена.

Итак в ситуации с международным сравнением, приняв, что «неизвестный науке фактор «ИКС» » = dp , можно объяснять парадокс противоположности демографических тенденций в условиях мощных стрессогенных факторов великой депрессии в США (1929 — !934 годы) и национальной катастрофы в России девяностых годов.

Следует учитывать при рассмотрении демографического поведения нации и продолжительность действия «неизвестного науке фактора ИКС».

В США (1929-1934 годы) эта продолжительность близка нулю в соответствии с данными табл. 1. Общая продолжительность депрессии по оценке работы [9] восемь лет.

В России «неизвестный науке фактор «ИКС» » действовал на протяжении десятилетий. Что видно на рисунках: 1, 1а, 1б. Повторение пиков уровня инфляции ( p = ds / dt от времени): в 1992г. цены выросли многократно (до 2700% в год); в 1998 году цены выросли почти в два раза (на 184,4% в год); в 2007-2008 годах на 13%.

Приведу еще одно международное сравнение: СССР (Россия) — Япония.

Для объяснения феномена катастрофического отставания россиян по ожидаемой продолжительности жизни от Японии и других развитых стран следует сравнить изменение производства энтропии — инфляции (рис. 3, 3а кривые 1 и 3).

Из сравнения хода кривых для России (1,2) и Японии (3) совершенно очевиден контраст в стабильном развитии в Японии, начиная с 1975 г. и постоянном уменьшении стабильности развития в СССР, завершившимся катастрофическими пиками для России, начиная с 1991г. Как я пояснял ранее, на рис. 3 локальные возрастания производства энтропии-инфляции в начале 1960 г.г. не показаны, т.к. имела место скрытая (подавленная) форма инфляции из-за дефицита на хлеб и другие продукты питания.

Очевидно, это расхождение хода кривых (1,3) и следует считать основной причиной отставания продолжительности жизни на год за каждые 2.5-3 года в интервале 40 последних лет. Очевидно также и то, что такой ход кривой 3 связан с конкретными действиями властей Японии и качеством процессов самоорганизации населения в ней.

Рост потребления алкоголя, как причина высокой смертности в Росси в период реформ, является следствием действия основных факторов: знака и величины дифференциала производства энтропии-инфляции, как показателей динамики общей хаотизации системы на макро и микро уровнях. Естественно, что столь значительные изменения P , dP / dt как в России в 1991-2000 г.г. соответствуют “коренному изменению жизни, наблюдавшемуся в России также во время “Хрущевской оттепели”, (приведшей к разрушению массовой идеологии), “фазового перехода” 1917 г. и отмене крепостного права в 1861г. Во всех перечисленных четырёх случаях наблюдалась особенно сильная, массовая алкоголизация населения.

Косвенным подтверждением, сделанного в настоящей работе вывода о существенном влиянии процессов инфляции на коэффициенты прироста и смертности населения, говорит тот факт, что в годы реформ наиболее пострадали когорты населения работоспособного возраста, имеющие прямую зависимость от инфляционных процессов. Пострадали индивидуумы стремящиеся получать монетарную прибыль, которую «съедала» инфляция. В это же время когорты населения (дети и престарелые люди) экономически наиболее уязвимые от фактического уровня состояния экономики страны и индивидуального уровня потребления продуктов питания, пострадали в меньшей степени. Из анализа этого факта можно предположить, что влияние ВВП на демографические процессы в указанный период времени было значительно слабее, чем влияние дифференциала производства энтропии-инфляции ( dp ), что и объясняет парадокс: «Венгерский крест» образовался на фоне роста ВВП, а «Русский крест» образовался на фоне падения ВВП.

Таким образом, из анализа, выполненного в данной работе, очевидно, что основной задачей на пути решения демографических проблем в России является стабильное развитие в экономике, политике и идеологии страны.

Важно учесть, что выявленная в настоящей работе закономерность в зависимости естественной прибыли (убыли) населения от величины и знака dP / dt (где P = dS / dt , S – энтропия-инфляция, определяемая ростом цен) также имеет универсальный характер, что прослеживается в истории Австрии, Италии, Бельгии, ФРГ в середине семидесятых годов прошлого века. Начиная с восьмидесятых, замедление естественного прироста населения происходит в Венгрии, Болгарии, Румынии, Чехословакии [7].

В предлагаемом объяснении фактора «ИКС» большое значение имеет закономерность между духовным состоянием социума и демографическим его поведением.

