АНО «Центр междисциплинарных исследований» (ЦМИ)
Russian
| English
"Куда идет мир? Каково будущее науки? Как "объять необъятное", получая образование - высшее, среднее, начальное? Как преодолеть "пропасть двух культур" - естественнонаучной и гуманитарной? Как создать и вырастить научную школу? Какова структура нашего познания? Как управлять риском? Можно ли с единой точки зрения взглянуть на проблемы математики и экономики, физики и психологии, компьютерных наук и географии, техники и философии?"

«ИННОВАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СОЦИАЛЬНОЙ САМООРГАНИЗАЦИИ» 
В.Е. Хиценко

Инновационная деятельность исключает стандартные решения, и прошлый опыт ограниченно полезен. Задачи такого уровня может решать лишь тщательно подобранная под конкретный проект группа специалистов. Но при этом взаимодействие в группе должно развиваться в согласии с принципами социальной самоорганизации

«Организованность убивает органичность»
Н. Бердяев

Инновационная деятельность исключает стандартные решения, и прошлый опыт ограниченно полезен. Задачи такого уровня может решать лишь тщательно подобранная под конкретный проект группа специалистов. Но при этом взаимодействие в группе должно развиваться в согласии с принципами социальной самоорганизации [3]. Именно устойчивая неравновесностьсамоорганизующихся систем гарантирует чувствительность и надежность в поиске оптимальных решений. Однако для становления и поддержки этого феномена нужна ювелирная точность координации процессов в условиях коллегиальности и автономии человеческой креативности. Лишь при этом кристаллизуется групповой интеллект, метаразум, соизмеримый по сложности инновационным проблемам современности. И вообще говоря, перед лицом грядущих цивилизационных кризисов нам не на что больше надеяться [5].

Рассмотрим соответствующие принципам самоорганизации методы поддержки творческих групп целенаправленного решения задач, техники культивации желательных тенденций.

Все мы помним легендарных руководителей крупных проектов, генеральных конструкторов, масштаб личности и научный авторитет которых счастливо совпадали с организаторскими способностями, с пониманием динамики человеческих отношений. Такие люди – большая редкость. Но можно представить себе совместную работу научного руководителя с координатором групповой самоорганизации. Этот специалист должен владеть всеми нижеописанными методами распознавания и координации самоорганизующих тенденций.

1. Культивация рекурсивного развития. Примитивный, линейный, инструментальный характер системотехнического подхода сменяется пониманием того, что управление в сложной системе – это поддержка рекурсивного движения к некоторому смыслу, к поведению, решению, свойственному системе [3]. Понятно, что возможен целый спектр таких собственных решений, свойственных конкретной группе, в ходе рекурсии он проясняется и уточняется конкретная цель. Это управление управлением. Рекурсивное развитие от достигнутого во многом направляется ожиданиями, предвосхищением результатов. При этом увеличивается зависимость последующих действий, сужается выбор, как коридор движения к решению задачи, к воплощению проекта, как собственного значения этой рекурсии. Руководитель проекта вместе с координатором самоорганизации обсуждают ход рекурсивных изменений, консультируются с другими участниками проекта, чтобы уточнить ключевые определения, контекст, чтобы почувствовать, догадаться «куда идем». Проводятся расширенные совещания по сути с той же целью. И уточняется характер координирующего вмешательства с целью повысить темп и надежность полезной тенденции, пресечь или хотя бы ослабить самоусиление тенденции, признанной вредной.

Полагаю, что для опытных и думающих руководителей ничего нового в этом нет. Будем считать это подтверждением правильности наших рассуждений. Новизна начинается при выборе средств координации. Как культивировать креативность? Как вмешаться в автономию отделов, какие структурные изменения и изменения правил дадут желаемый эффект? Ясно, что система поощрений и наказаний – слишком грубый инструмент для стимулирования интеллекта, для культивации творческой атмосферы. Посмотрим, что предлагает нам теория самоорганизации.

2. Координация в сети гомеостатов. Тотальная комплементарность, ответственная зависимость людей, связанных глобальной целью системы, создает команду. Неизбежные противоречия в локальных целях, в субъективных оценках, критериях и мотивациях дают жизнестойкость команды, как это ни парадоксально. Такой взгляд на социальную группу позволяет идентифицировать ее в виде сети гомеостатов [1,4]. Это устройства, взаимно удерживающие свои и, следовательно, чужие параметры и поведение в некоторых рамках, называемых гомеостатической областью. Причем дрейф поведения, да и самой области определяется характером этой взаимной параметризации, этой неустранимой зависимости, тлеющего конфликта. И именно этот конфликт поддерживает чувствительный баланс интересов, обеспечивая гибкость и адаптацию к обстоятельствам. Устойчивая неравновесность социальной группы обеспечивается: балансом между перспективными и текущими делами, внешней мотивацией и внутренней стабильностью, формой и функцией, коллегиальностью и подчиненностью, автономией и ответственностью и тому подобными противовесами. Сложность сети гомеостатов противостоит сложности задач.