При этом духовное состояние измеряется при помощи криминальной статистики [2,3,4,19,21,22]. Действительно, высокое духовное состояние социума и его индивидов, соответствующее единой прогрессивной массовой идеологии обеспечивают когерентность поведения индивидов, что является причиной возникновения социальных самоорганизующихся диссипативных структур (сокращенно ССДС ). Семьи, коллективные хозяйства, советы по управлению; творческие, производственные, духовные, союзы [7,8]. Своей активной работой ССДС (от семьи и кооператива до государства и международных организаций) понижают производство энтропии–инфляции при условии согласованных действий в едином правовом поле. Снижение дифференциала производства энтропии-инфляции является положительным фактором в демографическом развитии социумов, увеличении коэффициента естественного прироста населения в конкурентной борьбе с другими факторами (факторы окружающей природной среды, размер популяции, ресурсные ограничения и величина размера внутреннего валового дохода на душу населения, уровень развития технологий, имеющиеся земельные ресурсы, менталитет, грамотность и другие факторы …).

Интересно наблюдать влияние изменения P и dP / dt на динамику криминогенных факторов.

Рис. 4 Процитирован из работы [22]

Так на рис.4 показано изменение уровней преступности и смертности в России в период с 1985 по 2004 годы. Аналогичные кривые построены в работе [22] для Украины, Беларуси, Таджикистана. Из графиков видна идентичность хода кривых преступности и смертности. Автором [21] установлена величина коэффициента корреляции величин в рядах преступности и смертности. Она превышает 0,9.

Рис. 5 Динамика инфляции, преступности и смертности в России.

На рис.5 построены кривые преступности и смертности для СССР и России по данным РОССТАТа с 1970 по 2010 годов. Ход кривых аналогичен кривым приведенным на рис.4. На рис.5 с целью выяснения влияния фактора экономики построены дополнительные кривые изменения уровня инфляции кривые 3,4,5. С целью более наглядного отображения влияния точек перегиба кривой уровня инфляции на изменения тенденций в преступности и демографии кривая изменения уровня инфляции разбита на временные участки (3, 4, 5). Участок 3 построен по данным РОССТАТа [20]. Уровень инфляции не превышает 5% в год во временном периоде с 1970 по 1989 годов (смотри подробнее на рис.6).

Рис. 6 Динамика среднегодового уровня инфляции в СССР — Росии 1965-1990 г.г. [20]

Участок 4 отображает гиперинфляцию 1990-1994 годов. Причем в 1992 году произошло резкое изменение знака производной от производства энтропии-инфляции по времени с положительной на отрицательную величину (смотри подробнее на рис. 7).

Рис. 7 Динамика среднегодового уровня инфляции в СССР — России 1965-2011 г.г.

Участок 5 с 1995 по 2011годы показан подробнее на рисунке 1а.

Из совместного рассмотрения хода кривых рисунка 5 следует, что росту преступности и смертности начала девяностых предшествовал рост уровня инфляции конца восьмидесятых, перешедший в гиперинфляцию 1991-1992 годов. В 1993 году произошло снижение уровня гиперинфляции. Знак производной dp / dt стал меньше нуля, что в соответствии с теорией И.Пригожина (смотри приложение 1) привело к снижению преступности и смертности (с временным лагом 1,5-2 года).

Однако в 1997 году вновь произошло резкое изменение хода кривой уровня инфляции (смотри рис.1а). Знак производной производства энтропии-инфляции по времени изменился с отрицательной величины на положительную. Это привело к росту преступности и смертности. Последующее изменение знака производной от производства энтропии-инфляции по времени после 1998 года привело к снижению преступности и смертности при увеличенных временных лагах.

Предложенная в настоящей работе гипотеза объясняющая парадоксы в постсоветской демографии дополняет и уточняет психодемографическую теорию И.А. Гундарова и снижает напряженность внутри современного научного материалистического толкования социологии, восстанавливая фактор первичности изменений в базисе (экономике) по отношению к надстройке (моделям и результатам управления качеством жизни). Установленная закономерность наблюдается как при социалистическом так и при капиталистическом общественном строе. Показано, что на этапе фазовых переходов в обществе более важен анализ влияния инфляционных процессов на социологию, по сравнению с влиянием величины традиционного для демографии показателя – внутреннего валового продукта на душу населения.

Приложение №1

Теоретическое обоснование закономерности динамики естественного прироста населения.

Для теоретического обоснования исследуемой выше закономерности в динамике естественного прироста населения использованы результаты теории самоорганизации Ильи Пригожина [13], [14].

Семья или домохозяйство является основной экономической ячейкой общества. Семья это совокупность лиц проживающих совместно, связанных родством и общим бюджетом [23].

В соответствии с рекомендациями ООН домохозяйство определяется как лицо или группа лиц, объединенных с целью обеспечения всем необходимым для жизни, т.е. совместным ведением хозяйства [23].

В настоящем исследовании мы дополняем определение семьи и домохозяйства понятием социальная самоорганизующаяся диссипативная структура (ССДС). Т.е. в моем понимании семья также является ССДС. По теории самоорганизации И. Пригожина для возникновения самоорганизующейся диссипативной структуры (СДС) необходимы:

  • постоянный приток отрицательной энтропии;
  • большие отклонения от равновесия;
  • нелинейность описывающих систему уравнений;
  • когерентное поведение подсистем (для ССДС индивидов);
  • усиление отклонений от не устойчивых состояний;
  • отбор и спонтанная самоорганизация;
  • условия эволюции по Пригожину и Гленсдорфу [12],[13], [14].

Пригожиным и Николисом показана возможность использовании теории СДС в экосистемах и социальных системах [14]. Очевидно, актуальной следует считать попытку применения теории самоорганизации ССДС и в демографии. Так в соответствии с теоремой выдающегося советского математика А.Н. Тихонова и синергетическим принципом подчинения выдающегося немецкого физика теоретика Германа Хакена долгоживущие параметры порядка подчиняют себе короткоживущие переменные. Так законы природы объективно влияют на объективные процессы всех уровней: верования, культура, язык, традиции; упорядочивают процессы жизнедеятельности всех социальных индивидов; частные и институциональные принципы и нормы, определяют согласованное поведение людей и характер их общей деятельности. Одновременно короткоживущие (обновляющие) параметры порядка: инициативы, инновации, связанные с ними решения и способы действий влияют на процесс формирования долгоживущих параметров [24].

Цитата из работы [13]: «Фундаментальная теорема Пригожина-Гленсдорфа утверждает, что при эволюции во времени к стационарному состоянию произвольной (линейной или нелинейной) системы с неизменяющимися во времени краевыми условиями выполняются неравенства:

Аналогия между понятием энтропии и экономическим понятием инфляция на протяжении многих лет постоянно обсуждается в научной литературе, например, в работе [10].

«Рассуждая подобным образом, многие приходят к выводу, что энтропию следует рассматривать как меру степени деградации, или диссипации, энергии, в результате чего она частично теряет способность превращаться в работу. Энергия Вселенной остается постоянной, но возможность ее использования уменьшается по мере возрастания энтропии Вселенной. Таким образом, энтропия представляет собой постоянно возрастающую сумму «задолженности» в расходной книге превращений энергии. Энтропия по отношению к энергии играет такую же роль, какую инфляция играет по отношению к валюте – то есть обесценивает ее. Итак, если энергия является мерой способности системы к совершению работы, энтропия является мерой того, насколько эта способность «обесценилась» или вообще оказалась утерянной».

В работе [11] В.И Молчанов на основе исследований энергетики природных процессов и используя фундаментальный в теории познания принцип аналогии (деньги — энергия движущая рынок) вывел, что «инфляция подобна энтропии – процессу превращения теплоты в такую форму энергии, которая не способна совершать работу». «Инфляция – это энтропия в товарно-денежном обороте, т.е. превращение денег в ценности, не обладающие платежеспособностью».

Рис. 8 Динамика брачности, разводимости, уровня инфляции в СССР- России. Браки – кривая 1, Разводы – кривая 2, Результирующая кривая (браки минус разводы) – кривая 3. Уровни инфляции (в разных масштабах) показаны кривыми: 4,5,6,7. В реальном масштабе кривые смотрите на рисунках 6,7,1а,1б соответственно.

Многие решения принимаемые индивидами в процессе самоорганизации семей зависят от ценовых изменений в экономической среде. Так на рис.8 по данным РОССТАТа построены кривые: брачности, разводимости и кривая прироста разводимости над брачностью (брачность минус разводимость) (кривая 1,2,3 соответственно). Важно отметить, что в начале 90-ых происходит пересечение кривых 2 и 3. Величина разводимости начинает превышать величину прироста. Причину такой динамики полностью объясняет рост уровня инфляции до 1992 г. — dp / dt >0 (период гиперинфляции). Изменение уровня инфляции отражают кривые 4,5,6,7 построенные на этом же графике, в разном для временных интервалов масштабе. Из совместного рассмотрения хода кривых следует, что резкий рост уровня гиперинфляции до 1993 года вызвал рост разводимости (локальный максимум А). Последующие изменения знака dp / dt после 1992 года привело к снижению разводимости (локальный минимум В). Однако последующий рост инфляции (дефолт 1998 года) привел к повторному росту разводимости (локальный максимум С). Аналогичное образование на кривой экстремумов Д и Е в следствии роста инфляции по причине мирового кризиса 2007-2008 годов (см. участок кривой уровня инфляции 7 в увеличенном масштабе, подробнее на рис 1б).