В точно таком же ракурсе можно рассматривать закон необходимого разнообразия Эшби применительно к редукции сложности инновационных процессов. Управленческая кибернетика Стаффорда Бира утверждает, что выравнивание разнообразия достигается комбинированием методов сужения разнообразия проблемных ситуаций и методов расширения разнообразия наших вмешательств [1,4,6]. Динамический баланс этих двух средств выравнивания разнообразия, их гомеостатическое взаимовлияние регламентируется текущим состоянием, что и ограничивает амплитуду колебаний невыравненного разнобразия, риска потери управляемости. Мы то уступаем, приспосабливаемся к разнообразию обстоятельств, расширяя свои возможности, то ужесточаем свое отношение к обстоятельствам, сужая, частично игнорируя их вариативность. В инновационной группе можно усмотреть также гомеостаты типа “индивидуальная — групповая работа”, “быстрый результат — надежное решение”. Рассмотрев систему, проблему под этим углом зрения, мы увидим много других гомеостатов — узлов противоречий этой сети. Польза такого подхода несомненна.

Резюмируем — системная цель может достигаться усилиями полярных тенденций, противоположных по интересам людей и подразделений. На этом можно и нужно строить политику координации. Увеличивается контролируемая часть сложной проблемы, расширяются границы бесконфликтного, а значит, не требующего управления несовпадения мнений и действий. Следовательно, расширяются возможности поглощения разнообразия внешних ситуаций и внутренних обстоятельств. Расширяется диапазон той самой устойчивой неравновесности. Вместо бесполезной борьбы с негативной тенденцией нужно создать альтернативную и опекать затем гомеостатический баланс «добра и зла». Нет другого способа победить или координировать человеческую изобретательность кроме человеческой изобретательности. Вот конструктивный взгляд Бира на закон Эшби.

Координатор должен культивировать сеть гомеостатов, распознавать гомеодинамику сети, не допускать безразличной уступчивости, равно как и нарастания конфликта, вносить комплементарность и состязательность в отношения людей. Он должен объяснять и оправдывать жесткость этой по сути метасистемной деятельности заботой о жизнеспособности системы. Примечательно, что эту сеть социальной самоорганизации можно увидеть и в общественном устройстве, где стабильность и гибкость достигается в системе противовесов полярных сил: партий, классов, полов, поколений, религий.

3. Переговоры и рефлексивное управление. Координировать баланс противоречий можно и нужно в тщательно организованных переговорах. Переговоры, как важнейшая функция координации, повышают у участников сомнения в несомненности своих позиций и тем склоняют к компромиссам и соглашениям. Здесь предельно важны коммуникационные способности координатора. В ходе обсуждения уточняется смысл, который определяет, что является разумным вопросом и каков разумный ответ. Разнообразие возможных сценариев совещания и его результатов сужается быстро и необратимо, сжимаясь к собственному значению, свойственному конкретному составу участников, контексту проблемы, стилю обсуждения, опыту координатора, наконец.

Известный кибернетик Г. Паск [7, 8] трактует переговоры как попытку понять другие точки зрения, попытку договориться о значении, смысле проблемы. Мы пытаемся приблизиться к чужому видению ситуации. Оно не только не совпадает, но часто и не пересекается с нашим. И запускается рекурсия. Мы иными словами излагаем свои позиции, отходя незаметно от первоначальных представлений, пока не возникнет «резонанс». Это и есть соглашение по пониманию, которое мы фиксируем в протоколе. Происходит взаимная ориентация участников группы внутри постоянно согласуемой области, и процесс этот должен вести к общему для них отношению к обсуждаемой реальности, то есть, к смыслу сотрудничества. Происходит некоторая потеря индивидуальности, но в обмен на взаимо- и, что характерно, самопознание. Понятно, что понимание позиций собеседников необязательно ведет к их сближению, но выявляется все отчетливее источник противоречий. Ведь излагая взгляд на проблему, свою модель ситуации, мы дистанцируем свое представление, чтобы собеседники могли максимально к нему приблизиться. Совместно протекающая, групповая рефлексия по поводу субъективных рефлексивных схем неизбежно ведет к обобщению ситуации. Эта общая, разделяемая всеми часть представления о ней, как общий смысл, как результат обсуждения, существует теперь в метауровне независимо от нас.