Таким образом в настоящей работе, а также в работах [7],[8] статистически установлена и теоретически обоснована неизвестная автору ранее закономерность динамики естественного прироста населения в странах с развитой и развивающейся экономикой, заключающаяся в том, что величина и знак производной от производства энтропии-инфляции по времени определяет тенденции в динамике коэффициента естественного прироста населения ряда развитых и развивающихся стран в широких временных интервалах, что обусловлено изменениями в процессах самоорганизации или хаотизации социальных систем, усилением развития или ослаблением развития социальных самоорганизующихся диссипативных структур (ССДС). Аналогичное влияние величины и знака производной от производства энтропии-инфляции по времени обнаружено на другие демографические показатели: разводимость, смертность, рождаемость, брачность; а также на показатели преступности, аварийности на транспорте.

Литература.

1. Атлас демографического развития России. \Научный совет по Программе Президиума фундаментальных исследований Российской академии наук.«Экономика и социология знания»\ Под ред. академика РАН Г.В.Осипова и проф. С.В.Рязанцева.-. :Экономическое образование .2009.-220 с.

2. Гундаров И.А.Рождение и возрождение. Фактор «ИКС». Дитя человеческое.-2009г№2\69\-с18-23.

3. Гундаров И.А.Влияние духовного состояния населения на динамику смертности в России. Философские науки .-2008-№3.с.97-106.

4. Крутов А.Г.Слово редактора. ФАКТОР «Х». Русский дом №11 2011г.

5. Капица С.Парадоксы роста. Законы развития человечества. -М. : Альпина нон-фикшн..2010-192 с.

6. Государственная политика вывода России из демографического кризиса. Под ред. Сулакшина С.С. -М.:ЗАО «Экономика», Научный эксперт,2007.-888 с.

7. Грымзин Ю.Н. Энтропия — инфляция и динамика естественного прироста населения. Федерация №1 2008г.

8. Грымзин Ю.Н. Энтропия-инфляция -индикатор устойчивости развития социальных систем. Социальные самоорганизующиеся диссипативные структуры \\ Федерация ,№4 2007г.

9. Афанасьев В.А Великие депрессии в США и России \Опыт сравнительного анализа\. Экономист №3,2002г.

10. Дж. Фен Машины. Энергия. Энтропия. М.Мир.1986г336с.

11. Молчанов В.И. Энтропия-инфляция и рост цен. \\Советская Россия.№61[12835],30 мая 2006г.

12. П.Гленсдорф, И.Пригожин .Термодинамическая теория структуры, устойчивости .и флуктуаций. М. УРСС,2003г.-280с.

13. В. Эбелинг Образование структур при необратимых процессах. М. «Мир» 1979г. 280 с.

14. Г.Николис, И.Пригожин. Самоорганизация в неравновесных системах. М.»Мир»,1979,512 с.

15. Р.Храпачевский История дороговизны в России. Журнальная версия»Русский фокус»,№6,23 апреля 2001г.

16. Вишневский А.Г. Демографическая модернизация России 1900-2000 г.г. М.: Новое издательство 2006г. -608с.

17. Рыбаковский М.Л. Программа действий по улучшению демографической ситуации. -М. Макс Пресс 2006г. 168с

18. Журавлев С. Разворот «русского креста».Эксперт №6, 2012г.

19. Население центральной России за полвека может снизиться вдвое. Интервью с Игорем Алексеевичем ГУНДАРОВЫМ.http://spkurdyumov.ru/uploads/2013/09/Gundarov.htm

20. Цены в России 2010 Стат.сб./Росстат-М.,2010.206С.

21. Игорь Гундаров. Либеральные репрессии в цифрах (часть 1). http://kommunar-press.ru/content/view/1959/36/

http://forum-msk.org/material/fpolitic/6057351.html

22. Максим Калашников. Либеральные репрессии в цифрах (часть 2).

http://rodina-zdraviy-smysl.ru/content/articles/4125/

23. Экономика народонаселения. Под редакцией И.А. Ионцева.-М.; ИНФРА-М, 2009г. -668с.

24. Романов В.Н., Саркисян В.Ю. Социальный ресурс динамического развития России.// Будущее России в зеркале синергетики. М. Ком. книга. 2006г.-272с.