В отечественных исследованиях этот рефлексивный подход интенсивно развивается последователями работ Щедровицкого Г.П. и Лефевра В.А. В статьях авторов сборников [9, 10] разрабатываются теоретические схемы и практические инструменты выхода на метауровень, приемы активизации рефлексии для успешности интеллектуальной работы. Многообразие подходов при идеологической общности этой школы вселяет надежду.

Польза взгляда на себя и группу со стороны несомненна. Вспомните зеркальные стены балетных классов, использование видеосъемки для совершенствования техники спортсменов. Это ускоряет достижение автоматизма и виртуозности физических навыков. Тот же эффект дает рефлексия для роста интеллектуального мастерства.

Координатор искусно выводит мышление на метауровень для конструктивного обсуждения индивидуальных моделей ситуации и их влияния на становление группового восприятия и общего смысла, на осознание процесса сближения точек зрения, увеличения области пересечения частных моделей. Как измерить это сближение, сжатие рекурсии к общему смыслу? В частности, могут быть полезными ранговые корреляции и так называемые индивидуальные профили, отражающие субъективную важность разных сторон проблемы. Они должны рекурсивно сближаться, и этот процесс можно и нужно координировать. Понятно, что эти профили никогда не сольются, да и не должны быть очень похожими. Образно говоря, необходима определенная разность потенциалов группового интеллекта, напряженность гомеостатической неуспокоенности, дающая ту самую неравновесную устойчивость.

4. Координация структурного дрейфа. Вышеописанные модели органично дополняются биологическими автопоэзийными представлениями [2]. Организацию живой системы называют автопоэзийной, то есть, самосотворяющейся из-за особой активности ее частей в сети их взаимного производства, что и поддерживает сеть, как нечто обособленное в пространстве, занимаемом частями. Иначе говоря, активность и связи частей организованы так, чтобы безостановочно обеспечивать их активность и связи. Такая эгоистичная до тавтологии самообращенность, закрытость только и может обеспечить жизнь. Великолепный пример – живая клетка. Операциональная замкнутость клетки, затем многоклеточного организма сменяется семантической замкнутостью информационного надындивидуального метауровня социальной системы [3]. Отсюда непостижимость и непредсказуемость процессов становления смысла социальных взаимодействий. Это “невидимая рука” Адама Смита. И опять же, только выводя групповую рефлексию на метауровень, совместно обсуждая рекурсивное становление смысла в меняющемся контексте, можно почувствовать, куда идет групповое решение, и повлиять на него.

Есть еще один конструктивный момент в автопоэзисе. В любой сложной системе, следуя этой теории, можно увидеть организацию, как идею и главные отношения, конституирующие и структурирующие систему, и собственно структуру, как текущие второстепенные связи, поддерживающие и сохраняющие организацию и меняющиеся в целях и в рамках этого сохранения, по сути сохранения смысла взаимодействия. Все это заметно в динамике социальной группы, в совместном онтогенезе, который мы осуществляем с другими людьми, непрерывно изменяясь в этом становлении социума, в структурном дрейфе, порождающем социальные явления. Механизмы и правила этих изменений структуры, точнее, гибкость правил, естественная или искусственно привнесенная, определяет возможности становления и поддержки самоорганизации. Это та же гомеодинамика, но в свете теории автопоэзиса. Координатор должен отслеживать и этот структурный дрейф и демонстрировать его в групповых обсуждениях, обогащая тем самым возможности рефлексии, образно говоря, добавляя еще одно зеркало.

5. Этичное “манипулирование”. Есть мнение о невозможности достигнуть желаемого эффекта, смысла системы, если он заявлен как цель. Известен психотерапевтический прием — намерение делать якобы не то, что на самом деле нужно. Мы подменяем страх чего-либо желанием этого, и фобия отступает, теряет силу. Главная цель достигается как побочный эффект движения к иной заявленной цели, как следствие намерений, а не их объект. Координатор должен мастерски комбинировать декларируемые второстепенные и скрытые главные цели управления.

Здесь возникает мысль об этической стороне такого управления, о безопасной степени доверия и подотчетности. Манипулирование людьми противоречит демократическим установкам современного общества, а в рассматриваемых инновационных задачах просто вредит автономии творческого подхода. С другой стороны, эти технологии манипулирования все более усложняются и теряют надежность в силу обучаемости «людей-инструментов» и непредсказуемости системных эффектов в усложняющейся сети человеческих отношений. Вместе с тем, история знает выдающихся личностей, которые чувствовали динамику связей между людьми и пользовались этим, комбинируя цели, нередко с пользой людям и делу. Правда, среди таких лидеров в основном пророки или позже причисленные к лику святых. Этот аспект поддержки самоорганизации, пожалуй, наиболее сложен.

Каждый участник встраивается в систему со своими целями явными или скрытыми, и координатор должен создать такую структуру (автономные сети взаимодействий, ориентированных на поддержку этой автономии и невозможные без нее) и обеспечивать такой дрейф структуры, чтобы общая цель, явная или скрытая, приближалась. Он должен видеть процесс трансформации точек зрения и корректировать контекст, контролируя сближение и опережая нежелательное нарастание различий. Именно так этот специалист по самоорганизации отслеживает становление общего смысла, как отношения к реальности, обсуждает этот процесс с участниками группы, разрывая семантическую замкнутость метауровня. Такова надсистемная роль координатора как регулировщика степени централизма системы, как формирователя контекста, как стимулятора активности рефлексии, как культиватора гомеостатического баланса полярных сил.

Координация такого уровня это процесс формирования сознания, придания человеческого смысла событиям и обстоятельствам, процесс формирования норм и правил, определяющих границы разумного поведения. В этой метасистемной деятельности координатора уместны все известные приемы и методы организации экспертных процедур и переговоров, алгоритмы ТРИЗ и управления проектами. Исключительно полезна модель жизнеспособной системы Бира [ 1, 4 ], его опыт управления большими системами, в частности, ситуационная комната с возможностью компьютерной имитации всех стадий проекта и оценки последствий принимаемых решений.

Напомним о необходимости оперативно и осторожно ограничивать автономию подсистем с целью противодействия губительной самоорганизации негативных тенденций, если они уже вырвались из гомеостатических областей и объятий. Структура должна предусматривать оперативный переход к централизованному управлению. К сожалению, могут опасно нарастать неисполнительность, паразитирование, коррупция. Могут наступать периоды, когда сложность группового взаимодействия сделает невозможным нормативное согласие, консенсус, и «нужно власть употребить». Кроме того, есть неоспоримые преимущества централизованных структур: скорость принятия решений, пусть не самых мудрых, но спасительных в экстренных ситуациях и, как хочется верить, в этих иерархиях более компетентные люди высших уровней существенно влияют на выбор и реализацию лучших решений. Так что фраза Н.Бердяева, вынесенная в эпиграф, сохраняет истинность, но органичность можно понимать по-разному, и человеческие проявления не всегда созвучны системной цели.

В общем, нужен метагомеостат для чуткого и безболезненного балансирования между авторитарностью и коллегиальностью, между гибкостью и стабильностью правил взаимодействия, правил структурных изменений, нужны безопасные технологии этого баланса. Методы и инструменты такой поддержки самоорганизации нужно создавать и апробировать в междисциплинарных научных лабораториях, возможно, в сетевых самоорганизующихся объединениях специалистов разного профиля.

Нужно готовить специалистов социальной самоорганизации — координаторов процесса становления общего смысла человеческого сотрудничества, формирователей контекста, социального метауровня, помогающих участникам проекта осознавать свое сознание и размышлять о своем мышлении, усомниться в несомненности собственного мнения и почувствовать креативную силу этой рефлексии. Затем процесс самоосознания становится привычным и необходимым, начинает формировать стиль мышления и общения в группе, повышая эффективность групповой рефлексии на пути воплощения инновационного проекта.

Литература

1. Бир С. Мозг фирмы.- М.: Комкнига, 2006.

2. Матурана У. Р., Варела Ф.Х. Древо познания. — М.: Прогресс-Традиция, 2001.

3.Хиценко В.Е. Самоорганизация: элементы теории и социальные приложения. – М.: Комкнига, 2005.

4.Хиценко В.Е. Социальная самоорганизация и управленческая кибернетика С.Бира. http://www.sim-mfti.ru/content/?fl=284&doc=1134

5.Хиценко В.Е. Феномен социальной самоорганизации http://spkurdyumov.narod.ru/Hits.pdf

6.Beer S. Diagnosing the System for Organisations. Wiley, Chichester, 1990.

7.Pask G. Conversation Theory. N. Y.: Elsevier, 1977.

8.Pask G. Developments in Conversation Theory: Actual and Potential Applications // Applied Systems and Cybernetics. Vol. III / G. Lasker ed. N. Y.: Pergamon Press, 1981. Pp. 1326-1338.

9.На пути к постнеклассическим концепциям управления / Под ред. В.И.Аршинова и В.Е.Лепского – М.: Институт философии РАН, 2005.

10.Рефлексивные процессы и управление. Тезисы V Международного симпозиума 11-13 октября 2005г., Москва / Под ред. В.Е.Лепского – М.: Институт философии РАН, 2005. (электронное издание) www.reflexion.ru